хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Винные мемуары-2. часть 37

Винные мемуары
Винные мемуары ч.2
Винные мемуары-3
Винные мемуары-4
Винные мемуары-5
Винные мемуары. часть 6
Винные мемуары. часть 7
Винные мемуары. часть 8
Винные мемуары. Часть 9
Винные мемуары. часть 10
Винные мемуары. Часть 11
Винные мемуары. Часть 12
Винные мемуары. Часть 13.
Часть вторая
Винные мемуары - 2. часть 1.
Винные мемуары - 2. часть 2
Винные мемуары-2 часть 3.
Винные мемуары-2. часть 4
Винные мемуары-2. часть 5
Винные мемуары-2 часть 6
Винные мемуары-2. часть 7
Винные мемуары-2 часть.8 (Новогодняя)
Винные мемуары-2 часть 9
Винные мемуары-2 часть 10
Винные мемуары-2 часть 11
Винные мемуары-2 часть 12
Винные мемуары-2 часть 13
Винные мемуары-2 часть 14
Винные мемуары-2 часть 15

Винные мемуары-2 часть 16
Винные мемуары-2 часть 17
Винные мемуары-2 часть 18
Винные мемуары-2 часть 19
Винные мемуары-2, часть 20 (внеочередная)
Винные мемуары-2 часть 21
Винные мемуары-2 часть 22
Винные мемуары-2 часть 23
Винные мемуары-2. часть 24
Винные мемуары-2, часть 25
Винные мемуары-2 часть 26
Винные мемуары-2 часть 27
Винные мемуары-2 часть 28
Винные мемуары-2, часть 29. Внеочередная
Винные мемуары-2 часть 30
Винные мемуары-2 часть 31
Винные мемуары-2 часть 32
Винные мемуары-2 часть 33
Винные мемуары-2 часть 34
Винные мемуары-2, часть 35
Винные мемуары-2: часть 36

Совершенно не идет тема, вторую неделю пытаюсь написать эту главу, но каждая строка дается с таким скрипом, что хочется плюнуть и просто написать о чем-нибудь другом. Поэтому простите, что она получилась такой короткой.
Смерть Янки – до сих пор ангажированная тема, поэтому мне не хочется касаться причин ее гибели и пытаться выявить виновников. Да и кто может сказать, что знает точно как все тогда происходило? Более того я решил не реконструировать те события в которых сам не принимал участия, пусть даже получил эти сведения и разрешение их опубликовать от того, кто непосредственно участвовал в поисках. Кто хочет узнать больше, пусть читает специализированную литературу, моя задача совсем другая.
Последний раз Янку я видел в конце апреля в Новосибирске, куда я приехал потусоваться на очередную «Интернеделю». Об этом ежегодном мероприятии я вам уже мельком рассказывал. Каждую весну организовывался молодежный фестиваль, приглашались как известные рок-группы так и молодые команды для которых участие на этом мероприятии давало возможность получить хорошую прессу в рок-самиздате да и показать себя искушенной новосибирской публике. К 1991 году фестиваль стал международным, поскольку организаторы стали приглашать в качестве гостей различные подающие надежды западные команды. В 1991 году таким гостем стала английская группа The Shamen.
Про сам фестиваль я мало что помню. Насколько припоминаю, мы слишком много пили и по-моему я заснул прямо в зрительном зале. Вернулись мы на квартиру Нюрыча уже поздно вечером и сразу же легли спать. Нюрыч постелила мне в гостиной. Где-то уже в полночь раздался звонок в дверь, хозяйка пошла открывать и я услышал знакомый голос Янки. Я вышел в коридор и поздоровался. Мы немного поговорили. Я спросил почему ее не было видно на фесте и она ответила, что у нее совершенно нет настроения ходить на такие тусовки. Я так же спросил, отошла ли она после иркутских гастролей и не пропало ли у нее желание приехать к нам с «Великими Октябрями». Янка сказала, что в принципе не против, и мы договорились о том, что сделать это надо пока студенты не разъедутся на каникулы. Разговор продлился минут десять, а затем Янка попрощалась со всеми и ушла. Больше живой я ее не видел.
Через день я вернулся обратно в Иркутск, а в Новосибирске все стало идти в уже известном всем направлении. Валера Рожков дал недавно большое интервью на эту тему, поэтому за хронологией последовавших событий лучше обратиться непосредственно к нему. Я же узнал о том, что Янка пропала только 9 мая, когда Валера приехал к нам из Новосибирска в командировку. Было тревожно, но еще не безнадежно. Время шло, напряжение становилось все сильнее и вскоре Валера улетел обратно в Н-ск, прервав командировку. Официальная хронология событий и Валерина внутренняя в данном случае совершенно не совпадают. По везде публикуемой версии тело было найдено 17 мая, но Валера утверждает, что он вернулся 15 и в тот же день Литаврина (друга Янки) вызвали на опознание. Значит, вечером 15-го (версия Валеры) или 17-го (официальная дата) Рожков позвонил мне и сообщил ужасную новость. Нужно было срочно выезжать в Новосибирск, но оставалось сделать несколько дел.
Мой тогдашний компаньон Кирилл Орехов наотрез отказался давать деньги на похороны. Более того, он был против моей поездки. Типа, «Янка теперь дело прошлое, надо не деньги тратить на ерунду, а успевать заработать пока ажиотаж по поводу смерти не спадет. Надо срочно печать фотографии на продажу и увеличивать тираж кассет». Он предупредил, если я попытаюсь взять на свою поездку деньги из общей кассы, то мы расстанемся. Я сказал, что ухожу, потребовал чтобы к завтрашнему дню он в счет моей доли дал пять тысяч наличкой (приличная по тому времени сумма), а остальное я возьму по возвращению товаром. Произошла безобразная сцена и я ушел домой готовиться к отъезду.
В это время стали стремительно распространяться слухи о гибели Янки. Мне даже позвонил кто-то из местного рок-клуба с целью подтверждения информации. Люди, которые при жизни Янки презирали как и ее саму, так и ее творчество, теперь решили по присутствовать на похоронах. Они выбрали своим представителем Сергея Терпигорева, но тот удачно ушел в запой и опоздал на самолет. Так что все вышло как должно было и быть.
Моя подруга решила лететь со мной, она отпросилась у себя в библиотеке и вылетела в Новосибирск первой. Я же до вечера выбивал из Кирюши свои деньги и вылетел только полуночным рейсом. В Нск я прилетел уже часа в два ночи и пока добрался до общаги на часах было четыре утра.
На нашем этаже никто не спал. Валера был пьян и мрачен, Нюрыч по-деловому суетилась занимаясь какими-то необходимыми приготовлениями. Я дал Нюрке конверт с деньгами, думая что их хватит на памятник. Откуда мне было знать, что я оказался почти единственным, кто смог оказать финансовую помощь в похоронах? Понятно, я тогда был в их окружении одним из немногих кто хоть как-то соприкасался с реальными деньгами. Валерина фирма переживала как и тысячи других оборонных предприятий перманентный коллапс и ему приходилось временами даже собирать бутылки. Литаврин уже тогда сидел практически без работы и ничем особо помочь не мог. Так что деньги до памятника не дожили, уйдя целиком на похороны и поминки. Узнал я правда об этом всего лишь пару дней назад.
День похорон помню смутно. Более того и другие очевидцы не могут восстановить события целиком. В сети ходят разные описания похорон и поминок и мне кажется что я был на каких-то других. Единственно в чем мои воспоминания и сетевые описания совпадают, так это в том, что водки было много. Очень много.
Вынос гроба проходил из дома, где жил отец Янки. Маленький деревянный домик, не очень ухоженный. Народу было много, но посторонних не было. Мы сели в автобус и поехали на Заельцовское кладбище. На одном автобусе или нет уже не помню. Егор был уже сильно пьян и находился в каком-то дерганом состоянии. Из него било странное нервическое веселье. Помню мы обменялись с ним парой каких-то ничего не значащих фраз. На кладбище Летов пытался со всеми заводить какие-то непонятные разговоры, от которых на душе становилось еще хуже чем было. Большинство молчало, усиленно налегая на спиртное. Рожков говорит, что уже на кладбище было множество пионеров, но вот убейте меня тапком я этого совершенно не помню. Из прессы присутствовал некий Олег Пшеничный, автор посредственных заметок о русском роке в «Комсомольской правде».
После похорон все поехали на квартиру к Нюрычу, где должны были состояться поминки. К тому времени пионеры уже оккупировали весь двор и подъезд дома. Они сидели на всех лестничных ступенях и высматривали пришедших на поминки. При виде Летова как всегда возник ажиотаж, с каждого лестничного пролета к нему обращались с вопросами. Стены подъезда уже были безнадежно испачканы всевозможными надписями. Люди пили, а некоторые из них во дворе еще и пытались играть на гитаре.
Из тех кто присутствовал на похоронах отчетливо помню Летова, Джеффа, Фирсова и Коблова и ребят из группы «Бомж». Рожков утверждает, что был Гурьев, но я его не помню.
Стол накрыли в гостиной, мы с подругой оказались сидящими напротив Егора и Фирсова. Летов снова очень сильно налегал на бухло и видимо поэтому то, что копилось в нем давно наконец-то прорвалось. Он стал громко заявлять, что Янка поступила правильно, что настоящий музыкант именно так должен заканчивать свою жизнь, именно в тот момент, когда находится на пике успеха. Башлачев тоже правильно поступил. Я, сказал Егор, тоже так поступлю, поэтому ну ее на фиг всю эту тоску давайте потанцуем и повеселимся. Присутствовавшие были в шоке и я думал, что начнется драка, когда к Летову подошел по-моему Джонник из «Бомжей» и сказал: «Нет, Егор, ты не умрешь, ты переживешь всех и про каждого напишешь хорошую песню». Егор как-то сник и немного приутих.
Во многих сетевых материалах написано, что пьяные гости устроили дебош с танцами и музыкой, но лично я такого совсем не помню. Уходили мы с подругой одними из последних, поскольку нужно было помочь убрать со столов и от Нюрыча вернулись обратно в общагу на Красном Проспекте, где пьянка продолжилась дальше. На следующий день мы улетели в Иркутск, где мне предстояло как новоявленному безработному решать, чем я буду зарабатывать себе на жизнь в дальнейшем.
Я все взвесил и решил попробовать себя в книжном бизнесе, который тогда как раз пошел в гору и сулил сто процентную прибыль. Июнь был переходным месяцем, когда я закрывал все свои дела с Кирюшей, искал новую точку и прикидывал дальнейшие действия. С точкой все решилось быстро, я договорился с кинотеатром «Художественный» в самом центре города и нашел продавца на первое время. Им оказался Саша Щукин уже известный по прошлым главам. Выбор был неудачный, но на первое время это казалось приемлемым вариантом. Теперь осталось только позаботиться о репертуаре.
В конце июля мне позвонил Егор и потребовал предоставить ему оригиналы записей с янкиных концертов. Он собирался использовать их в своей работе и не хотел чтобы я отправлял ему бобины почтой. Поэтому мне пришлось самому лететь в Омск. Правда оригиналы отдавать мне показалось несколько излишним актом, поэтому Андрей Савчук изготовил очень качественную копию, которую я и повез Летову.

Tags: винные мемуары, дыбр
Subscribe

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments