хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Винные мемуары-3, часть 4

Винные мемуары
Винные мемуары ч.2
Винные мемуары-3
Винные мемуары-4
Винные мемуары-5
Винные мемуары. часть 6
Винные мемуары. часть 7
Винные мемуары. часть 8
Винные мемуары. Часть 9
Винные мемуары. часть 10
Винные мемуары. Часть 11
Винные мемуары. Часть 12
Винные мемуары. Часть 13.
Часть вторая
Винные мемуары - 2. часть 1.
Винные мемуары - 2. часть 2
Винные мемуары-2 часть 3.
Винные мемуары-2. часть 4
Винные мемуары-2. часть 5
Винные мемуары-2 часть 6
Винные мемуары-2. часть 7
Винные мемуары-2 часть.8 (Новогодняя)
Винные мемуары-2 часть 9
Винные мемуары-2 часть 10
Винные мемуары-2 часть 11
Винные мемуары-2 часть 12
Винные мемуары-2 часть 13
Винные мемуары-2 часть 14
Винные мемуары-2 часть 15

Винные мемуары-2 часть 16
Винные мемуары-2 часть 17
Винные мемуары-2 часть 18
Винные мемуары-2 часть 19
Винные мемуары-2, часть 20 (внеочередная)
Винные мемуары-2 часть 21
Винные мемуары-2 часть 22
Винные мемуары-2 часть 23
Винные мемуары-2. часть 24
Винные мемуары-2, часть 25
Винные мемуары-2 часть 26
Винные мемуары-2 часть 27
Винные мемуары-2 часть 28
Винные мемуары-2, часть 29. Внеочередная
Винные мемуары-2 часть 30
Винные мемуары-2 часть 31
Винные мемуары-2 часть 32
Винные мемуары-2 часть 33
Винные мемуары-2 часть 34
Винные мемуары-2, часть 35
Винные мемуары-2: часть 36
Винные мемуары-2. часть 37
Винные мемуары-2, часть 38
Часть третья
Винные мемуары-3 часть 1.
Винные мемуары-3, глава 2
Винные мемуары-3, часть 3
Дополнения
Техническое сообщение к "Винным мемуарам"
Видеоприложение к "Винным мемуарам": Киев, 1994
Видеоприложение к "Винным мемуарам"
Фотоприложение к "Винным мемуарам" 2
Фотоприложение к "Винным мемуарам"-3
Фотоприложение к Винным мемуарам-4
Хочу отметить, что прошел ровно год с того момента когда я начал вам травить байки из своей жизни. Понимаю, что уже всем надоел, но это для меня эти воспоминания такая же машина времени как для персонажа из повести Рэя Бредбери «Вино из одуванчиков».
Надо сказать, что 1992 год был благодатным годом с точки зрения написания данных мемуаров. В это время происходило столько разных достойных этих заметок событий, что часть из них приходится оставить за чертой нашего повествования, дабы лодка сюжета окончательно не перевернулась под тяжестью непосильного бремя. Поскольку у нас здесь не автобиография, а просто набор забавных (и не очень) историй нет смысла описывать мою жизнь шаг за шагом.
Жизнь и работа благополучно дополняли друг друга, но примерно в апреле 1992 года магазин «1000 мелочей», где находилась точка, закрылся на длительную реконструкцию, а по ее завершению места отдавались каким-то новым более влиятельным фирмам, чем те, что арендовали помещение раньше. Директору за это забашляли, по всей видимости, неплохие деньги, потому что он отказывался брать взятки, хотя я и предлагал ему весьма приличную сумму. Место было очень бойкое, терять его было жалко, но утешало то, что не я один оказался в таком незавидном положении, поскольку моего бывшего компаньона Кирюшу Орехова турнули оттуда, как и меня. Мне помог Олег Ж. Его жена тогда работала в Обществе Охраны Памятников и Олег тоже стал заниматься их охраной. Я уже как-то об этом рассказывал, поэтому скажу только, что «охрана памятников» была хорошим прикрытием для организации всевозможных сделок и гешефтов. Олег выяснил, что маленький пятачок рядом с кинотеатром «Гигант» в центре города принадлежит его организации, и установил там ларек, который и дал мне в аренду. Сам ларек был благополучно украден где-то на окраине и под покровом ночи привезен на место. Впрочем, это было обычным для тех времен делом и никаких последствий не вызвало.
Забавно, но мы вновь оказались со своим бывшим компаньоном бок о бок: он работал внутри кинотеатра, я снаружи.
Эпоха дикой книготорговли медленно подходила к концу, появились крупные компании, которые начали давить на мелких одиночек при помощи цен. Приходилось пробовать разные способы удержаться на плаву. Я как и многие другие создал липовую компанию под звучным именем «Гэндальф», взял под нее у одной компьютерной фирмы кое-какие деньги и вскоре «Гэндальф» пропал подобно своему тезке. Только тому Гэндальфу все-таки удалось выбраться из Морийской Бездны, а от этого фантома осталась только квадратная печать с красивым фэнтэзийным рельефом. Эта печать еще иногда могла оказать небольшие услуги при левых закупках. В компьютерной фирме (я уже про нее как-то рассказывал в одной из глав: именно там после недельного потребления бартерного «Зверобоя» я вляпался в историю с «белой сборкой) в то время пошел разброд и самоедство, одни члены команды начали рэкитировать других организаторов и я удачно откупился от кредиторов парой коробок сигарет. На фоне тех денег, которые пытался распилить некогда дружный коллектив, деньги что они ухнули в мою фирму-однодневку не стоили того, чтобы ради них отвлекаться от самоистребления. Так они продолжали гнобить друг друга пока фирма не распалась, а ее организаторы оказались разбросаны по всей поверхности земного шара (возможно что и под поверхностью, но я уже в эти разборки не сильно вникал). Поскольку привозить самому книги становилось все более и более невыгодно, я начал дополнительно приторговывать сигаретами, которые мне ящиками присылали знакомые из Новосибирска. Тогда как раз появилась мода торговать сигаретами поштучно, и каждая пачка окупалась, чуть ли не на триста процентов. Но я еще раз убедился, что мне нельзя доверять торговать сигаретами или водкой, поскольку при всем желании до потребителя в итоге доходила только треть закупленного товара. Но я еще хорошо отделался. Моему приятелю Сергею К. повезло меньше.
Если кто помнит, тогда люди бросались на любую новую марку пойла в изобилии появлявшегося на просторах нашей родины. Помню, когда я приезжал в рожковскую общагу в Н-ске, то сразу узнавал про новый виток алкогольной моды, поскольку на всех этажах народ дружно потреблял продукцию нового лейбла. Если это был «Распутин», то он подмигивал дважды из любой комнаты общежития, если наступал час «Рояла», то его вместительные бутылки можно было встретить в каждом холодильнике. Так вот, о «Рояле».
Многие, наверное, помнят эти большие литровые бутыли голландского спирта. Некоторые отдавали ему предпочтение из-за соотношения цены и убойной силы. Как-то помнится однажды Рожков и майор той воинской части, куда был Валера отправлен от своей организации в командировку, сидя в кафе «Нива» так увлеклись интересной беседой, что выдули бутыль этого спирта за разговором, не прибегая даже к помощи закуски. Поэтому ничуть не был удивлен, когда узнал от одного знакомого, чем закончилась эта история.
Друзья добили пузырь, и вышли на улицу. Знакомый ехал мимо, узнал Валеру и решил подвезти приятелей до автостанции. Он был удивлен, что выпившие как минимум литр спирта люди могли вести непринужденные трезвые беседы во время поездки, поэтому был страшно поражен последовавшими событиями. Когда машина прибыла на место, майор с Валерой открыли двери машины, вышли и пошли к автостанции. Вся пикантность заключалось в том, что шли они, так как сидели в машине – в присядку. Так они довольно быстро и скрылись из поля зрения рассказчика. Тем не менее и до и после этого подсмотренного кусочка было много событий.
В тот день Рожков и майор Реутов решили покинуть гарнизон с целью культурно провести время. Уже в автобусе из Карлука они разлили первую культуру по стаканам. По приезду в город они отправились на берег Ангары чтобы обсудить последнюю выставку в местном художественном музее. На берегу они встретили приятелей которые там уже довольно долго проводили свое время за интеллектуальными беседами. Те тоже пили «Роял», но как эстеты бодяжили его кофе. Новоприбывшие и старожилы объединили свои запасы и веселье стало всеобщим. Когда состояние Рожкова и Реутова стало вызывать у приятелей испуг, им пришлось отделиться от общей компании и уединиться в кафе «Нива», где они и добили последний литр спирта. Когда они вышли, то уже им самим было ясно, что пора тормозить. «Я чувствовал себя каким-то стеклянным существом, - рассказывал позже Рожков, - чувствовал, что могу разбиться от малейшего прикосновения». Но разбиться стеклянным гоблином ему не дал тот самый приятель на машине.
По приезду на автостанцию и в ожидании автобуса они решили справить малую нужду возле ближайшего забора. Вот тут их и свинтил проходивший мимо ментовский патруль.
После проверки документов Реутова менты отпустили, поскольку не имели права его загребать. Поэтому отыграться решили на Валере. Его привели в участок при автовокзале. Стали вымогать деньги. Валера кричал, что у него 54 приказ и что он подпадает под тот же закон, что и майор, но ему смазали по лицу, чтобы тот не смешил дальше. С трудом Рожков смог выпросить сделать один звонок в часть. Там ему сказали, что уже в курсе событий и чтобы он не волновался.
В это время дверь отделения распахнулась от тяжелого пинка и в помещения ворвались вооруженные автоматами солдаты. Перепуганные менты застыли как застигнутые солнечным светом тролли, а в комнату уже входил подполковник N. Состоялся суровый мужской разговор, по завершению которого менты лишились не только Рожкова, но и ящика водки конфискованного у каких-то бедолаг. Как потом выяснилось, Реутову испуг пошел на пользу, его заспиртованный мозг приказал кинуться в ближайшее место, где ему могли оказать помощь, а именно военную гостиницу на Карла Маркса. Там он встретил своего знакомого подполковника, который тоже уже был в бодром состоянии и поэтому незамедлительно набрал солдат для набега на отделение. В гостинице их встречали как героев, конфискованное бухло было выставлено на стол и веселье продолжилось.
На утро Валере нужно было идти на работу. Он тогда вместе с другими рабочими делал монтаж у военных. Нужно было делать фальшпол, чтобы потом проложить под ним кабель. Место внутри было мало, монтаж приходилось делать лежа на спине, а Валере становилось все хуже и хуже. Болела голова и страшно мутило. Рожков припомнил летовскую песню, где «небо рвется изнутри кишок» и ему стало окончательно плохо. Самое странное, что он совсем не помнил как добрался до работы и залез внутрь. Он попытался выбраться из своего узилища и вдруг понял, что застрял. Не повернуться и не продохнуть. Тут неожиданно его начало тошнить…
…и Валера пришел в себя на полу в гостинице. Оказывается во время гулянки он окончательно потерял сознание и вырубился. Его перенесли в другую комнату, положили на кровать и ушли. Рожков во сне упал с кровати, заполз под табуретку и в ней намертво застрял. Кошмарный сон едва не ставший явью так напугало Валеру, что он бросил пить. На двадцать четыре часа…
Но я хотел рассказать совсем о другом. Мой приятель Сергей К. решил заработать деньги на продаже этого голландского спирта. Он узнал, что на севере области в золотодобывающем районе, где находится известный многим город Бодайбо, возникли перебои со спиртным и есть реальная возможность поднять немного денег. Сергей занял деньги, купил двадцать ящиков спирта, договорился с двумя приятелями и они на борту самолета своего родного авиапредприятия уехал за деньгой. Мы проводили его, и я на время о нем забыл. Спустя какое-то время позвонила его подруга и поинтересовалась, известно ли мне что-либо о его местонахождении. Оказывается, прошла неделя с отлета, а она от него не получала никаких известий кроме короткого телефонного разговора сразу же после прилета. Мы с ней поговорили и решили обратиться к знакомым летчикам, которые совершали туда еженедельные рейсы. Новости были самые неутешительные. По данным этих людей спирт до местного потребителя не дошел, поскольку не захотел расставаться со своими хозяевами. За все это время был продан лишь один ящик, прибыль от продажи которого целиком ушла на закупку закуси для непрекращающегося банкета. Пьянка выплескивалась на улицы городка, перерастала в погромы и побоища и от суровой руки закона спасали лишь регулярные взятки жидкой валютой местным ментам. Подруга бросила все и с ближайшим самолетом кинулась спасать своего ненаглядного. Обратно они вернулись втроем – она, он и белочка.
А что я? У меня с «Роялом» связана своя, тоже весьма неприятная история. Как-то на наш ларек напала банда залетных рэкетиров. Беспредельщики не уважающие местных авторитетов хотели сорвать деньги с окрестных владельцев ларьков и по-тихому свалить. Забивать стрелку они отказывались и требовали нала. Пришлось напрячь до предела свое ораторское искусство и прибегнуть к помощи соседей. Пока я отвлекал желающих разбогатеть разговорами, работающий неподалеку от ларька сапожник быстро сбегал и звякнул крыше. Узнав, что скоро предстоит серьезная разборка гастролеры скрылись оставив мне напоследок угрозы еще встретиться в другой раз. Силы у меня были исчерпаны и я решил их восстановить потреблением чего-нибудь спиртного. Этим спиртным и оказался «Роял».
Тогда у меня в ларьке работала уже известная вам Анна Рыбакова. Она никогда не отказывалась поддержать компанию, а тут еще к нам забрел саксофонист группы «Флирт» Гена Хомкалов. Про этого весьма любопытного человека я расскажу как-нибудь в другой раз, а в данной истории важно то, что он пришел не один а с бутылкой вина, которую мы и стали бодяжить со спиртом. Меня перемкнуло еще в ларьке и я потерял сознание. Дальше я излагаю историю реконструированную уже со слов Олега Ж. и моей тогдашней подруги.
Олег шел мимо ларька и был удивлен увидев, что он заперт хотя внутри явно кто-то находился. Он постучал и ему открыла заспанная Анка. Она пробормотала, что все ушли и снова закрыла дверь. Олег решил, что найдет меня у подруги и поехал по известному ему адресу. Когда он зашел в дом, то увидел незабываемое зрелище.
Скорее всего я в своем состоянии не смог открыть дверь ключом и решил попытаться забраться в форточку. Но в расчетах что-то не сложилось и попытался пролезть в дом сквозь стекло. Эта попытка отняла мои последние силы и я разбив головой стекло так и застрял на полпути как нечисть у Гоголя в «Вие».
Олег когда увидел в окне мою так сказать нижнюю половину решил первым делом сообщить моей подруге о том состоянии в котором находится ее парень. Он пошел к ней на работу благо для этого надо было лишь перейти двор и привел ее посмотреть на это чудо. Они подошли поближе и услышали скулеж и лай нашей собаки.
Подруга открыла дверь и перед ними предстала картина достойная любого фильма ужаса. Я непробудно спал в окне, занавески из американских флагов при каждом порыве ветра били меня по окровавленному лицу. Все лицо было утыкано осколками стекла, майка в районе живота оказалась изрезана в клочья и тоже сочилась кровью. Я страшно храпел во сне, а собака время от времени подползала ко мне и слизывала кровь с лица. На полу тоже все было залито кровищей. Не хватало лишь сделанной из того же вещества надписи на стене «Helter Shelter». Олег посмотрел на весь этот ужас и сказал:
- Давай, пока он все равно спит, ты приготовишь кофе. Ужасно хочется пить…

Tags: винные мемуары, дыбр
Subscribe

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments