хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Из прошлого (2009)



В пятницу вечером состоялось грандиозное отмечание 30-ти летнего юбилея Сеня, вокалиста группы shaj_tan.
В процессе подготовки данного торжества было закуплено 7 килограммов шашлыков, три килограмма куриных крылышек, килограмм бараньих котлет, три ящика разнообразного пива, неустановленное количество водки, текилы, коньяка и виски. В отличие от предыдущих аналогичных дней рождений это юбилейный Сеня решил провести на новой репетиционной точке группы. В самом деле, проблема с кондиционером разрешилась, внутренний уютный дворик был уже вполне готов к дебошу, а вечером у нас теперь довольно прохладно, так что традиционный выезд на природу был трансформирован в выход во двор.




Гостей должно было быть много, но они удачно шли не толпой, а какими-то маленькими косяками: поздравляли, съедали положенную порцию мяса, выпивали предложенное спиртное и незаметно исчезали, оставляя место для следующих гостей. Неизменными оставался лишь основной костяк. Сеня готовился устроить традиционный именинный дебош, но тут возникла одна закавыка. Все предыдущие дебоши носили спонтанный импульсивный характер (о некоторых, как полуночное купание в море в обнимку с литром «Баккарди» я уже как-то рассказывал), здесь же разгул должен был принять организованный характер. Забегая вперед, скажу, что у Сени все получилось, а вот я в итоге почувствовал приближение старости.
Итак, начало большого дебоша положил сам юбиляр, когда начал поджигать угли при помощи газовой горелки. Затем, где-то между третьей и пятой бутылкой состоялся импровизированный концерт группы «Шай-тан». Концерт получился неплохим, несмотря на то, что выпитое участниками повлияло на их слаженность и виртуозность. Сеня был в ударе и устраивал на сцене яркое шоу. Правда ближе к финалу он слегка спекся и предпочитал петь в лежачем положении. К этому времени мне нашли подходящее занятие.




Когда я сказал о надвигающейся старости, я не шутил. В окружении группы всегда полно молодых девушек, которые с неизменным упорством относятся ко мне как к ветерану войны, случайно заглянувшему на кислотную дискотеку. То есть с уважением к орденам, но с недоумением от того, что видят меня в неположенном для подобной рухляди месте. Видимо поэтому в этот раз хозяева точки навязали мне роль эскорта для их знакомой туристки из России. Туристке было уже сорок, и они посчитали, что бабушка вполне может позабавить дедушку. В принципе примерно так все и получилось.
Как декламировала известная миледи: «бросьте жертву в пасть Ваалу, киньте мученицу львам...». Примерно такой жертвой и чувствовала попавшая на вечеринку жительница славного города Пермь. Она приехала вместе с севиной подругой как раз в тот момент, когда грань между празднованием и пьянкой стремительно исчезала под напором энтузиазма участников. Я к своему собственному удивлению был практически единственным трезвым человеком. Не удивительно, что Света (так знали эту гостью с Урала) инстинктивно тянулась ко мне. Она просидела весь концерт с широко открытыми глазами, а когда потом пошел послеконцертный микс из песен ДК, Сявы, Коррозии Металла и Вежливого Отказа, то вообще отказалась отходить от меня хоть на шаг. Я же припоминая какие-то уже изрядно подзабытые приемы вежливого ухаживания, морочил голову гостье всякой ерундой, не забывая незаметно спаивать ее отменной текилой. По своей бурной молодости я помнил, что женщины в процессе проходят несколько последовательных стадий: «я вообще не пью», «я не пью крепкие напитки», «я пью только по чуть-чуть», «обычно я водку смешиваю с соком» и «какой у нее приятный вкус». С момента встречи до расставания я провел Свету по всем этим ступеням постижения мира. Тем более что окружающий мир становился для случайно залетевшего на этот порочный свет цивила все более и более безумным. Сеня стремительно убивал в себе человека и уже совершал третий по счету неуверенный подход к кадушке, заботливо приготовленной для тех гостей, кто решил показать съеденное окружающим. В толпе приглашенных начинались мелкие бычки по разным вопросам и даже мне начали кидать предьявы за необъективность в оценке одной из групп на концерте в Тель-Авиве. Чувствовал себя театральным критиком на суде персонажа Винсента Прайса. Правда, без киношного летального исхода, ибо я все правильно развел по понятиям, поэтому пусть радуются, что я не подписал их на услуги от нашей фирмы. Света смотрела на все это все более и более замутненным взглядом, в котором явственно читались страх и отвращение.



Буквально за следующие полчаса я от нее узнал практически все: она работает в крупной торгово-оптовой компании в отделе кадров, компания в авиакатастрофе потеряла двух директоров и теперь вместе со всей Россией находится в глубоком кризисе. Фирма распустила своих работников в неоплачиваемые отпуска на два с половиной месяца, вот поэтому Света тут и находится в гостях у друзей. Её институтское образование психолога не нашло применения в суровой обстановке уральского города и теперь у нее вся надежда на фиктивный брак с израильтянином. Этой скороговоркой она пыталась огородиться от внешнего мира, из которого к ней проникали пьяные рожи с вопросами, знакома ли она со своим земляком Сявой, и ходила ли она на его концерты. После того, как она увидела сцену в исполнении именинника «набрызгаю из персонального шланга везде докуда достану» она охнула и потащила меня в дом.
- Игорь, ответьте мне на один вопрос. Что вы делаете в подобной компании?
- Сам не знаю, - честно отвечаю я, - текилу пью, шашлыки ем. А их я и сам плохо знаю.
- Я так сразу и поняла, - говорит, - вы на них совершенно не похожи. Вы такой интеллигентный...
- Да, да, - торопливо говорю я, - давайте Светочка за интеллигентность на брудершафт и выпьем...



Где-то в районе часа ночи психическая конструкция Светланы окончательно дала пробоину, и она начала умолять отвезти ее домой. Сеня уже лежал пыльным мешком на диванчике в салоне, Бас-гитарист с видом поверженного басмача храпел на ковре полуголым, но с пистолетом в кобуре. Сеню разбудить оказалось занятием безнадежным, а вот Вадик с двух пинков вскоре подал признаки жизни. Мы повезли гостью на его машине, прихватив с собой остатки текилы. Света уже не имела возражений пить текилу без закуски и запивона, но при виде моей руки со стаканом протянутой шофёру на мгновение протрезвела.
- Боже, вам нельзя пить за рулем!!
Водитель, забыв про дорогу, повернув к ней весело-пьяное лицо, ответил:
- Мы с Игорем только по пятьдесят грамм и все.
Следующий стакан Света выпила залпом. Я проводил женщину до дверей, получил от женщины торопливый прощальный поцелуй и слова:
- Спасибо, что спасли меня от этих животных.
Можно было возвращаться обратно в ад.




В студии вяло бродили отдельные не очень прочно стоящие на ногах личности, остальные дремали подобно позабытым куриным крылышкам, к которым я и обратил свои взоры. Допил текилу, доел крылышки, и собрался было домой, когда обнаружилось, что сенина подруга выпила лишнего и отказывается ехать на машине, а собирается идти пешком. Пришлось мне в четыре часа ночи тащить ее по темным лестницам Нижнего города к нам на Адар.
- Зачем, ты со мной идешь? - постоянно говорила она, - зачем тебе это все надо?
- Не знаю, - честно говорю я, - привык уже как-то.
Потом из темноты вынырнул знакомый автомобиль, я насильно погрузил Элеонору в машину и мы поехали. Домой я добрался к пяти усталый донельзя. Всю субботу провалялся в кровати. Старость не радость.
Через какое-то время мы со Светой пересеклись снова, но это уже совсем другая история…
Tags: Израиль, дыбр, музыка, ночное чтиво
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments