хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Баян, но смешно



В 1926 году один из основателей Ассоциации художников революционной России Евгений Александрович Кацман посетил в составе делегации художников русского живописца И. Е. Репина в Куоккале, отошедшей к Финляндии с тем, чтобы убедить его переехать в СССР. Члены делегации, направленной в Куоккала, впоследствии вспоминали:
— Вас ждут в СССР, — говорил Кацман. — Ваш приезд будет праздником для всей страны. Вас встретят с почестями, как свого любимого художника.
— Нет, нет, я недостоин этого, — отвечал Репин. — А от почестей, пожалуйста, освободите. Я уж лучше приплачу


6 июля 1933 года К.Е. Ворошилов привез на дачу к Сталину главных художников советского официоза: Александра Герасимова, Исаака Бродского и Евгения Кацмана. Кацман оставил воспоминания о встрече с вождем. "Между прочим, разговор как-то зашёл про сионизм в искусстве. Я сказал, что страсть везде одна и та же — половая. Сталин сказал:
— Прав Kацман

Из воспоминаний Шостаковича
«Маяковский, как я понял, на самом деле любил пожить на широкую ногу, он носил лучшую заграничную одежду: немецкий костюм, американский галстук, французские рубашки и обувь — причём, демонстративно. В стихах он прославлял советские продукты, и его вездесущая реклама к тому времени поднадоела.
Но Маяковский презирал те самые товары, которые воспевал. Я убедился в этом на репетициях. Когда Игорю Ильинскому, игравшему Присыпкина, понадобился безвкусный костюм, Маяковский сказал:
— Пойдите в универмаг и купите первый попавшийся. Будет то, что надо.
Это были те самые костюмы, которые Маяковский воспевал в своих вдохновенных стихах»

Как-то весной 1919 года Маяковский после крупного карточного выигрыша пригласил Якобсона в частное кафе в Камергерском переулке. За соседним столиком сидел Яков Блюмкин, который уже вышел из тюрьмы после убийства Мирбаха.
Вначале Якобсон обсуждал с Блюмкиным иранский эпос “Авеста”, но Маяковский перевёл разговор на современное искусство и на Максима Горького. Маяковский очень зло острил по поводу Горького и предложил Блюмкину устроить совместный вечер, на котором выступить против Горького.
Составление этих планов было неожиданно прервано. Роман Якобсон вспоминал:
«Вдруг вошли чекисты проверять бумаги. Подошли к Блюмкину, а он отказался показать документы. Когда начали на него наседать, он сказал:
— Оставьте меня, а то буду стрелять!
— Как стрелять?
— Ну, вот как Мирбаха стрелял.
Когда чекисты отказались отпустить Блюмкина, он что-то внушительно сказал чекисту, стоявшему у двери, и спокойно вышел из кафе».
Tags: Россия, анекдоты, ночное чтиво
Subscribe

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments