хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Винные мемуары-2 часть 26

Винные мемуары: Мои университеты" ч1-13
Винные мемуары. Начало
Винные мемуары. Часть 2
Винные мемуары. Часть 3.
Винные мемуары. Часть 4.
Винные мемуары. Часть 5
Винные мемуары. Часть 6
Винные мемуары. Часть 7
Винные мемуары. Часть 8
Винные мемуары. Часть 9
Винные мемуары. Часть 10
Винные мемуары. Часть 11
Винные мемуары. Часть 12
Винные мемуары. Часть 13.
Часть вторая: Проблемы пития в переходный период
Винные мемуары - 2. часть 1.
Винные мемуары - 2. часть 2
Винные мемуары-2. часть 3
Винные мемуары-2. часть 4

Винные мемуары-2. часть 5
Винные мемуары-2 часть 6
Винные мемуары-2. часть 7
Винные мемуары-2 часть.8 (Новогодняя)
Винные мемуары-2 часть 9
Винные мемуары-2 часть 10
Винные мемуары-2 часть 11
Винные мемуары-2 часть 12
Винные мемуары-2 часть 13
Винные мемуары-2 часть 14
Винные мемуары-2 часть 15

Винные мемуары-2 часть 16
Винные мемуары-2 часть 17
Винные мемуары-2 часть 18
Винные мемуары-2 часть 19
Винные мемуары-2, часть 20 (внеочередная)
Винные мемуары-2, часть 21
Винные мемуары-2 часть 22
Винные мемуары-2 часть 23
Винные мемуары-2. часть 24
Винные мемуары-2, часть 25



Чувствую скоро придется открывать рубрику «Нам пишут». Мне рассказали одну историю про театр, о которой я до сего времени совершенно не помнил, а вот теперь после письма она всплыла откуда-то со дна памяти. Вот собственно сама история.Она небольшая.
Как-то в году девяносто пятом к нам в город приехал на гастроли бурятский театр оперы и балета. В программе я обнаружил «Кармен». Стало любопытно посмотреть на бурят в образе испанцев и я уговорил Макса присоединиться ко мне в этом культпоходе.
Театр как известно начинается с вешалки, а бурятский балет с декораций. Декорации были просто чудесными, по всей сцене висели изображения быков в которых было что-то неуловимо знакомое. Мои страшные муки идентификации прервал Макс закричавший «вспомнил!!! Это ведь быки с банки Red bull!!!» И он был прав.
После подобного открытия нас уже ничего не могло удивить. Даже то, что балет шел не под живой звук, а под магнитофонную запись. Хорошо, что мы были на удивление трезвыми, ибо пьяных нас порвало бы напрочь, когда где-то ближе к середине ленту стало зажевывать и в зал понеслась сигналы инопланетных экспериментаторов. Редкий случай, когда я был спасен, поскольку был трезв.
Ладно, забудем пока про театр, давайте-ка я расскажу вам две печальные любовные истории. Одна произошла со мной, другая с моим другом.
Было это где-то в районе второго курса. Понравилась мне одна девушка с потока «История КПСС». Высокая, худенькая, с аккуратной грудью, совсем в моем вкусе. Ее мама работала у нас в универе. Я несколько месяцев подбивал к ней клинья и вот где-то в начале декабря наконец удача улыбнулась мне. Она согласилась пойти со мною в ресторан. Я был на седьмом небе от счастья. До свидания оставалось несколько часов и я зашел к одному приятелю выпить для храбрости. Слово за слово, рюмка за рюмкой незаметно мы добили бутылку водки. Время уже поджимало, на улице стемнело и я неровным шагом заспешил к ресторану «Сибирь». Девушка уже ждала меня какое-то время, поэтому чтобы пресечь объяснения в самом начале, я решительно потащил ее во внутрь здания. Дорогу нам перегородил халдей: «Мест нет». Я на мгновение протрезвел.
Расчет был прост. У меня в кармане была чуть больше десятки на все включая обратную дорогу на такси. Такса для халдея была трешка, но эта мзда исключала возможность того романтического ужина, который я планировал заранее. Признаться ей в этом было выше моих сил. Поэтому я взяв девушку под локоть развернулся и мы стремительно помчались а «Ангару». Там наблюдалась та же картина. Дальше был «Интурист» и «Центральный». С каждым новым обломом настроение девушки ухудшалось все сильнее. Она уже предлагала просто купить бутылку вина и отправиться к ней домой, но я оскорбленный в своих надеждах на такой простой вариант пойти не мог. В итоге усталые и замерзшие мы очутились в кафе «Снежинка». Я заказал шампанского для нее и водку для себя.
Плюс две порции мороженого. Я все не мог успокоиться и поглощая водку проклинал халдеев. Подруга грустила и небольшими глотками пила шампанское. Прошло какое-то время и я стал делать коктейли. Мороженое таяло в моей чашке. Разговор уже как-то не клеился, а тепло кафе после долгой прогулки по зимним улицам города вызывало сон. Наконец то, мы решились покинуть это заведение. Вышли на улицу и немного прогулялись под начинающимся снегопадом. Возле «Первого гастронома» я почувствовал непреодолимое желание купить бутылку вина. Взял какое-то дешевое красное. Денег оставалось уже только на автобус. Пока мы добирались до Постышева меня порядком укачало. Появилось желание уснуть, а романтика куда-то исчезла. Девушка тоже не сильно старалась поддерживать разговор. Наконец мы добрались до ее квартиры. Она не обманывала: в ее хрущевской двухкомнатной квартире родителей не было. Я по быстрому открыл бутылку, она достала бокалы и принесла три кусочка сыра и немного докторской. Мы под вино посмотрели альбом ее детских фотографий, причем у меня изображения уже двоились и нервно дергались, потом ознакомились с ее коллекцией значков и я допил вино. Внезапно она сказала «уже поздно, может, останешься?» и я понял, что меня выпроваживают. Я суетливо стал собираться, поминутно заваливаясь на стены и ушел в ночь провожаемый странным взглядом девушки.
Мне нужен был трамвай, но до него нужно было пересечь ночь, снег и километра два в гору. Я упорно шел, хотя временами и падал. Наконец между домами показалась дорога и вот еще один рывок и я уже заполз в трамвай. Внутри трамвая были жуть и мрак. Под стук колес я задремал. Проснулся оттого, что кто-то тряс меня за плечо. «Давай вылезай», крикнули мне в ухо. Я послушно встал и вышел из трамвая в мир. Было уже заполночь и перед моим взором открывался какой-то неземной пейзаж, в котором не было ни малейшего намека на присутствие человека. Раздался лязг и трамвай совершив прощальную петлю загрохотал куда то вдаль. Я остался совершенно один в темноте и холоде.
«Где я?» и «Как я сюда попал?» были для меня на тот момент самыми важными вопросами в жизни, перед которыми отступала даже такая вечная тема как «Кто я?». Страшно хотелось спать, было холодно и одиноко. Я протер очки и увидел на горизонте огни. Я пошел им навстречу. По колено в снегу я сделал с десяток неуверенных шагов и внезапно земля провалилась у меня под ногами утащив меня за собою в пропасть.
Тут надо сделать небольшое отступление. На каком-то курсе мы все должны были сдать нормы ГТО по лыжам. Я и спорт не просто не близнецы-братья, а даже не Ельцин с Руцким, поэтому на зачет шел как на смерть. Но я был не одинок, Женя К. тоже страдал от лыж, поэтому мы решили с ним на данном этапе скооперироваться. После первых двух неудачных спусков с горы, когда нам пришлось катиться подобно ящерицам кластера по заснеженному картофельному полю, мы решили по тихому дезертировать. Пока все штурмовали лесные тропинки мы тронулись через заснеженное поле прямиком к лыжной станции. Я шел впереди прокладывая колею. Внезапно горизонт резко скакнул и оказался на уровне глаз. За спиной я услышал крики перепуганного Жени. Подо мной что-то зажурчало. Я испуганно посмотрел вниз и увидел внизу бездну, из которой и доносилось отдаленное журчание. Это был колодец по халатности оставленный на зиму без крышки. Снег превратил его в настоящую западню. Меня спасло лишь то, что при падении лыжи обломились и застряли в колодце. На Женю напала истерика, он громко смеялся откуда-то сверху пока я старался не чихнуть чтобы не спровоцировать падение. Наконец он сжалился и помог мне вылезти на поверхность.
До станции я шел на сломанных лыжах и никто не поверил в мою версию событий. За причиненный ущерб с меня взыскали четвертак. И вот теперь падая в темную неизвестность, я молнией вспомнил эту историю.
При падении я прилично ударился и немного уснул. Когда я наконец открыл глаза, то увидел яркое звездное небо над головой. На часах было уже около двух ночи. Я лежал на дне большого котлована. Надо было как-то отсюда выбираться.
Я стал карабкаться вверх, снег пополам с замерзшими комьями земли опрокидывал меня назад. Так я бился как лягушка в банке со сметаной примерно час. Наконец я выполз на поверхность весь в грязи, мокрый, замерзший и совершенно трезвый. Домой я вернулся только под утро перепугав родителей до смерти. Пока шел домой вдруг понял, что девушка имела в виду своей фразой. Так что возращение было совершенно безрадостным. Можно и не говорить о том, что после этого случая наши с ней отношения окончательно расстроились.
Вторая трагическая любовная история произошла не со мной, а с Валерой Рожковым где-то в конце восьмидесятых. Ехал он однажды с Миляевым в электричке на усольский фестиваль. Как обычно ехали они весело, поскольку Валера с работы прихватил литровую бутыль спирта. Пить спирт без закуски тяжело даже богатырям, поэтому Миляев как самый обаятельный отправился по вагону в поисках закуски. Большинство пассажиров посылало его в пешее эротическое путешествие, но наконец нашлась добрая душа, решившая обменять свои бутерброды на пару стаканчиков спирта. Это была девушка по имени Гера. Она пересела к нашим героям, которые тут же разумеется, распушили хвост. Узнав о цели путешествия она стала проситься на фестиваль. Приняв очередную стопку спирта стала исполнять арии оперным голосом. Пассажиры косились на троицу, но пока помалкивали. Долго продолжаться это не могло и им пришлось выйти в районе Китоя. Захмелевшая девушка надоедала все больше и отрывала от дальнейшей поездки. Поэтому они привели ее в мастерскую к уже известным нам художникам где и благополучно забыли. Но эта встреча оказалась отнюдь не последней.
Весь следующий год она попадалась Валере в электричках этого направления. Всегда радостно его приветствовала, заводила разговоры и всячески подчеркивала, что он ей не безразличен. А времена становились все хуже и хуже. Валера работал в военной организации под названием «Каскад», режимном предприятии, раскинувшим свои щупальца по всей территории бывшего Союза. Там платили очень хорошую по тем меркам зарплату, а система командировок позволяла Валере быть дома практически большую часть года. Но перестройка, развалив страну, уничтожила и налаженный военный порядок, что выразилось сперва в задержках с заработной платой, а затем и в ее полном исчезновении. Поэтому какое-то время Валере приходилось перебиваться сбором пустых бутылок, и уже вскоре он превратился в настоящего мастера этого дела. И вот во время сбора продукции на вокзале он встретил Геру снова.
Она казалась очень обрадованной встречей и предложила ехать вместе. Пока брали билеты, Валера стыдливо выкинул уже собранную посуду. В дороге Гера предложила сойти в Ангарске и попить пива. Валера смущенно признался, что у него в данный момент нет денег даже на это. Та не расстроилась и сказала, что поскольку сегодня получила зарплату, деньги не проблема. Между делом сообщила, что работает в аэропорту. Валера согласился.
Они сошли в Майске и расположились в кафе. Она заказала курицу и пиво. Потом Валера решился и занял у нее четвертной, который спустя пару минут ожидания на трассе превратился в бутылку водки. Гера от водки отказалась, и Валера добил ее в одиночку. Парочка сидела за столиком, ведя разговоры за жизнь.
Затем они пошли в летний вечер и расположились на берегу Китоя. Романтический вечер продолжался. Где-то вдалеке были видны разрывы молний, надвигалась гроза.
Валера решил искупаться, разделся догола и полез в реку. Потом наступило время для поцелуев и объятий.
Гера оказалась страстной и податливой девушкой, но когда Валера залез ей под юбку, то напоролся на член.
Немая сцена. Хмель позволил пережить шок. Затем были долгие объяснения о том, как тяжело жить трансексуалу – бесплатные операции отменили, а платная стоит больших денег. Но Валера слушал уже в вполуха. Любовь ушла, а ужас остался. С тех пор у него и возникла традиция сразу проверять кандидатку, прежде чем развивать отношения дальше…

Tags: винные мемуары, дыбр
Subscribe

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments