хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Винные мемуары-3, глава 2

Винные мемуары
Винные мемуары ч.2
Винные мемуары-3
Винные мемуары-4
Винные мемуары-5
Винные мемуары. часть 6
Винные мемуары. часть 7
Винные мемуары. часть 8
Винные мемуары. Часть 9
Винные мемуары. часть 10
Винные мемуары. Часть 11
Винные мемуары. Часть 12
Винные мемуары. Часть 13.
Часть вторая
Винные мемуары - 2. часть 1.
Винные мемуары - 2. часть 2
Винные мемуары-2 часть 3.
Винные мемуары-2. часть 4
Винные мемуары-2. часть 5
Винные мемуары-2 часть 6
Винные мемуары-2. часть 7
Винные мемуары-2 часть.8 (Новогодняя)
Винные мемуары-2 часть 9
Винные мемуары-2 часть 10
Винные мемуары-2 часть 11
Винные мемуары-2 часть 12
Винные мемуары-2 часть 13
Винные мемуары-2 часть 14
Винные мемуары-2 часть 15

Винные мемуары-2 часть 16
Винные мемуары-2 часть 17
Винные мемуары-2 часть 18
Винные мемуары-2 часть 19
Винные мемуары-2, часть 20 (внеочередная)
Винные мемуары-2 часть 21
Винные мемуары-2 часть 22
Винные мемуары-2 часть 23
Винные мемуары-2. часть 24
Винные мемуары-2, часть 25
Винные мемуары-2 часть 26
Винные мемуары-2 часть 27
Винные мемуары-2 часть 28
Винные мемуары-2, часть 29. Внеочередная
Винные мемуары-2 часть 30
Винные мемуары-2 часть 31
Винные мемуары-2 часть 32
Винные мемуары-2 часть 33
Винные мемуары-2 часть 34
Винные мемуары-2, часть 35
Винные мемуары-2: часть 36
Винные мемуары-2. часть 37
Винные мемуары-2, часть 38
Часть третья
Винные мемуары-3 часть 1.
</b>Дополнения
Техническое сообщение к "Винным мемуарам"
Видеоприложение к "Винным мемуарам": Киев, 1994
Видеоприложение к "Винным мемуарам"
Фотоприложение к "Винным мемуарам" 2
Фотоприложение к "Винным мемуарам"-3
Фотоприложение к Винным мемуарам-4
Второй раз с этими братками я встретился в Москве в феврале 1992 года. Ситуация была примерно той же, что и летом минус Валера. Я в Москве пробыл неделю и собирался уже в обратный путь, когда на Новом Арбате случайно натолкнулся на эту парочку. Они чуть поддавшие спешили куда-то по своим делам. В руках у одного из них был какой-то подозрительный сверток. Мы поздоровались и я предложил устроить паузу в делах и посетить питейное заведение в гастрономе «Новоарбатский». Братки согласились и мы вошли в тепло. Заведение предлагало большой выбор, и я заинтересовал собеседников ликером зеленого цвета. То был «Шартрез», но это название начинающим предпринимателям ни о чем не говорило. Мы взяли по двести для начала. «Шартрез» пошел легко под бутербродики и сразу стал брать быка за рога. Понимающие люди знают, что этот ликер содержит в себе 45 оборотов, но моим попутчикам предстояло это обнаружить уже в процессе. Не пившие до этого ничего из ликеров кроме «Амаретто» польского разлива братки были поражены убойной силой предложенного продукта. За первым стаканом последовало продолжение, я легко и уверенно убедил их в том, что сегодня они банкуют и мы одолели два пузыря под разговор. Разговор был весьма познавательным. Выяснилось, что эти коробейники привезли из Иркутска на продажу тяжелое красное знамя конфискованное ими из какого-то пригородного Дома Культуры. Знамя как и положено было с кистями. Братки надеялись выгодно продать его на Арбате, но обнаружили мощную конкуренцию со стороны грузинского землячества, безраздельно контролировавшую торговлю знаками былой советской славы. Выступить против них они побоялись, а та цена за которую грузины предложили выкупить этот кусок материи их не устроил ибо и в самом деле 10 баксов за такой тяжелый сверток были сущим издевательством.
В моем безденежном, уже крепко поддавшем организме их рассказ был подобен лучу солнца. Я прикинул перспективы предприятия и предложил свои услуги в реализации. Какую пургу я им при этом нес память благополучно не сохранила, но под это дело я заставил их купить еще две бутылки мартини, пачку «Данхилла» и десять батончиков «Марса». Если первые два пункта моих требований можно было как-то объяснить логично, то «марсик» был исключительно продуктом моего поврежденного шартрезом разума. Удивительно но факт: братки выполнили все мои требования.
И вот мы сидим на Новом Арбате на каких-то железяках возле кинотеатра и пьем из горла «Мартини». Я закусываю пойло батончиками и курю. Идет густой снег превращая нас в подобие окаменевших троллей Толкиена. Я понимаю, что пора выдвигаться на торговлю ибо скоро стемнеет, но ни сил ни желания уже нет. Наконец задремавшие было компаньоны очнулись и под руки повели меня на Арбат. Они при этом тащили тяжелый сверток, а я негромко пел песни.
На Арбате я присел на камушек и съел еще один батончик, хотя меня уже слегка подташнивало. В это время братки развернули знамя во всю ширь и вручили его мне. Знамя было тяжелым и поэтому я торопливо начал:
- Господа, не проходите мимо. Вам предлагается уникальный предмет, спасенный патриотами из здания горящего Дома Культуры. Все пожгли демократы, но святое знамя им не одолеть. Не имею возможности укрывать его дома, опасаюсь за судьбу семьи. Не хочу чтобы оно ушло на запад как и остальные наши национальные богатства. Купите за 50 баксов знамя, спасите славу нашего советского народа-победителя.
Как мне потом рассказывали весь этот монолог я произнес громко на одном дыхании с какими-то завывающими обертонами в голосе. Возле нас стали собираться люди, меня со знаменем шатало из стороны в сторону, поэтому браткам пришлось придерживать его за края. Странно, что никто не хотел спасти знамя, но все довольно внимательно слушали мои речи. Я продолжал обличать демократический режим, но тут меня стало сильно подташнивать и я отошел в сторонку. Затем присел на камушек и дожевал последний десятый батончик. На нем закончился и мартини. В это время ко мне подошел какой-то мент.
- Нельзя распивать спиртные напитки в общественном месте. И разрешения на торговлю у вас наверняка нет.
К тому времени меня развезло окончательно. Заплетающимся языком я произнес:
- Не приставай к скорбящему по утраченной отчизне человеку. Лучше сходи, купи мне «Марсика».
Это стало последней каплей. Мы были незамедлительно изгнаны с Арбата. Я напоследок устроил браткам безобразную сцену, требовал покупки новых батончиков, в конце концов я их получил и позволил неудачливым компаньонам удалиться.
Дальше было все как в тумане. Внезапно я очнулся на скамье в вагоне метро. Протерев глаза, я увидел что моя лисья шапка валяется на противоположной скамье. В тот момент подобное предательство задело меня до глубины души.
- И ты меня предала? – заорал я на весь вагон. – Так черт с тобой, живи одна. Тьфу на тебя.
Я полез в карман за сигаретой и вытащил оттуда комок чего-то коричневого и липкого. «Неужели, это говно?» - в похмельном ужасе сверкнула страшная мысль. Я осторожно понюхал комок и понял, что это чудовищно деформированный растаявший и слипшийся кусок батончиков «Марс». Хуже того, в другом кармане лежал еще один такой ком. Мои руки все были в шоколадной жиже, «Аляска» покрыта отвратительными пятнами, меня мутило лишь от одного шоколадного запаха.
Возле меня люди старались почему-то не садиться, и я доехал до станции Планерная в сравнительном комфорте. Уже перед выходом из вагона я простил шапку и взял ее с собой. Ходить в ней было невозможно, так как вся подкладка оказалась старательно измазана шоколадным батончиком. Зачем я втирал его в подкладку до сих пор представляет для меня загадку. «Марс» и «Сникерс» с тех пор не переношу на дух.
С братками же я встречался в Москве еще не раз. Более того раз десять вместе с ними уезжал домой поездом. На какое-то время они убедили меня, что лучше потратить три дня и сэкономить деньги, чем отправляться домой самолетом. Но я всегда был человеком не очень экономичным, потому десять поездок заставили меня забыть про всякую экономию. Судите сами.
Братки к отъезду готовились основательно. Они покупали ящик тушенки, две буханки хлеба (это чтобы не тратиться на вагон-ресторан), приобретали три бутылки польского «амаретто» (этот напиток считался высшим шиком) и колоду карт. Подготовка к отъезду считалась завершена.
Три дня питаться холодной тушенкой и запивать ее мерзким ликером занятие отвратительнейшее, это я понял в первые две поездки. Я пытался разнообразить рацион питания и пития, но спутники жались и жмотились. Поэтому приходилось покупать нормальную еду для всех же на свои деньги. Я мстил им тем, что старался упоить до положения риз. Они постоянно заблевывали отхожие места, а так же вагонные тамбуры. Несколько раз доходило до энергичных выяснений отношений с соседями, поскольку билеты брались в самый дешевый плацкарт. Однажды я чуть не влип в историю.
Дело было уже в районе Западной Сибири. Мы пили второй день, когда поезд подошел к станции Ишим. Мои спутники находились в тенетах алкоголической дремоты, и я решил сам сходить за пивом на станцию. За пивом была очередь и пока приближалась моя очередь, послышался в репродукторе голос диктора объявлявшего отправление нашего поезда. Что делать? Передо мною было еще человека два, а поезд должен был отойти минут через пять. Я решил рискнуть. Когда последний человек наскребав по карманам какую-то мелочь купил заветную бутылку, я быстро без сдачи кинул купюры и взял десять бутылок. Пакета не было и я поспешил к своему вагону нежно прижимая бутылки к груди. Когда я подбежал к нужной платформе поезд уже отходил и проводники поднимали лесенку. Я истошно заорал и бросился к поезду, роняя по дороге бутылки.
Из последних сил я забрался в первый попавшийся вагон и пошел искать свой. Я прошел уже вагонов пять, когда меня стали терзать смутные подозрения. Я по поезду до этого ходил несколько раз, но те места, где я находился сейчас, мне были совершенно незнакомы. Меня бросило в холодный пот: неужели я запрыгнул не в свой поезд и сейчас меня везут в неведомые дали. Если учесть, что паспорт и бумажник я оставил в своем купе, то перспектива зависнуть на каком-нибудь полустанке без документов, денег и верхней одежды была вполне реальной. В таком состоянии тихого ужаса я прошел еще вагона три и неожиданно оказался в хвостовой части. Оказывается, я просто шел в не том направлении. Наш вагон был третьим от головного, и возвращаться пришлось почти через весь поезд. Братки уже проснулись и встречали меня недовольным хором:
- Куда ты пропал? Мы уже думали, что без пива останемся…
Еще помню, как-то в Москве ввязался с ними по пьяни в одну торговую авантюру. Когда я их встретил в «Олимпийском», то уже сделал все закупки для магазина и покупал для обеспечения собственных потребностей. Мы встретились, зашли в верхний буфет, и распили пузырь. Затем они выложили мне свой план.
У входа в «Олимпийский» какие-то неруси торговали сирийскими кофточками из «ангорки» с люрексом за какие-то смешные деньги. Точно такие же кофты по словам братков в Иркутске продаются раза в три дороже. Имеет смысл закупить и дать на реализацию в какой-нибудь комок у себя в городе.
Они смогли меня увлечь своей идеей, и я решил тоже прикупить десятка два раз уж остались свободные деньги. Братки же купили их штук сорок. По приезду домой обнаружилось, что точно такие же кофточки продаются в магазинах по цене ниже нашей закупочной. К тому же они оказались настолько халтурными, что после непродолжительной носки кофточка вытягивалась до размеров ночной сорочки. Я отдал этот ценный товар отцу и тот еще долгое время заворачивал в них банки с соленьями, а так же укрывал картошку в гараже. Что сделали со своей долей шерсти братки, не знаю, но эту авантюру я припоминал им еще долго.
Их карьера закончилась в конце 1992 года неожиданно и довольно трагично. Я уезжал в очередной раз в Москву, в порту встретился с ними собирающимися лететь тем же рейсом. Мы решили держаться вместе, кинули наши сумки рядом друг с другом и взяли чего-то легкого, кажется вино. После распития они решили прогуляться по второму этажу аэропорта, а я остался караулить вещи и читать газету. Спустя полчаса я спохватился. Они не вернулись, хотя уже по радио дали объявление о начале регистрации. Внезапно появился Андрей.
- Игорь, займи пять тысяч рублей!
Я достал деньги, отдал и сказал, чтобы они закруглялись, ибо пора на регистрацию. Тот не слушая меня, побежал наверх. Прошло минут пять, он вернулся обратно.
- Дай еще семь!
Тут уже я начал беспокоиться, тем более лицо его было белым как мел.
- Зачем тебе они понадобились?
- Нет времени на разговоры! Давай деньги!
Тут уже я забеспокоился.
- На вас что, кто-то наехал? – поинтересовался я.
- Да, да, – закричал тот на весь зал.
- Тогда давай я ментов подключу. У меня в этой смене знакомые работают.
- Да, давай быстрее!
Я иду к знакомому, объясняю, что мои знакомые на территории аэропорта попали в какую-то заваруху и требуется помощь. Мы с ним забрали Андрея и поднялись на второй этаж. Там мы обнаружили второго братка в совершенно мертвом состоянии возле столика с традиционным в те времена лохотроном. Вы, наверное, помните это разводилово с выигрышем, на который в самый последний момент обнаруживался еще один кандидат. Ставки увеличивались, и лох в итоге оказывался обчищенным до нитки.
Вот братки и попались на подобный крючок. За полчаса из них вынули двадцать пять штук рублями и какое-то количество зелени. Мой мент ничего поделать с этим не мог: насильно из них деньги не тянули, а что мероприятие незаконное так за это хозяин начальнику смены деньги и отстегивал.
Тут началась регистрация, и я улетел в Москву, а братки пошли по домам и уже вскоре работали на каких-то заводах. Так проходит слава земная…

Tags: винные мемуары, дыбр
Subscribe

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments