хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Винные мемуары-2 часть 30

Винные мемуары: Мои университеты" ч1-13
Винные мемуары. Начало
Винные мемуары. Часть 2
Винные мемуары. Часть 3.
Винные мемуары. Часть 4.
Винные мемуары. Часть 5
Винные мемуары. Часть 6
Винные мемуары. Часть 7
Винные мемуары. Часть 8
Винные мемуары. Часть 9
Винные мемуары. Часть 10
Винные мемуары. Часть 11
Винные мемуары. Часть 12
Винные мемуары. Часть 13.
Часть вторая: Проблемы пития в переходный период
Винные мемуары - 2. часть 1.
Винные мемуары - 2. часть 2
Винные мемуары-2. часть 3
Винные мемуары-2. часть 4

Винные мемуары-2. часть 5
Винные мемуары-2 часть 6
Винные мемуары-2. часть 7
Винные мемуары-2 часть.8 (Новогодняя)
Винные мемуары-2 часть 9
Винные мемуары-2 часть 10
Винные мемуары-2 часть 11
Винные мемуары-2 часть 12
Винные мемуары-2 часть 13
Винные мемуары-2 часть 14
Винные мемуары-2 часть 15

Винные мемуары-2 часть 16
Винные мемуары-2 часть 17
Винные мемуары-2 часть 18
Винные мемуары-2 часть 19
Винные мемуары-2, часть 20 (внеочередная)
Винные мемуары-2, часть 21
Винные мемуары-2 часть 22
Винные мемуары-2 часть 23
Винные мемуары-2. часть 24
Винные мемуары-2, часть 25
Винные мемуары-2 часть 26

Винные мемуары-2 часть 27
Винные мемуары-2 часть 28
Винные мемуары-2, часть 29. Внеочередная




В прошлой главе я рассказывал вам о первом приезде к нам Янки. Как я и сказал, гастроли прошли успешно, хотя актив местного рок-клуба любил по злопыхать на тему, что с концерта мы не подняли бешеных бабок. Но нас это совсем не волновало, тем более, что через Валеру на нас посыпались предложения о проведении концертов. Егор Летов предложил выступить у нас, мы с радостью согласились и договорились провести концерт в начале марта 1990 года. А пока суд да дело, нам был предложен Манагер в акустическом варианте. Просил он сущие пустяки, но и выступление должно было стать для музыканта первым сольным проектом. До этого он несколько раз выступал вместе с музыкантами Гражданской обороны и записывался с ними на альбомах «Коммунизма», но массовому слушателю оставался практически неизвестным. Пришлось использовать не совсем честный рекламный ход. На афишах была надпись «автор ряда текстов Гражданской Обороны», хотя на самом деле весь его вклад в песенное творчество группы составлял две строчки в одной из песен. Уловка сработала, и народ в ажиотаже ждал начала концертов. Мы договорились с Ангарском о том, что ТОМ у себя тоже организует его концерт. В то время звезда ТОМа из-за внутренних дрязг стала закатываться и с тех пор они выступали только в роли вспомогательной силы. Но своя площадка у них была, их по прежнему хорошо знали и можно было быть уверенным – публику заманить к себе они смогут без труда.
Про самого Манагера (в миру Олег Судаков) я вам уже рассказывал в новогоднем выпуске. Это был крепкий, плотный, невысокий человек которого можно было отнести к категории шукшинских «чудиков». У него всегда была масса самых необычных идей и имелась железная воля продвигать их, невзирая на насмешки и противодействие окружающих. В одной из своих попытках донести до тогдашнего руководства свой проект конституции Союза он смог добраться до самого Горбачева и только после оказался задержанным бдительными людьми в штатском. Историй с его участием великое множество, их в свое время очень любил Егор рассказывать и когда-нибудь, возможно, выложу их отдельным блоком. А пока вот одна очень увлекательная история про страшные приключения в Мском Треугольнике.
В восьмидесятые годы мский треугольник благодаря средствам массовой информации стал для экзотерически повернутых людей своего рода Шамбалой уфологии. Туда устремились всякого рода контактеры и просто сумасшедшие. Не миновал модного поветрия и небезызвестный Кузя «Черный Лукич».
Он загорелся идеей экспедиции в этот треугольник с целью налаживания контактов с дружеским инопланетным разумом и смог увлечь энтузиазмом своих приятелей. Он уговорил Летова, Манагера, Рожкова и их общего знакомого Костю Заречнева (про этого новосибирского барда я вам еще расскажу) отправиться в поход. И вот в самом сердце зимы 1989 года он объявил, что наступил самый подходящий момент и объявил сбор.
Валера как заядлый рыбак и опытный путешественник серьезно подошел к экипировке и взял с собой двухместную палатку, «Шмеля» и разные необходимые припасы. Костя был одет тепло, но с собой вещей взял экономно. Когда в час Х они пришли к Лукичу, то тот, отводя глаза, сказал, что у него возникли неожиданные домашние проблемы, но мысленно он будет с ними. Экспедиция двинулась из Новосибирска в Омск забирать остальных своих участников. Летов прослышав заранее об отказе Лукича, тоже нашел благовидный предлог не участвовать в затее, и теперь участников еще до наступления смертельно опасных трудностей оставалось всего трое. Манагер пошел за ними без малейших колебаний как на фронт добровольцем, плачущей жене сказав что «идет мир изменить», идет налегке, ибо обратно не вернется, а улетит вместе с пришельцами. Поэтому его багаж был самым легкий, а одежда скорее осенней, чем зимней.
Поездка оказалась не такой простой, какой она выглядела из Новосибирска. Из Омска путешественники добрались до отдаленной станции в Пермской области, затем еще два часа пилили до села, что название не удержалось в памяти участников событий, и вот оттуда должен был идти автобус до деревни Молебка, эпицентра всех таинственных происшествий. В безымянном селе невидимый враг поставил нашим героям первую преграду – в Молебку автобус ходил только два раза в неделю, последняя поездка произошла только-только вчера, и нового транспорта надо было ждать три дня.
Члены экспедиции посовещались и решили отправиться в путь пешком, надеясь по пути поймать попутку. Вечерело, температура упала до минус тридцати, но наши герои тронулись в путь. До цели было километров сорок, но нет преград патриотам. В пути они повстречали двух лыжников из Питера, уфологов любителей на школьных лыжах. Они высказали желание присоединиться к экспедиции. Теперь их стало пятеро.
Так они прошли километров десять. Стало совсем темно, и Валера предложил развести костер и погреться. Сказано, сделано, но едва только тепло костра чуть-чуть приподняло настроение замерзшим людям, как из темноты показался лесовоз. Водитель согласился подбросить лишь двоих из них километров на десять вперед по дороге, сославшись на отсутствие свободного места. Было решено загрузить вещи и Валеру с Костей, а Манагер и лыжники должны были налегке отправиться вслед за уезжавшими.
Водила обещание выполнил, довез и уехал. Валера снова развел костер, и они стали с Костей ждать прихода остальных. Спустя полчаса послышался сигнал приближающегося автобуса. Из окна высунулся Манагер и прокричал, чтобы все залазили вовнутрь, что вместе с ним едут доярки с фермы и едут как раз в Молебку. Костя и Валера быстро покидали в автобус вещи и залезли сами.
Доярки оказались мужиками далеко за сорок, жителями деревни и невероятно подкованными в уфологии людьми. НЛО и пришельцев они видели каждый день, таинственные серебряные шары летали у них каждый вечер над огородами, а странные неземные звуки слышались из-за каждого куста. Чтобы обнаружить самих пришельцев, нужно было выйти километров за пять от деревни и идти по лесной тропинке, не сворачивая. Доярки в нужное время указали шоферу, где нужно остановиться и наши герои ступили на путь тьмы.
Тропинка шла и шла вперед, температура воздуха все падала и падала, ночь вступила в свои права и освещала путникам дорогу Луной и звездами. Неожиданно тропинка оборвалась, и перед ними открылся вид на замерзшую речку. Под лунным светом речка встретила экспедицию темными глазами полымени. Валера, как я уже говорил, опытный рыбак и сумел, не уподобившись Сусанину перевести всех, в том числе и лыжников на другой берег.
Неизвестное манило, пришельцы были уже совсем рядом, но пришла новая беда. Снег на пути постепенно заполнял пространство все сильнее и сильнее, пока не стал практически по пояс. Было уже три часа ночи, все страшно замерзли и отправили Манагера вперед протаптывать тропу. Медленно, но неуклонно он отвоевывал у снега все новые и новые метры. Где-то примерно в пять часов утра было решено устроиться на ночлег. Валера поставил палатку, включил «Шмеля», но возникла проблема – палатка могла вместить двоих, максимум троих, но куда тогда было девать лыжников? Решили спать посменно с получасовыми промежутками. Даже возле костра было страшно холодно, клонило в сон и некоторые стали понимать, что они могут вполне не увидеть не только пришельцев, но и родного дома.
Рассвет наступил где-то около девяти утра. Экспедиция тронулась дальше и вскоре вышла на колею проложенную невесть откуда взявшимся трактором. Идти стало легче и появилось время посмотреть по сторонам. Манагер радостно указал на сломанные верхушки сосен. «Вот здесь они садились», радостно сказал он, - «Мы у цели».
И в самом деле, в воздухе запахло какой-то химией, все замерли в ожидании контакта, но запах пропал, а пришельцы так и не появились. Более того, вскоре кончилась и сама колея, оставив путешественников снова перед по пояс засыпанной снегом тропой.
Валера давно уже все понял и воспользовался возникшим барьером, чтобы уговорить всех повернуть назад. Типа, мы и так победили, зачем надрываться. Поворачиваем обратно. Все были за, кроме Манагера, который был готов к продолжению экспедиции. Но возвращенцы большинством голосов приняли решение, а оставаться одному Манагеру не хотелось, так что и он присоединился к большинству.
Весь оставшийся день они возвращались той же дорогой, грустные, голодные, замерзшие и мрачные. Единственно, что оживило путников так это внезапно появившийся из неоткуда лыжник в красном развевающемся шарфе. На большой скорости он пронесся мимо, на ходу крикнув «Пришельцы далеко?» и умчался, не дождавшись ответа услужливого Манагера. Валера повалился в истерике на снег и бился в судорогах, Манагер посмотрел на него тяжелым взглядом и остальную дорогу молчал.
Едва живые они добрались до деревни, где узнали, что автобус будет поздно вечером. Они отправились в лабаз, чтобы купить водки и продуктов, но выяснилось, что все продукты в деревне продаются только по талонам. Талоны нашим героям в лабазе продавать отказались. В мрачном состоянии они вернулись к точке своего исхода. Почему никто из них не убил Лукича загадка не менее интригующая, чем сами пришельцы.
Помимо активности подобного рода, он упорно работал над текстами своих стихов, иногда добиваясь весьма любопытных и необычных результатов. «Разрывать могилы, напрашиваясь в гости \ Похмельно отрыгнув постное бессмертие \ Выказывая класс предвзятому желанью \Перехватить кусок высвобождения («Армия Власова»), Чахлые щёки гуманных побед \Коченея дыханьем золотых компромиссов \Реставрируют кровью забытую ложь \ Громко сползая в лохмотья триумфов \ Через режущий шелест правоверных страниц \Через вопли слюной обделённых желудков \Европейские сны \ Вновь, вновь, вновь («Европейские сны»).
Егор Летов как-то сказал, что даже его иногда пугает подобная темная поэтика манагеровских образов. «И что самое страшное – Манагер рождает их без малейшего погружения в состояние измененного сознания».
Но вернемся к гастролям. Гастроли начались почти в новый год. Концерт в Иркутске состоялся 5 января 1990 года, значит, Манагер прилетел не позже четвертого. Поселили мы его с подругой у себя. Олег человек общительный, очень хозяйственный сразу как-то вписался в обстановку нашей квартиры и его отъезд вызвал ощущение вырванного зуба. Правда, для многих в связи с его приездом случился небольшой облом. Тогдашний Манагер оказался непьющим человеком. Этого не могли понять многочисленные мои друзья, знакомые и приятели знакомых желающие выпить с заезжей знаменитостью. Олег
Сперва отказывался пить шумно и категорически, но я ему объяснил, что может быть у него в Омске так, и принято, а здесь это вызовет негативную реакцию, которая может отразиться на сборах, в чем не заинтересован никто из нас. Тем более не обязательно пить каждый раз, когда наливают достаточно выпить по разу за знакомство. Он согласился с моей аргументацией, хотя она была слаба и не решала проблем, поскольку выпить за знакомство желающих оказалось больше, чем Манагер мог вообразить. К тому же, выяснилось, что существуют в связи с праздниками проблемы с его отправкой обратно по месту жительства. Манагер задержался у нас на неделю больше, чем рассчитывал и к концу вместо начальных истошных воплей «Я не пью, не пью. Это Летов пьет, он в марте у вас будет, убедитесь, а я не пью, только курю» он уже покорно подставлял стакан под разливаемое бухло. Спал он на той самой детской раскладушке, где не могла поместиться Таня Блажко, и покорно подчиняясь распоряжениям моей подруги, чистил картошку, топил печь и ходил в магазин за хлебом.
Наступило пятое января. Концерт должен был пройти, да и прошел в том же самом помещении читального зала библиотеки имени Ленина, где незадолго до этого выступала Янка. Зал был забит под завязку, за пульт посадили барабанщика местной группы «Дребезги» Александра Мишкина и это стало первой большой проблемой концерта.
Об Александре Мишкине я напишу как минимум страниц двадцать убористого машинописного текста. В Иркутске его знают как городского сумасшедшего, о его «подвигах» слагают легенды. На местной «туче» он был известен как пылесос, скупающий по дешевке любой винил. Любому новичку завсегдатаи рассказывали историю, как за двадцать рублей Мишкину был продан разломанный пополам фирменный двойник «Стенки». В личной жизни он был тоже своеобразным человеком, его дом представлял собой воплощенный кошмар шизоидного ума, заваленный до потолка стопками винила и книг, служивших указателями для тех, кто имел несчастье оказаться в его квартире. Наши отношения и без того проблематичные совсем расстроились, когда он решил что может иметь виды на мою будущую жену, подстрекаемый к тому же ее мамой (что такое моя теща многие читающие мой блог хорошо себе представляют), в виду этого ему была организована страшная месть, а я стал его персональным врагом номер один. Наши взаимоотношения были бурными и кончились в зале суда. Это было самый веселый процесс, на котором я присутствовал в качестве обвиняемого и о нем, как и о самом Мишкине я с удовольствием расскажу в свое время. Пока же вам достаточно знать то, что этот любитель «Битлов» ответственен за один из самых кошмарных саундов из числа тех, что встречались мне на концертах. Почему за пультом сидел он, а не тот же Рыбаков мой убитый алкоголем мозг отвечать отказывается.
Второй проблемой стал, что удивительно, сам Манагер. Это был его первый сольный концерт на публике, он бешено переживал. Постоянно забывал аккорды и тексты. Практически каждую из прозвучавших за три часа концерта песен он переигрывал, по меньшей мере, дважды. Правда внешне он оставался спокойным и рассудительным. Когда он принялся играть «Армию Власова» в третий раз, то на ропот публики весело сказал «хорошую песню можно и несколько раз послушать, разве нет?»
Особенно поразила зрителей его война со струнами. Когда он в первый раз порвал струну, многие сочувственно вздохнули, не хорошим словом помянув качество советской продукции, но во время замены четвертой в зале раздавался откровенный смех.
Но, несмотря на все подобные трудности, Манагер невероятным образом перебороть отношение зала и всю вторую половину концерт прошел под его диктовку. Его титаническая «Песня гвоздя» в легкую могла побороть любую литанию Диаманды Галас.
Неудивительно, что финал прошел под бурные овации. В последствие, сделанная запись с концерта оказалась достаточно популярной и вошла в официальную дискографию исполнителя.
Состоявшийся по окончанию выступления банкет принес немало седых волос печени Манагера, а впереди ее ожидал еще и ангарский концерт.
Манагер встретил Ангарск уже менее нервно, крещение Иркутском пошло ему на пользу и концерт прошел ровно и без особых казусов, если не считать ставшей уже привычной историей со струнами. После легкого фуршета я с Манагером был похищен усольскими художниками и доставлен в их дом творчества расположенный неподалеку от станции Китой.
Художники не знавшие о том, что Манагер слабопьющий решили встретить дорого гостя ударно. «К черту водку, только спирт» и «закуска градус портит» - вот эти два лозунга и стали лейтмотивом организованной вечеринки. Хозяева вели беседы об искусстве, затесавшийся Андрей Семенов читал новую главу своей бесконечной поэмы «Авиадук», стакан сменял стакан, а Манагер нервно покуривавший одну сигаретку за другой бледнел на глазах. Я оторвался от потребления спирта и поинтересовался, что гостю вдруг стало настолько нехорошо.
- Я умру, - тихо сказал он. – Я больше не могу пить.
- Ну, так не пей, в чем проблема? – спросил я.
- Чувствую, что если я откажусь, они меня убьют. Я хочу поскорее уйти.
- Нельзя уходить так рано. Обидим хозяев.
- Я БОЛЬШЕ не могу. Я сейчас сбегу. Ты со мной или нет?
Что делать? Пришлось мне, не простившись с радушными хозяевами сбежать вместе с Манагером через открытое окно в пустующей мастерской. Всю дорогу до вокзала Манагер судорожно оглядывался, опасаясь, погони и успокоился лишь, когда двери вагона с шумом захлопнулись у нас за спиной.
Оставшиеся дни Манагер приходил в себя, отсыпался и прослушивал свою концертную запись. Пить ему все-таки приходилось, поскольку погоды в том январе стояли у нас весьма холодные и, приходя из магазина, я всегда заправлялся рюмкой другой, для того чтобы случайно не заболеть. Поскольку я всю жизнь не любил пить один, а подруга на роль интересного собутыльника явно не тянула, то Манагеру передергиваясь и кряхтя, приходилось раз за разом протягивать для налива свою рюмку. В таких развлечениях прошла неделя и, наконец, Манагер с легким сердцем и счастьем во взоре уехал в Новосибирск, а мы принялись готовиться к приезду Егора. Летов, понятно, представлял собой совершенно другой уровень популярности, чем Манагер и поэтому требовалось подобрать для концерта недорогой, но вместительный зал, чем мы и занимались до тех пор, пока не нашли оптимальный вариант.
Кстати, Рожков в Новосибирске встретил Манагера и спросил как ему Иркутск. Манагер сделав страшное лицо, ответил: «Там живут сумасшедшие люди. Они все пьют водку!»

Tags: винные мемуары, дыбр
Subscribe

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments