хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Винные мемуары-3, часть 14

Винные мемуары
Винные мемуары ч.2
Винные мемуары-3
Винные мемуары-4
Винные мемуары-5
Винные мемуары. часть 6
Винные мемуары. часть 7
Винные мемуары. часть 8
Винные мемуары. Часть 9
Винные мемуары. часть 10
Винные мемуары. Часть 11
Винные мемуары. Часть 12
Винные мемуары. Часть 13.
Часть вторая
Винные мемуары - 2. часть 1.
Винные мемуары - 2. часть 2
Винные мемуары-2 часть 3.
Винные мемуары-2. часть 4
Винные мемуары-2. часть 5
Винные мемуары-2 часть 6
Винные мемуары-2. часть 7
Винные мемуары-2 часть.8 (Новогодняя)
Винные мемуары-2 часть 9
Винные мемуары-2 часть 10
Винные мемуары-2 часть 11
Винные мемуары-2 часть 12
Винные мемуары-2 часть 13
Винные мемуары-2 часть 14
Винные мемуары-2 часть 15

Винные мемуары-2 часть 16
Винные мемуары-2 часть 17
Винные мемуары-2 часть 18
Винные мемуары-2 часть 19
Винные мемуары-2, часть 20 (внеочередная)
Винные мемуары-2 часть 21
Винные мемуары-2 часть 22
Винные мемуары-2 часть 23
Винные мемуары-2. часть 24
Винные мемуары-2, часть 25
Винные мемуары-2 часть 26
Винные мемуары-2 часть 27
Винные мемуары-2 часть 28
Винные мемуары-2, часть 29. Внеочередная
Винные мемуары-2 часть 30
Винные мемуары-2 часть 31
Винные мемуары-2 часть 32
Винные мемуары-2 часть 33
Винные мемуары-2 часть 34
Винные мемуары-2, часть 35
Винные мемуары-2: часть 36
Винные мемуары-2. часть 37
Винные мемуары-2, часть 38
Часть третья
Винные мемуары-3 часть 1.
Винные мемуары-3, глава 2
Винные мемуары-3, часть 3
Винные мемуары-3, часть 4
Винные мемуары-3, часть 5
Винные мемуары-3, часть 6
Винные мемуары-3, часть 7
Винные мемуары-3, часть 8
Винные мемуары-3, часть 9
Винные мемуары-3, часть 10
Винные мемуары-3, часть 11
Винные мемуары-3, часть 12
Винные мемуары-3, часть 13
Дополнения
Техническое сообщение к "Винным мемуарам"
Видеоприложение к "Винным мемуарам": Киев, 1994
Видеоприложение к "Винным мемуарам"
Фотоприложение к "Винным мемуарам" 2
Фотоприложение к "Винным мемуарам"-3
Фотоприложение к Винным мемуарам-4
В прошлой главе я остановился на том, как мы дружной компанией поехали на автобусе из Новосибирска в Боровое. Все, кроме Краснова. Краснов за свое безобразное поведение прошлой ночью был оставлен гнить в общаге. Этот тип, крепко спавший во всех местах нашего длительного вчерашнего загула, ночью как вампир, обретя силы и стремление к жизни, полез приставать к одной из наших девушек. Был вежливо, но решительно отвергнут, не успокоился и затаил зло. Дождавшись, когда обломавший его плод эротических грез уснул, коварно подкрался к постели и засунул жертве в трусы белую крысу. Был страшный скандал, Валера, по-моему, Краснову физически внушил, но я спал и спал крепко в другой комнате, поэтому обо всех этих ночных событиях узнал только на следующий день. Так что мы тронулись в путь, оставив в городе темное прошлое и подставив грудь явно светлому будущему.
В пьянках на природе есть что-то возвышенное. Много раз мог наблюдать насколько радостней и раскрепощенней напиваются люди на свежем воздухе. Пусть не лес, не поле, просто скверик или парк, даже обычный куст за оградой детской площадки придает винопитию оттенок вольнодумства и золотого полета творческой мысли. Каждое такое место добавляет простому потреблению спиртных напитков особый оттенок и накладывает на происходящее печать нечто большего, чем есть на самом деле. А как интересно проснуться в незнакомом месте под открытым небом и увидеть в высоко над головой яркие загадочно манящие звезды. У меня несколько раз в Москве были подобные переживания, и я никогда не забуду ночь на могиле Есенина на Ваганьковском кладбище или пробуждение в поле высокой травы возле кинотеатра «Победа». Ну и если скатиться с поэтических вершин в грязную реальность, то нужно еще и отметить неопровержимый факт - на природе можно выпить намного больше, чем выкушать за домашним столом.
Боровое нас встретило теплом и набором обычных для советского ведомственного дома отдыха удобств. Поскольку советская эпоха уже канула, а капитализм еще не выбрался из своей колыбельки, здесь присутствовала новомодная сауна, но топить надо было самим, поскольку кочегар взял за свой счет длительный запой и мог быть использован в деле отопления исключительно в качестве полена. Хозяйка, существо того неопределенного возраста, что наступает у тяжело работающих на производстве женщин где-то в районе пятидесяти пяти, выдала нам постельное белье и намекнула, что здесь именно от нее все зависит. Мы намек тут же расшифровали, и Валера поднес ей стаканчик за встречу. Женщина по мужицки лихо опрокинула в себя стопку и подобревшим голосом пообещала принести свежей рыбы, даров огорода и прочих сельских продуктовых радостей. Мы же принялись обустраиваться на месте.
В целях соблюдения приличий девушки заняли одну комнату, а мы другую. Наша была интересней, поскольку именно здесь в одной из тумбочек были сложены алкозапасы экспедиции. Пока девушки переодевались в подходящие одежды, мы приняли по сто пятьдесят за встречу. Вскоре нас прервали, поскольку женская половина решила заняться приготовлением обеда, а нам навязали разнообразные хозяйственные функции. Алкоголь был поставлен под запрет, поэтому я по-тихому ушел на бережок. Дом отдыха находился на самом берегу Обского моря, искусственном водообразовании подобном Братскому. На Братском море я бывал неоднократно – оно представляло собой мелкую большую лохань с водой, в которой обильно плавали бревна, ветки, кора и прочие отходы жизнедеятельности близлежащих лесопилок. На Обском море было намного чище. Я сидел на бережку, курил и наслаждался минутами отдыха, но был пойман, скручен и приписан к кухне.
Наконец мы сели за стол и смогли выпить уже на законных основаниях. На запах спиртного заглянула хозяйка и стала вести очень интересные разговоры. Точнее не разговоры, а монологи. В основном про свою жизнь и домочадцев. Истории ее были весьма любопытны, но довольно однообразны. Выглядели они примерно вот так:
- Была у меня кошечка. Машкой ее звали. Такая добрая тварь была, такая ласковая. Прыгнет, бывало на колени, ты ее раз погладишь, а она мурчит как заведенная. А как мышей ловила! И бурундуков душила изрядно. Потом лишай где-то подхватила… - молчание, - повесила я ее.
- Жил у меня пес, хорошенький такой. На Тузика отзывался. Тут ведь у нас деревня неподалеку, всякие люди ходят, а он все следил за двором, да чужаков гонял. Я души в нем не чаяла. Когда старый стал, начал ходить уже с трудом, больше не бегал, лежал весь день у крыльца. Дремал… - молчание, - застрелила я его.
- Как-то была у меня корова. Я ее Звездочкой звала. Хорошая корова, молока много давала. Другие коровы жрут сена и на тебя внимания не обращают, а эта всегда морду ко мне тянет, ждет, когда я ей почешу спинку… - молчание…
И тут Валера не выдержав, сказал:
– Зарезали вы ее.
Женщина удивилась:
- Почему зарезала? В колхоз продала, так как больше не было времени заниматься хозяйством.
Вот под такую беседу мы уничтожили первые три бутылки. Потом все вышли на берег. Валера как всегда занялся рыбалкой не забывая между делом приложиться к выпивке. Мы с Ильдаром тоже от него не отставали. К тому времени, когда первую звездочку затмили сотни ее товарок, все были уже очень пьяны. Девушки, которым пришлось за нами перемывать еще всю посуду, были в полсвиста, поэтому на Веру, как на единственную непьющую, легла основная тяжесть работы по дому.
Примерно часов в десять мы отужинали, и девушки решили идти спать. Сауна была отложена на следующий день. Мужская половина компании, к тому времени бывшая уже в дребезги пьяной не хотела так легко завершать вечер.
Мы решили боем взять их комнату. Мы бились о дверь как греки во врата Трои, но девушки крепко держали оборону. Наконец, уставшие Валера с Ильдаром ушли искать обходные пути, а я иссякший лег в дверях. Прошло какое-то время, и я сквозь полудрему услышал голоса: «Ну, что ушли?» - «Да, не слышно», - «Наверное, бухают у себя» - «Сейчас взгляну». Дверь приоткрылась, я, собрав все силы, юркой ящеркой проскользнул внутрь комнаты и заполз под ближайшую кровать. Услышав над головой крики «Тащи его оттуда!» я вцепился всем, чем мог в кольца пружинной кровати и замер как амазонский сомик Кандиру в мочевом пузыре. В поле зрения показались разнообразные женские ноги, затем чьи-то руки вцепились мне в тело и принялись извлекать из-под кровати. Я отбивался от врагов новоявленным Самсоном, орал дурным голосом и держался насмерть. Наконец чей-то голос произнес: «Да ну его, все равно кровать Веры, пусть она с ним и разбирается, а мы спать пойдем» и в комнате погас свет. Утомленный недавним сражением я, не разжимая пальцев от панцирной сетки, погрузился в дремоту. Где-то надо мной соблазнительно легло на кровать чье-то тело, я тихо плыл в объятиях сна, как вдруг раздался какой-то шум и меня пробудил гул голосов и яркий свет.
Осторожно выглянув из-под кровати, я увидел невероятную картину – в форточке торчал совершенно пьяный Ильдар, застрявший в своем прорыве как гоголевские бесы с криком петуха. Втащить его в комнату никому не хотелось, а выпихнуть наружу было невозможно. За окном невидимый Валера что-то кричал дурным голосом. Наблюдать все это было выше моих сил, и я отключился.
Утро принесло мне не только похмелье, но и шишку на голове, когда я, очнувшись, решил было подняться на ноги. Пружинная сетка резко пресекла мои попытки, заодно удивив своим наличием до изумления. Осторожно выбравшись наружу и не обращая внимания на расположенные вокруг меня девичьи тела, я пополз туда, куда меня звал инстинкт. На кухню. Там на столе находилась недопитая четвертинка коньяка. Она помогла мне справиться со вчерашним и уверенно посмотреть в сегодняшнее. Закусив остатками салата, я пошел в нашу комнату.
Валера спал мертвым сном, временами издавая странные протяжные звуки, напоминающие марсианское уханье. Ильдар наоборот спал тревожно, переворачиваясь с боку на бок. Внезапно словно почувствовав мое присутствие, он открыл глаза, окинул меня мутным взглядом и хриплым голосом произнес:
- Скажи-ка Игорь, ведь не даром, Москва спаленная «Далляром» кому-то отдана? – после чего снова забылся сном. Мне тоже было не легко, я выполз на крылечко и там, в полудреме дождался, когда проснулись девушки и занялись приготовлением завтрака.
Позже, после того как пробудились остальные, мы поели на веранде, приняли утреннюю порцию спиртного и отправились купаться. Мы с Верой взяли лодку и поехали кататься по протокам. Наш утлый челн медленно плыл среди камышей, Вера сидела, я греб, и все было хорошо до тех пор, пока мне в очередной раз не стало плохо. Я перегнулся через борт, не удержал равновесия и выпал.
Я плаваю плохо, ныряю, правда, хорошо, но с выныриванием у меня большие проблемы. Вот и в этот раз, упав за борт и погрузившись в воду, я начал яростно бороться за жизнь, поднимая огромные клубы ила в попытках выплыть. Воздух в легких был уже на исходе, когда внезапно кто-то потрогал меня за спину и спросил: «А что ты там делаешь?». Оказывается, в этом месте воды было меньше чем по пояс, и устав наблюдать мои странные телодвижения в воде Вера решила поинтересоваться, чем я там занят.
Пока я занимался исследованиями морского дна, остальные девушки решили поплавать у причала. Неожиданно к Валере подкралась отставленная им подруга и сбросила его в воду. Тот выбрался из пучины и укоризненно похлопал ее по филейной части, чем вызвал у объекта немотивированный приступ ярости. С криком: « я даже отцу подобного не позволяю!» она бросилась на Валеру разъяренным кабаном, но вовремя подставленная подножка заставила ее вновь рухнуть в воду. Так в брызгах воды Обского моря и закончились их взаимоотношения.
Поскольку некоторое время с разъяренными женщинами находиться было опасно, Валера с Ильдаром решили не тратить время даром, и ушли рыбачить. Валера обнаружил рыбное место и к нашему возвращению уже горделиво демонстрировал окружающим огромного свежепойманного судака. Он и должен был стать главным обеденным блюдом.
Пока девушки готовили рыбу к финальному заплыву, возле дома раздалось вежливое покашливание. Мы вышли наружу и увидели какого-то деревенского парня держащего под уздцы лошадь. Он окинул нас болезненным взглядом и произнес:
- К тетке заезжал. А у вас для поправки здоровья хотя бы грамм сто пятьдесят не найдется?
Мы переглянулись. Водки было не жалко: у нас непонятным образом оказался «малыш» паленой водки и пить ее никому не хотелось. Мгновенно созрело решение. Валера сказал селянину:
- Слушай, дай нам на лошади покататься, а мы тебе пузырь целый выкатим.
У парня загорелись глаза:
- Давайте пузырь, а лошадь можете хоть в жопу трахать.
На такой экстрим мы еще не были готовы, но вот покататься хотелось всем. Девушки вышли из кухни на шум и тоже выразили желание присоединиться к забаве. Тем не менее, прокатиться первым удалось именно мне.
Я до этого не катался даже на пони и о том, как ездить на лошадях знал только по фильмам. На удивление легко я забрался на это четвероногое животное, но вот насчет дальнейших действий у меня в голове был полный туман. Деревенский уже сидел на крылечке, наливая себе первый стакан. Я спросил совет у Валеры. Коварный Рожков сказал мне серьезным тоном:
- Если хочешь на ней поехать, ты должен сильно стукнуть ее ногами по бокам, а затем при помощи уздечки заставлять ее поворачивать.
Наивный Степанов послушался совета старшего, изо всех сил стукнул ее по бокам и через секунду обнаружил себя уже за воротами несущимся с бешеной скоростью по проселочной дороге. Седло было деревянным, и уже спустя пять минут я понял, что на задницах мушкетеров должны были быть ужасные мозоли. Чудом я сумел не выпасть из седла. Наконец после ряда лихорадочных экспериментов я разобрался с пультом управления лошадью, и даже смог повернуть ее в обратную сторону. На территорию дома отдыха я въезжал уже неспешно и горделиво.
Затем на несчастной лошади ездили уже все с переменным успехом. Тут Валере пришла в голову мысль, что неплохо бы для похода в сауну прикупить пива. Но где его взять в этой глуши? Пришедший уже в хорошее состояние гость сказал, что возле его деревни есть ларек, в котором торгуют разливным. Валера договорился с каким-то соседом, и мы поехали на телеге ведомые деревенским на лошади.
Новый знакомый не обманул – в чистом поле действительно стоял ларек, и действительно пиво в нем было. Скажу больше, лучшего российского пива я не пробовал нигде, чем в этом продуваемом ветрами заведении. Не веря, мы залили пиво во всю имеющуюся у нас посуду и тронулись домой. Валера спросил селянина, откуда здесь такое качественное пиво, на что тот ему ответил:
- Так ведь мы ему сразу сказали, будешь бодяжить – сожжем вместе с будкой…
Рыба получилась вкусной, в волнах вина и водки она благополучно достигла наших желудков. Теперь надо было задуматься о сауне. Надо отметить, что до этого момента в подобных заведениях я ни разу не был. После – сколько угодно и как-нибудь я даже уделю этой теме несколько полновесных глав. В 92 году сауны еще продолжали оставаться экзотикой, поэтому данный дом отдыха явно мог гордиться наличием у себя такой диковины. Поскольку кочегар продолжал надрывать себя запоем, то топить пришлось нам самим. Как все это протекало, лучше меня не спрашивать, ибо к тому времени я ходил уже в сумраке приближающегося обруба. Помню, что все было скромно: девушки парились первыми и отдельно, мы пили возле входа и беседовали. Нездоровый ажиотаж создавал лишь тот самый крестьянин, который так и не смог заставить себя оторваться от наших алкогольных запасов. Он уже давно расстался с лошадью, отправив ее искать дорогу к дому, и даже познакомил нас с некоторыми народными песнями, популярными в этих краях. Он тревожно старался заглянуть внутрь сауны, пытался найти какой-нибудь глазок в толстых стенах и все более вызывал в нас опасения за свою адекватность. Наконец девушки вышли, и мы заняли их места. Пива еще оставалось много, я наелся окончательно и через какое-то время буквально выполз из сауны наружу.
Затем минут через пятнадцать я обнаружил пропажу своей золотой цепочки, ворвался в сауну, устроил бучу. Ясно было, что с ней пошалил селянин, разыгралась бурная сцена, гость был изгнан и, по-моему, слегка побит. Мы отпраздновали остатками пива победу, а еще чуть погодя, я нашел свою цепочку. Возвращать крестьянина и извиняться было поздно – он уже давно ушел в свою деревню по следам лошади, поэтому мы вернулись в дом и выпили за счастливое разрешение возникшей ситуации. Потом я умер и что было дальше рассказать не смогу.
На утро нам нужно было возвращаться в Новосибирск. Нам – это мне с девушками. Валера с Ильдаром решили остаться еще на денек и добить запасы. Они так и сделали, Валера выполз в утро с бутылкой водки, показав нам на прощание сценку «отзовитесь, горнисты», мы распрощались и в тот же вечер уехали домой в Иркутск.
Это путешествие еще больше сдружило нас с Верой, а через месяц мы сблизились окончательно. Дальше была длинная история моего врастания в верину семью, растянувшаяся на полгода, история полная забавных анекдотов и веселых происшествий. Обо всем этом я расскажу как-нибудь в другой раз.
Прошло некоторое время, и я убедился, что чувства Веры по отношению ко мне сильны, и она действительно меня любит. Понял я это после одного случая.
У нас в городе очень любят собирать шампиньоны. Их много растет на набережной Ангары и в ее окрестностях. При удаче и сноровке можно за раз собрать большой пакет этих грибов. Как-то я решил утречком пойти и собрать шампиньонов на обед. Пригласил Веру, чтобы было веселее в поисках, взял лыжную палку, нож и мы вышли на охоту. Я упорно обходил все лужайки, смотрел возле каждого дерева и пня, но ни один гриб мне себя так и не показал. Я был в отчаянии, прошло уже почти два часа, а почина так и не было. Я вскричал от отчаяния: «Блин, что же так не везет!» и услышал тихий Верин голос «может быть, потому что еще март месяц…»

Tags: винные мемуары, дыбр
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments