хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Из прошлого


К группе Bauhaus у меня старая любовь. Одно из первых свиданий с моей будущей женой проходили под эту музыку. Но это лирика, в топку. Главное, что когда мне сообщили о том, что Питер Мерфи приезжает к нам и дает два выступления в Т.А. я понял, что «год не пей, два не пей, а сегодня укради и выпей». Поэтому я начал как раз с того, что украл час рабочего времени и смылся с работы пораньше. Приятели подъехали и забрали меня на машине. Затем мы поехали собирать других участников автопробега. Путешествие обещало быть не скучным, поскольку один из приятелей должен был проставиться французским коньяком. Водила солидным голосом убеждал меня, что пить придется быстро, перед тем как проникнуть на концерт, поскольку за рулем он больше не пьет. Мы уже и так довольно сильно опаздывали - концерт в 21.00, взяли меня с работы в 20.00, а забирать остальных заняло минут сорок. Добраться от нас до Т.А. за 20 минут вещь нереальная, и все надежды были или на разогревающую команду или на традиционный бардак, при котором назначенный на определенное время концерт мог быть задержан на невменяемое долгий срок. Мы тронулись в путь, надеясь и предвкушая.
Приятель не подвел и подогнал коньяку. Правда, обнаружилось, что водила забыл про стаканчики, так что пришлось пить дорогое пойло из горла, передавая друг другу бутылку и делая долгие обжигающие глотки в тесном пространстве салона. Водитель забыл как-то сразу данные брачные обеты и понужал коньяк наравне с остальными. Коньяк на голодный желудок оказал незамедлительное воздействие, мир вокруг нас стал меняться прямо на глазах, дорожная разметка таинственно отсвечивала желтым как в «Шоссе в никуда», а на дороге стали проявляться различные странные объекты, заставляя меня представлять, что мы посреди шоссе номер два попали в «Сумеречную зону». Нас начала обгонять автомашина, на крыше которой вольготно расположился диван, фаллически устремляя свою верхнюю часть в ночное небо. Приятель, как художник фотографического жанра, решил запечатлеть эту красоту и попросил водилу прибавить скорости, чтобы снять машину и ее всадника в самом выигрышном ракурсе. Водитель диваноноситель, увидав наши манипуляции, как-то сразу все правильно понял, смущенно улыбнулся и бросился в отрыв. Какая нетрезвая поездка обходится без быстрой езды, мы, улюлюкая и допивая коньяк, устремились в погоню и стараниями нашего драйвера приятель смог сделать пару неплохих кадров. В общем, в Т.А. мы приехали разгоряченные выпитым и увиденным в предвкушении продолжения банкета уже непосредственно на концерте.
Концерт должен был проходить в популярном клубе «Барби», традиционно славящегося неизменной давкой в зале, высокими ценами на бухло и отвратительным звуком. В последний раз я в "Барби" был сто лет назад еще на Егоре. Тогда цена на спиртное меня не волновала, поскольку все спиртное я пронес с собой, большую часть времени провел за кулисами, а к словам и музыке особенно не прислушивался. Теперь же был другой расклад.
Сразу же обнаружилось, что опоздав на полчаса, мы ничего не пропустили, поскольку ничего еще и не начиналось. Воспользовавшись этим обстоятельством, мы накатили еще по стакану вискаря из бара и принялись расчищать место у сцены. Хитрые приятели пустили меня вперед и мои 110 кг, зычный голос и веселое настроение разбросали в сторону местную публику позволив оказаться в самой непосредственной близости от грядущих событий. Нам было уже хорошо и пьяно, когда наконец-то началась движуха, и музыканты появились на сцене.
Оправдались самые страшные предсказания. Звук был таким отвратительным, что Мерфи мог исполнять вместо «Bela Lugosi's Dead» «Белые розы» и никто бы не заметил. Даже нам стоящим в первом ряду нельзя было разобрать ни единого слова. Впрочем, энергетика перла со сцены с мощью и яростью Ниагарского водопада, мы как вампиры бешено впитывали потоки энергии, виски побратавшись с коньяком било по мозгам и заставляло прыгать, орать и распугивать публику. Пятидесятилетний Мерфи зажигал не хуже Игги Попа, общался с народом, бегал по сцене и заводил зал. Я колбасился не хуже остальных, вдобавок по старой традиции написал под сцену. В самом деле, чем Мерфи хуже Дипов и Кустурицы?
Прошло каких-нибудь лет сто, и концерт неожиданно закончился. Музыканты раскланялись и ушли со сцены. Поскольку у нас к Мерфи накопились кое-какие вопросы, мы пошли за кулисы, чтобы пообщаться с музыкантом. Там мы продвинулись гуськом неожиданно далеко, пока не оказались схваченными местными секьюрити. Оказавшись снова в зале, мы не спешили уходить. Мои сотоварищи, решившие в тот вечер окончательно опроститься, слоняясь по залу, допивали пиво из сотен оставленных пивных бутылок. Я же, как человек пусть и демократичный, но довольно брезгливый просто попивал минералку из не откупоренной бутылки оставленной организаторами на сцене для Питера Мерфи. Когда большая часть публики вышла из помещения в поисках дальнейших развлечений, к оставшимся верными вышел сам Мерфи и отдал себя им в полную власть. Он отвечал на вопросы, пожимал всем руки, позволял фоткаться с собой даже таким к тому времени совершенно невменяемым поклонникам как я с моими спутниками. Потом он ушел, и стало совсем тихо. Приятели поймали зазевавшегося звукооператора (и по воле случая хозяина клуба) и провели с ним разъяснительную работу. Звукооператором оказался пожилой колоритный местный абориген, пьяный чуть больше нашего, который при разговоре пускал густой луковый запах с энергией дракона Смога. На все наши замечания он говорил – «все это фигня, когда я играю со сцены звук всегда великолепный». Нашу фразу о том, что «жаль, что сегодня вы не были на сцене» он демонстративно пропустил мимо ушей, заведя разговор о разном. Спустя некоторое время мы оказались на улице.
Надо было чем-то остудить головы, а для израильтянина лучший способ успокоиться - это что-нибудь съесть. Поэтому мы поехали в Яффо, где приятель первым делом принялся исследовать какую-то жирную мусорку, в которой обнаружил мощные запасы просроченного хавчика. Поев, чем Бог послал, мы передвинулись в более цивильное заведение. Там все принялись поглощать шуарму, а я съел сладкий рогалик и погрустнел. Было уже три часа ночи, до дома оставалась изрядное количество миль, и я неожиданно подумал, что делаю в этом душной отвратительном заведении принадлежащем лицам арабской национальности. Я решил обдумать это снаружи, вышел и как-то незаметно завернул за угол. Прохладная брусчатка тротуара неожиданно поманила меня к себе, и я лег, прижавшись щекой к ее камням. Stranger In A Foreign Town. Спохватились обо мне только спустя полчаса и обнаружили по призывному звуку мобилы. Мы сели в машину и поехали домой.
В дороге спали все даже водитель. Машина, хорошо зная дорогу, возвращалась обратно по своим следам. В пять утра меня толкнули в бок и голос мертвеца произнес «твой дом там». Я посмотрел в безжизненные глаза водителя и решил последовать его совету. Придя домой, я зажег свет во всех комнатах, разбудил домочадцев, произнес фразу «господа, я мертв», аккуратно выключил повсюду свет, лег в кровать и незамедлительно уснул.
Вечер, несомненно, удался.









Tags: дыбр, музыка, ночное чтиво, фото
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments