хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

1990. Эрнст Клюге в Алма-Ате и окрестностях



1990. Эрнст Клюге в Иркутске
1990. Эрнст Клюге на Байкале

Понедельник, 4 июня 1990 г., Алма-Ата / Казахстан

Темнеет, от провинциального аэропорта до гостиницы надо ехать не через город, а через обширный парк с вкраплениями одноэтажных деревянных домов. Район поднимается на юг к зеленым предгорьям, над которыми возвышаются впечатляющие снежные вершины. Современный центр города расположен над старым городом.
В отеле «Отрар», если верить уведомлению, ресторан закрывается в 23:00 (20:00 по московскому времени), а согласно сообщению у стойки администратора в 22:00. За полчаса до закрытия нам остался только один теплый жирный кусок еды, который, вероятно, дожидался нас не один час.. После короткой прогулки по парку ночью мы ложимся спать голодными.



5 июня 1990 г., вторник, Алма-Ата.
К сожалению, гостиница «Отрар» находится прямо на оживленной улице. Автобусы ходят в большом количестве днем и ночью без перебоев. Ревущие дизельные двигатели лишают нас сна, и на следующее утро мы разбиты и в плохом настроении. В полусне исследуем местность пешком. Общественные здания, улицы и жилые дома выглядят лучше, чем обычно. В Алма-Ате особая атмосфера, может быть, немного похожа на атмосферу курортного города. Даже дорожное движение способствует этому впечатлению. Машины обычно дисциплинированно останавливаются на пешеходных переходах, но требуется время, прежде чем мы поверим миру. Недалеко от нашего отеля в ухоженном парке находится красивый красочный православный храм. В «Парке 28 гвардейцев-панфиловцев» также находится «мемориал славы» казахам, остановившего попытку прорыва нацистских войск под Москвой во время Второй мировой войны, и красно-коричневое деревянное строение музея музыкальных инструментов. Это не намного дальше рынка. По размеру он ни в коем случае не Ташкент, но, если говорить о овощах и фруктах, выглядит хорошо. Здесь тоже слышны жалобы на завышенные цены. В обеденное время по нашей срочной просьбе нам предоставляется номер в задней части здания гостиницы, выходящей на улицу. Наше настроение начинает подниматься
Днем мы идем на юг по проспекту Ленина, который постепенно заметно поднимается, и слева находим нижнюю станцию канатной дороги. Чуть позже мы стоим на платформе горной станции на холме Кок-Тюбе на юго-восточной окраине города. Из здания вокзала никто не выезжает, двери заперты. В ответ на вопрос Евы нам указывают в последний момент на вход. Затраченные усилия стоят того, чтобы полюбоваться великолепным видом на почти 5000-метровую цепь Кунгей Алатау и пик Талгар. Колонии дач прорвались в предгорья. Мы находим ресторан в стиле юрты в руинах, поэтому никто не покидает канатную дорогу. На склонах, которые мы выбираем, чтобы вернуться в город между недостроенными дачами обильно цветут всевозможные цветы, среди которых возвышается бетонная башня телевизионной станции. Теперь, днем, около тридцати градусов, а обратно путь далек.
Среда, 6 июня 1990 г., экскурсия из Алма-Аты на Медео и в горы.
Сегодня мы приближаемся к вершинам, которыми мы восхищались вчера к югу от Алма-Аты. Интурист делает это возможным. «Волга» с казахским, прекрасно говорящим по-немецки супервайзером и русским водителем доставит нас на высокогорный стадион «Медео» в 17 км от города на высоте 1690 метров. Обычно путешествие заканчивается здесь, у подножия мощной земляной плотины, защищающей от сходов грязи и обломков. Вы посетите «Казахский аул», коллекцию юрт, частично музей, частично гостиницу, частично ресторан, где вы можете очень плотно пообедать в казахском стиле, а затем вернетесь в отель. На нашу экскурсию запланировано вдвое больше времени, то есть шесть часов. Наш гид, высокий спортивный парень с монгольским лицом, предлагает продолжить подниматься на подъемнике, и мы соглашаемся. Чтобы сократить полуторачасовую прогулку до станции подъемника в долине, наш товарищ останавливает грузовик, который мучает себя по мощеному склону с грузом выкопанной земли. Он узнал водителя, случайного знакомого. Втиснувшись в кабину водителя, мы экономим силы. Стройная казахская ель, якобы первобытный лес, только начинает цвести. Поздним утром спокойно и по-летнему тепло.
В два этапа кресельный подъемник доставит нас по горным лугам с привлекательными цветами на высоту примерно 3200 метров над уровнем моря. Мы находимся в исходной точке для туристов и альпинистов, группа собирается отправиться в путь, начало многодневного тура.
Прежде чем мы сможем более подробно разобраться с очаровательной альпийской растительностью, наш спутник убеждает нас вернуться. Немного растерявшись и неохотно, мы следуем его совету. По дороге от нижней станции подъемника к Медео куратор «Интуриста», рассказал нам о том, что местное руководство не интересуют предложения по расширению туристических маршрутов. Невежество начальства не может быть компенсировано частными инициативами. Как молодой специалист, он получает всего 120 рублей в месяц, низкую зарплату, которой не должно хватить на семью из четырех человек. Он живет как единственный сын, подчиняясь казахской традиции, в доме родителей. Объявленное повышение цен на основные продукты питания явно беспокоит его. Вскоре разговор перешел на другие темы. К счастью, в Казахстане нет конфликтов между национальностями. Причиной разногласий в других республиках СССР он называет снижение качества и количества товаров народного потребления. Он сетует на низкую трудовую этику, считает немцев в Казахстане лучшими работниками. Он повторяет фразу, которую мы уже слышали несколько раз: «70 лет советской системы - достаточно!» Его оптимистическая вера в блага капитализма вызывает к жизни контраргументы путешественников из капиталистической Германии. Они на примере стран «третьего мира» хотят объяснить, что идея «капитализм равняется богатству» не обязательно работает, но его веру, видимо, не поколебать.
Наш марш вниз в долину заканчивается в Казахском ауле, наконец, над Медео. Нас ждет застолье в юрте между яблоньками. У нас назначена встреча с нашим водителем в 15:30.
























Четверг, 7 июня 1990 г., Алма-Ата.
Не совсем законная поездка на казахские равнины сорвана. Как вариант, мы идем в центральный музей. В эффектном современном здании хранятся коллекции, которые стоит увидеть: находки костей доисторических животных, окаменелости, наследие людей каменного века, находки из раскопок культур, существовавших в Казахстане, обширные этнографические коллекции, документирующие жизнь кочевников, и, что не менее важно, свидетельства недавней истории. например из Второй мировой войны. Центральный музей Казахской ССР - международного уровня, единственная проблема - это описания экспонатов исключительно на русском языке.
Через несколько часов мы пройдем в Ботанический сад через бывшую площадь Брежнева, ныне называемую площадью Республики, и местную копию московской Красной площади. Горы сегодня окутаны туманом, но здесь солнце разогнало морок, температура от 28 до 30 градусов по Цельсию. Как и все русские колониальные города с царских времен, Алма-Ата была хорошо построена, с широкими улицами и множеством зеленых насаждений. Незадолго до пункта назначения дорога ведет по неприметному мосту. Протекающий здесь горный ручей - жертва советских инженеров-строителей.
Названный путеводителями ботанический сад вряд ли узнаваем как таковой. Если бы не стеклянный купол тропария, можно было бы подумать, что вы находитесь в большом заросшем городском парке. В удаленной части участка припаркован омнибус. На лужайке за живой изгородью в траве спит дюжина рабочих.
Устали гулять, возвращаемся на старом трамвае. Билеты на все виды транспорта продаются в киосках, единовременная цена 5 копеек.
Вечером в отеле «Отрар» гостей развлекает джаз-бэнд. Музыканты неплохие, главное играют на разумной громкости. Другой ансамбль играет этажом ниже, заставляя дрожать стены. Такая музыка, кажется, лучше всего принимается в СССР. Для этого нужны электронные инструменты, много синтезаторов, мотивы навеяны фольклором, представлены громко и вредно для слуха. Потом хорошее настроение возникает вновь.
Тем временем молодые люди встречаются на террасе отеля. Судя по всему, именно женщины тратят на одежду много времени и сил. Косметическая промышленность процветает, в любом случае недостатка в косметике нет. Практически все женщины употребляют её, часто чрезмерно. Стереотипные жалобы на ухудшившееся предложение товаров народного потребления и шумные городские настроения, похоже, противоречат друг другу. В любом случае нельзя игнорировать удовольствие от потребления.




























Пятница, 8 июня 1990 года, Алма-Ата
Утро жаркое. Едем на автобусе по 10 копеек с человека до Медео в горах. Когда мы выходим, вершины гор только появляются на сером небе. Пока мы стоим в очереди за шашлыками у мангала, идет дождь. Ничего из запланированного похода не получится без Интуриста. Мы застряли в простом ресторане самообслуживания, пока дождь не утихнет. В зале ожидания 6-го автобуса до Алма-Аты собралось много людей. Температура резко упала. Водитель открывает двери, и слишком большая толпа пытается попасть в автобус, толкая и таща за собой, несмотря на потери. Унизительное зрелище, которое мы увидели впервые за время нашего путешествия. Мы втягиваемся в автобус одними из последних, почти все так или иначе влезают в машину, которая полностью перегружена, стопы игнорируются. У дворца имени Ленина, мы выходим из автобуса и сначала отдыхаем на скамейке в парке. Вскоре после этого нас настигает дождь, и мы бежим в отель.































Tags: Алма-Ата, Россия, Средняя Азия, Туркестан, история, фото
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments