хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Category:

Винные мемуары-3, часть 9

Винные мемуары
Винные мемуары ч.2
Винные мемуары-3
Винные мемуары-4
Винные мемуары-5
Винные мемуары. часть 6
Винные мемуары. часть 7
Винные мемуары. часть 8
Винные мемуары. Часть 9
Винные мемуары. часть 10
Винные мемуары. Часть 11
Винные мемуары. Часть 12
Винные мемуары. Часть 13.
Часть вторая
Винные мемуары - 2. часть 1.
Винные мемуары - 2. часть 2
Винные мемуары-2 часть 3.
Винные мемуары-2. часть 4
Винные мемуары-2. часть 5
Винные мемуары-2 часть 6
Винные мемуары-2. часть 7
Винные мемуары-2 часть.8 (Новогодняя)
Винные мемуары-2 часть 9
Винные мемуары-2 часть 10
Винные мемуары-2 часть 11
Винные мемуары-2 часть 12
Винные мемуары-2 часть 13
Винные мемуары-2 часть 14
Винные мемуары-2 часть 15

Винные мемуары-2 часть 16
Винные мемуары-2 часть 17
Винные мемуары-2 часть 18
Винные мемуары-2 часть 19
Винные мемуары-2, часть 20 (внеочередная)
Винные мемуары-2 часть 21
Винные мемуары-2 часть 22
Винные мемуары-2 часть 23
Винные мемуары-2. часть 24
Винные мемуары-2, часть 25
Винные мемуары-2 часть 26
Винные мемуары-2 часть 27
Винные мемуары-2 часть 28
Винные мемуары-2, часть 29. Внеочередная
Винные мемуары-2 часть 30
Винные мемуары-2 часть 31
Винные мемуары-2 часть 32
Винные мемуары-2 часть 33
Винные мемуары-2 часть 34
Винные мемуары-2, часть 35
Винные мемуары-2: часть 36
Винные мемуары-2. часть 37
Винные мемуары-2, часть 38
Часть третья
Винные мемуары-3 часть 1.
Винные мемуары-3, глава 2
Винные мемуары-3, часть 3
Винные мемуары-3, часть 4
Винные мемуары-3, часть 5
Винные мемуары-3, часть 6
Винные мемуары-3, часть 7
Винные мемуары-3, часть 8
Дополнения
Техническое сообщение к "Винным мемуарам"
Видеоприложение к "Винным мемуарам": Киев, 1994
Видеоприложение к "Винным мемуарам"
Фотоприложение к "Винным мемуарам" 2
Фотоприложение к "Винным мемуарам"-3
Фотоприложение к Винным мемуарам-4
Утро нас встретило не только солнцем, но и страшной головной болью, снять которую оказалось под силу только полному стакану вина, незамедлительно налитому заботливым Валерой. Жизнь не обрела новый смысл, но, по крайней мере, старый приобрел более устойчивые формы.
Тут надо отметить, что согласно моим собственным исследованиям трудно пить только первые два дня, на третий, если принимать спиртное помногу и регулярно время становится понятием относительным, причем настолько что, узнав об этом, Эйнштейн умер бы по второму разу, но уже от зависти. Поглощенный употреблением всякой гадости организм уже не реагирует на смену дня и ночи, прием пищи и голоса из зомбоящика. В таком состоянии можно находиться долго в зависимости от того насколько здоровое у вас сердце. В таких случаях я всегда вспоминал фразу Довлатова о том, что «у него хороший мотор, но слабые тормоза». Мой случай.
Как бы то ни было, вино вернуло в мир радость. Единственное, что омрачало отдых, так это то, что хозяйка стала смотреть на нас каким-то испуганным взглядом и непроизвольно жаться к стене. Разговоры о работе в саду она уже не пыталась вести и только лишь напомнила, что неплохо было бы нам смотаться завтра в Дзержинск и проверить, приехала уже ее дочь или нет. Мы пробормотали что-то отдаленно напоминающее согласие, взяли пакет со жратвой, сложили в сумку оставшееся вино и пошли на природу. Без природы отдых уже не тот, это мы понимали даже в алкогольном чаду, поэтому, не сговариваясь, миновали кишащие клещами лесопосадки и углубились в девственный лес.
Бывают минуты в жизни даже самого закоренелого и зачерствелого сердцем горожанина, когда он вынужден признать, что в поездках на природу есть своя прелесть, оправдывающая отсутствие возле ближайших кустов табачного ларька. Это признал даже Рожков, когда мы, продравшись сквозь дикий орешник, поваленные деревья, споткнувшись несчетное количество раз на затаившихся пеньках, попав в плен неучтенному числу липких паутин, став объектом для атаки всякой летающей сволочи выбрались на широкую поляну усеянную как скарлатинный ребенок сыпью красной земляникой.
Здесь мы и зависли. Развели костер, из вина приготовили литра три отличного глинтвейна и прекрасно провели время, распивая песни, попивая горячительный напиток и поедая в огромных количествах спелую ягоду. В такие моменты мир прекрасен и хочется, чтобы так продолжалось до полного истощения. Но всему и особенно хорошему когда-нибудь приходит конец, и вот уже мы просыпаемся от страшного зуда во всем теле – за время отключения сознания на нас совершила нападение банда совершенно отмороженных муравьев. Будь они чуть больше, а мы малость поменьше, не миновать нам беды, а так мы пусть с трудом, но от них отбились, хоть настроение уже было изрядно попорчено. На часах стрелки показывали два часа дня, а мы все еще не были подготовлены к рыбалке. Нужно было добраться до остатков наших запасов в доме, выпить и приниматься за дело.
Мы вернулись в деревню, и зашли по пути в местное сельпо. Лавчонка была небольшой и не могла похвастаться товаром даже по здешним меркам. Хлеб был привозной, продавали его всего лишь два раза в неделю, и он был единственным, за чем здесь выстраивались очереди. Спиртного в продаже не было, а из остального товара запомнилась только внушительная горка спичечных коробков и пакеты горохового супа. Пришлось нам уйти несолоно нахлебавшись. Кстати, к третьему дню нас стала сторониться не только хозяйка, но остальные жители деревни и это при том, что мы старались не фестивалить снаружи и лишь только пару раз заполночь попели песни у соседского забора, к которому я прислонился по уже забытой причине и не смог разорвать сложившуюся между нами мистическую связь.
Мы зашли в дом, немного накатили для аппетита, поели что-то приготовленное хозяйкой и стали готовиться к рыбалке. Скорее готовился Валера как единственный среди нас опытный рыбак и знаток рыбацких утех, а я провалился в сон. Когда я пришел в себя, Валера уже мог продемонстрировать результаты своего труда. Из двух длинных прутьев он сделал удочки, намотал леску и накопал червей для наживки. Мы вытащили из холодильника остатки наших запасов и тронулись в путь.
Недалеко от деревни было небольшое озерцо стремительно превращающиеся в тихое болотцо. Камыши уже облюбовали это место, и утки обильно плавали среди них. В деревне, тем не менее, озеро называли Бездонным. Согласно местной легенде на месте этого водоема стояла церковь. Когда очередная злая сила снова пришла на Русь, церковь вместе с находившимися в ней праведниками ушла на дно. Когда она появится на божий свет, то и наступит конец дней. Вот такая местная эсхатология. Подавленные величием народной фантазии мы сели на бережок и осмотрели свои запасы. В живых остались водка и четыре бутылки шампанского. Чтобы не портить градус решили делать коктейли. Освежившись спиртным, мы нанизали червей на крючки и совершили первый заброс.
Надо отметить, что за всю свою жизнь я рыбачил от силы раз десять. Валера же старается рыбачить при каждом удобном случае в любом месте, где волею судьбы он оказывается. Тем не менее, спустя час в моем ведерке было уже пять или шесть рыбешек, а у Рожкова ведро было пусто. Валера мрачнел лицом, метал в мою сторону злобные взгляды, бормотал, что «новичкам и дуракам везет», но изменить расклад не мог. Время шло, а перевес был на моей стороне.
Мы приняли еще пару коктейлей, и рыбалка для меня превратилась в какое-то уютное подремывание, из которого временами меня выталкивало в реальность судорожное дерганье лески.
Из этого теплого небытия меня исторг отчаянный крик Валеры:
- Игорь!!! Скорее!!! Помоги!!!
Я подскочил и увидел, как Рожков совершая вакхические пляски в обнимку с удочкой, зачем-то лихорадочно лупит себя по груди и плечам. Я подошел поближе и увидел, что по нему скачет огромная жаба с крючком во рту. Валера пытался ее сбросить, но у обезумевшего земноводного с координацией на тот момент было заметно лучше.
- Сними ее с меня!!! – орал Валера. – Я их не выношу, я их боюсь!!! Меня от них в ужас кидает!!!
Я пришел ему на помощь и вскоре освобожденная жаба плюхнулась в воду к взаимной радости. Валера, лихорадочно выдув пару коктейлей, поведал мне историю своего злоключения. Оказывается он тоже закемарил за ужением, и очнулся, когда удочка явственно напряглась, а леска задергалась словно безумная. Он, решив, что клюнула крупная рыба и теперь он утрет нос всяким молокососам от рыбалки, стал профессионально подсекать и вытягивать рыбу из воды. Но вместо рыбы из вод озерных выскочила жаба и стала целовать своего спасителя во все части тела. Этот страшный кошмар он не смог позабыть и спустя годы.
Мы сидели на берегу, пили коктейли и смотрели в воду. Странно, что мы не заметили сразу, сколько этих существ плавает в воде. Озлобленный Валера скрутил удочку и сосредоточенно принялся ею глушить лягушек. Я смотрел на его сосредоточенные движения, и мне представилась следующая картина.
Если бы его непосредственный начальник мог посмотреть на своего подчиненного, отправленного им в командировку, при помощи супернавороченного прибора, то при крупном плане увидев сосредоточенное лицо Рожкова, ему сразу же стало бы ясно, что тот не тратит командировочное время впустую. По мере удаления камеры можно было заметить ритмичность движений Валеры и странный дрын в его руках. Если бы гипотетическая камера отъехала еще дальше, но картина стала бы еще сюрреалистичней. Одинокий человек в зеленой ветровке посреди болотца отчаянно хлещет воду длинным прутом. Да, о многом мог бы подумать его начальник и много нового узнать о своем подчиненном, но это видение вскоре растворилось как сон, как наваждение.
Валера прибывал в агрессивном состоянии, ему требовалась какая-нибудь моральная компенсация. Тут как раз из-за ближайших кустов взлетели утки. Валера, обернувшись ко мне, сказал: «открываю сезон охоты». С этими словами он достал из сумки последнюю бутылку шампанского, тщательно прицелился и неожиданно метко смог попасть пробкой в одну из уток. Остатки шампанского были незамедлительно выпиты. За всеми нашими действия с другой стороны озера наблюдал местный рыбак. Не думаю, что его рассказы добавили нам авторитета в глазах местной публики.
Домой мы вернулись уже мертвыми, есть совершенно не хотелось, и мы быстро провалились в сон. На утро наше похмелье лечить было нечем, и перед нами встала задача пополнения вино-водочных припасов. О поездке в Дзержинск в таком состоянии не было и речи, поэтому я и предложил отправиться в Муром – он был ближе, и к тому же в дороге можно было бы попытаться пошукать спиртное в местных деревнях. Валера принял мое предложение и начался Великий Поход За Бухлом В Муром.

Tags: винные мемуары, дыбр
Subscribe

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments