хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Винные мемуары-3, часть 12

Винные мемуары
Винные мемуары ч.2
Винные мемуары-3
Винные мемуары-4
Винные мемуары-5
Винные мемуары. часть 6
Винные мемуары. часть 7
Винные мемуары. часть 8
Винные мемуары. Часть 9
Винные мемуары. часть 10
Винные мемуары. Часть 11
Винные мемуары. Часть 12
Винные мемуары. Часть 13.
Часть вторая
Винные мемуары - 2. часть 1.
Винные мемуары - 2. часть 2
Винные мемуары-2 часть 3.
Винные мемуары-2. часть 4
Винные мемуары-2. часть 5
Винные мемуары-2 часть 6
Винные мемуары-2. часть 7
Винные мемуары-2 часть.8 (Новогодняя)
Винные мемуары-2 часть 9
Винные мемуары-2 часть 10
Винные мемуары-2 часть 11
Винные мемуары-2 часть 12
Винные мемуары-2 часть 13
Винные мемуары-2 часть 14
Винные мемуары-2 часть 15

Винные мемуары-2 часть 16
Винные мемуары-2 часть 17
Винные мемуары-2 часть 18
Винные мемуары-2 часть 19
Винные мемуары-2, часть 20 (внеочередная)
Винные мемуары-2 часть 21
Винные мемуары-2 часть 22
Винные мемуары-2 часть 23
Винные мемуары-2. часть 24
Винные мемуары-2, часть 25
Винные мемуары-2 часть 26
Винные мемуары-2 часть 27
Винные мемуары-2 часть 28
Винные мемуары-2, часть 29. Внеочередная
Винные мемуары-2 часть 30
Винные мемуары-2 часть 31
Винные мемуары-2 часть 32
Винные мемуары-2 часть 33
Винные мемуары-2 часть 34
Винные мемуары-2, часть 35
Винные мемуары-2: часть 36
Винные мемуары-2. часть 37
Винные мемуары-2, часть 38
Часть третья
Винные мемуары-3 часть 1.
Винные мемуары-3, глава 2
Винные мемуары-3, часть 3
Винные мемуары-3, часть 4
Винные мемуары-3, часть 5
Винные мемуары-3, часть 6
Винные мемуары-3, часть 7
Винные мемуары-3, часть 8
Винные мемуары-3, часть 9
Винные мемуары-3, часть 10
Винные мемуары-3, часть 11
Дополнения
Техническое сообщение к "Винным мемуарам"
Видеоприложение к "Винным мемуарам": Киев, 1994
Видеоприложение к "Винным мемуарам"
Фотоприложение к "Винным мемуарам" 2
Фотоприложение к "Винным мемуарам"-3
Фотоприложение к Винным мемуарам-4

В одной из глав я уже рассказывал, как в наш магазин приходили разные девушки, привлеченные популярностью места. Они были разными – красивыми, страшными, умными, глупенькими, богемными, домашними, молодыми и постарше. Среди девушек попадались и весьма странные. Одна из них приходила к нам чуть ли не каждый день и приносила мне конфету. При этом она произносила «На, конфетку» заставляя меня чувствовать собачкой. Хорошо, что она при этом сама была страшненькой и подобные ее приколы вызывали у меня лишь смех, а не раздражение. Из Училища Искусств приходили богемные девицы, радовавшие своими неожиданными выкрутасами в области внешнего вида.
Среди всех этих девушек выделялась одна по имени Вера. Она была младше меня на семь лет и в отличие от остальных была молчаливой и предпочитала больше слушать, чем говорить. Меня это вполне устраивало, поскольку поговорить я люблю, а слушать не очень. На фоне ее очень энергичных подружек готовых стоять в магазине по часу и трещать о всякой ерунде громкими голосами, она смотрелась особенно выигрышно. Не то что бы я уделял ей особое внимание, но временами делал какие-то мелкие подарки из ассортимента магазина и допускал до беседы. И все.
Чем дальше, тем больше развивалось наше общение, не выходя, тем не менее, за рамки приличий. Как-то особо продвигаться в отношениях тогда мне не хотелось, поэтому, когда в разговорах возникла тема посещения какого-либо ресторана, я чуть было не затормозил. Потом подумал, что от меня не убудет, если я свожу девушку в ресторан и тем самым закрою тему. Так что я дал согласие, мы условились встретиться через неделю, и спустя пару дней благополучно забыл о своем обещании. За день до свидания я в очередной раз нагрузился на какой-то гулянке, поэтому утро дня Х было для меня мрачным и хмурым. Подруга напомнила, что я сегодня выгуливаю девушку. Я привел себя в порядок и побрел к месту встречи. Был январь месяц, стоял холодный зимний день. Я шел пешком, чтобы прийти в себя. Когда я добрался до назначенного места, мне стало чуть лучше. Теперь нужно было похмелиться и съесть чего-нибудь вкусного.
Вера уже ждала и мы, не мешкая, отправились в ресторан. Тогда (в 1991) самым популярным местом в городе был только что открывшийся китайский ресторан. Для провинциального Иркутска он выглядел экзотично, а его меню разительно отличалось от унылого общепитовского стандарта обычных местных заведений. Цены в нем были чуть дороже, чем в других местах, но это дополнительно привлекало публику. Со свободными местами там было напряженно, но утро воскресенья не самое ходовое время, поэтому столик я нашел без труда. Подошла официантка и принесла меню. Настала самая ответственная часть свидания. Нужно было сделать заказ так, чтобы девушка могла оценить широту и щедрость моей души.
Первым делом я заказал бутылку китайской водки «Великая стена» в фарфоровом сосуде, затем две порции свинины с арахисом в кисло-сладком соусе, китайские блинчики, фрикадельки в горшочках и еще много всякого, положившись на свой вкус. Я разлил по первой и…
Обнаружилось, что Вера не пьет. Совсем. Это был сильный удар, я лихорадочно налил себе вторую и закусил блинчиком. Это надо было перекурить, и я предложил Вере пойти выкурить по сигаретке пока не принесли основные блюда. Меня ждал второй удар – она не курила. Я понял, что попал в капкан.
Мы вяло беседовали, не помню, на какие темы, когда принесли основное блюдо. И тут мне был нанесен третий финальный удар. Вера не ела мяса. Совершенно. Этого я уже вынести не мог. Мне захотелось сразу встать и уйти. Но ведь нужно было доесть заказанное. У меня и так не было большого аппетита, а тут пришлось работать за двоих. Вера лишь милостиво согласилась съесть арахис из блюда со свининой. Я мрачно пил рюмку за рюмкой, уже даже не прислушиваясь к тому, что Вера мне говорила, страстно мечтая о том, чтобы это «свидание» поскорее закончилось. Непьющая, некурящая, не потребляющая мяса девушка меня пугала и казалась существом из фильмов ужасов. Водка туманила сознание, а еда, придавив похмельный желудок, заставляла его болезненно дергаться. Наконец сокращения желудка стали столь сильными, что мне пришлось стремглав бежать тошнить съеденным в туалет.
Вернувшись посвежевшим, я постарался завершить свиданку как можно быстрее. Вывел девушку на улицу, произнес традиционный набор приличествующих ситуации фраз и быстро распрощался, благополучно избавившись от заботы по доставке барышни до дома. Вернулся к себе и забылся нервным сном. Вера совсем не так представлявшая развитие этой встречи смертельно обиделась и долгое время со мной не общалась. Но видимо она не вняла ясному предсказанию судьбы, поскольку прошло какое-то количество времени и мы снова начали встречаться (с моей стороны уже чуть более осмысленно) и общаться по телефону, а в ноябре 1991 года наступил момент, когда я был приглашен к Вере на день рождения. Мне было позволено привести своих друзей, благо она через своих подруг их немного знала.
Ноябрь выдался холодным, вьюжным. Ко мне на точку пришли Рожков, Миляев и Семенов и мы согрелись парой бутылок белой. Надо отметить, что они пришли ко мне уже довольно раскочегаренными и, к примеру, Семенов был уже тих и сонлив. Я сделал им серьезное замечание за столь несерьезный подход к такому важному делу как поход в незнакомое место на ДР., но мне уже к этому времени самому стало вполне хорошо и равнодушно. Валера поддержал меня, сказав, что Миляев как человек галантный и общительный должен контролировать наши поступки. Тот сказал, что контролирует ситуацию, и мы тронулись в путь.
Когда мы подошли к дверям дома, было уже темно, а холод усилился. Валера предложил немного согреться, перед тем как войти в подъезд. Все были согласны. Мы быстро маханули грамм по сто и собрались, было зайти в дом, как обнаружили, что подъезд заперт. Я не был точно уверен, какой нам номер квартиры нужен, а чтобы звонить наугад еще недостаточно принял. На наше счастье к подъезду подошла пожилая женщина, подозрительно кося на нас глаз и внимательно принюхиваясь. Мы делали вид, что не при чем до того момента пока она не открыла дверь. Тут мы сразу ломанулись вслед за ней внутрь. Старушка напряглась так, что будь она в цепях, то путы легко бы разорвались от ее усилий, и спросила: «А к кому вы идете?» на что получила игривый ответ от Валеры «Не знаю, возможно, и к вам». Получив такой ответ она внезапно побелела и не по возрасту прытко рванула наверх. Мы устремились за ней вслед, сотрясая атмосферу темного подъезда обезьяним улюлюканьем. Преследование продолжалось до самого верхнего этажа, женщина, по-моему, уже подвывала в такт нашим крикам, когда внезапно открылась дверь одной из квартир и на пороге показалась Вера. Каким-то седьмым чувством она поняла, что вой из подъезда имеет прямое отношение к ожидаемым ею гостям, и поспешила наружу. Старуха крикнула «звони в милицию», но Вера мило улыбнувшись, сказала, что все в порядке, это к ней. Женщина посмотрела на нас всех безумным взглядом и скрылась за соседней дверью. Как потом оказалось, эта была Галина Сидоровна, местная достопримечательность, отравляющая жизнь соседям и окружающим, но после происшедшего у нас с ней никогда не наблюдалось стычек и конфликтов. Все-таки профилактика великая вещь.
Мы вошли в квартиру. Вера жила с родителями в старом сталинском доме, резко устаревшем и обесценившимся в нынешние времена под напором новых комфортабельных квартир, но тогда все еще производившем впечатление. Гости давно уже сидели за столами, родители Веры оглядели нас подозрительным взглядом, но ничего вслух не сказали. Надо признать, что мы представляли собой со стороны весьма странное зрелище.
Миляев ввалился в квартиру в чудовищной по размеру дохе, я щеголял огромными мохнатыми унтами, Валера как всегда был в какой-то синей штормовке, а на Семенове было бесформенное зимнее пальто. От нас пахло застарелым алкоголем и призраками прошлогоднего рождества. Мы разделись и прошли в комнату, где нас едва дождался накрытый стол. На столе была разнообразная еда, присутствовали и напитки, но не в том количестве, которое могло бы устроить пришельцев. Но у нас было с собой припасено несколько бутылок, которые Валера доставал из своей сумки в нужный момент времени.
За столом, кроме родителей Веры и сестры, находились ее подруги, все из тех, что регулярно посещали наш магазин и уже знали Валеру. Тот как раз приступал к их планомерному окучиванию, поэтому был особенно обходительным. Они не высказали никакого удивления нашим поведением и внешним обликом, но родители были явно напряжены. Чтобы расслабиться и немного снять напор недружелюбных взглядов мы выпили первую под холодец.
Постепенно наладилось общение. Миляев автоматически взял на себя функции тамады, Семенов как Пьеро читал свои скучные стихи, я травил анекдоты, в общем, всем нашлась работа. Верина мама продолжала буравить меня тяжелым взглядом, что я даже поперхнулся очередной рюмкой. Надо отметить, что подобная вещь в моем исполнении выглядит крайне неэстетичной и редко кто просит повторить ее на бис. Так что в черную книгу наших взаимоотношений будущая теща вписала первый черный крест.
Спустя какое-то время раздался звонок в дверь и на пороге появился Мишкин, барабанщик группы «Дребезги», известный городской сумасшедший. Я о нем уже писал, и буду писать еще, поскольку судебный процесс Мишкина против меня и газеты «Шарманка» стал самым смешным из всех, что когда-либо происходили в Иркутске. Но это уже произошло в 1995 и пока лежит вне границ нашей истории.
Я был удивлен тем, как Верина мать начала кружить возле новоприбывшего гостя. Он барственно внимал ее комплиментам, величественно принял чай и тарелку с тортом, и брезгливо отказался от предложенной Рожковым водки. Это был явно не наш человек и к тому же в отношении к нему меня начинали терзать смутные подозрения. Надо сказать, предчувствия меня не обманули, и я угадал: будущая теща видела именно в нем жениха для своей дочери, а моя кандидатура не приходила ей в голову даже в тяжелом послеобеденном сне. Поэтому не удивительно, что Мишкин интуитивно стал мишенью всех моих последующих острот. Я был в ударе и стремительно раскручивал его на драку, которая вполне бы могла стать украшением стола именинницы. Приятели, уловившие тенденцию, пытались спустить ситуацию на тормозах. Верина мать не замечала ничего, полностью поглощенная в заботы о госте. Я быковал, делал замечания типа «водку с нами не пьешь, а второй кусок торта уже хапанул» и т.д., но все понапрасну. Мишкин не поддался на мои провокации, доел торт, поглотил добавку и жеманно попрощался с хозяйкой. Мне осталось только приналечь на выпивку. Так состоялась моя первая встреча с родителями жены. Счет оказался 1:0, причем не в мою пользу. Дальше было хуже…

Tags: винные мемуары, дыбр
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments