хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Винные мемуары-2 часть 17

Винные мемуары: Мои университеты" ч1-13
Винные мемуары. Начало
Винные мемуары. Часть 2
Винные мемуары. Часть 3.
Винные мемуары. Часть 4.
Винные мемуары. Часть 5
Винные мемуары. Часть 6
Винные мемуары. Часть 7
Винные мемуары. Часть 8
Винные мемуары. Часть 9
Винные мемуары. Часть 10
Винные мемуары. Часть 11
Винные мемуары. Часть 12
Винные мемуары. Часть 13.
Часть вторая: Проблемы пития в переходный период
Винные мемуары - 2. часть 1.
Винные мемуары - 2. часть 2
Винные мемуары-2. часть 3
Винные мемуары-2. часть 4

Винные мемуары-2. часть 5
Винные мемуары-2 часть 6
Винные мемуары-2. часть 7
Винные мемуары-2 часть.8 (Новогодняя)
Винные мемуары-2 часть 9
Винные мемуары-2 часть 10
Винные мемуары-2 часть 11
Винные мемуары-2 часть 12
Винные мемуары-2 часть 13
Винные мемуары-2 часть 14
Винные мемуары-2 часть 15
Винные мемуары-2 часть 16
Возвращаюсь к разговору о пиве. Так вот, в то время в области лучшее пиво варили в Братске. Хочешь хорошо посидеть, бери билет за десять рублей и лети час самолетом. Братск, должен признать, забавный городок, вырубленный в тайге. Его две главные магистрали выходят из тайги и исчезают в оной. Он славен своим острогом и Комбинатом. Первый привлекает туристов, второй дает и отбирает жизни горожан. У моей подруги мать пока не переехала в Дзержинск, жила в этом городе и нам приходилось регулярно ее навещать. Мое первое впечатление от города: мы только что приехали, разложили вещи, и я решил выйти на балкон покурить. Не успел я сделать первую затяжку, как понял, что курить то мне уже и не хочется. Впрочем, не только курить, но и дышать. С синюшным лицом я вернулся в квартиру и узнал, что аборигены стараются не выходить наружу, когда ветер гонит в город отравленный воздух с Комбината. Впрочем, ко всему можно привыкнуть и спустя какое-то время я тоже перестал обращать внимание на подобные мелочи.
Квартира, где мы обитали, удобно находилась в центре города, и до культурных объектов Братска было просто рукой подать. В кафе под забытым за давностью лет названием творили просто-таки замечательные пирожные и торты, что в эпоху господства общепита вызывало удивление пополам с уважением.
Ресторан «Тайга» - замечательное место, где готовили очень вкусно и довольно недорого. Мы любили там ужинать. Ресторан находился при гостинице с тем же названием. Гостиница стала особенно известной после известных событий во время турне группы «Кино» по городам нашей области.
В Иркутске шабаш проходил под фонограмму на стадионе, поклонники скупили все билеты, но мне все это было по барабану, поскольку у меня были проходки. Помнится, мы с Валерой Рожковым изрядно приняв, решили посетить это мероприятие. Смутно помню, что часть тусовки решившая сэкономить на билете пыталась проникнуть на стадион через туалетные, подвальные и прочие помещения, но везде натыкалась на заботливо расставленные милицейские заслоны. Выловив из этой массы более менее знакомых личностей мы провели их по нашим бэйджикам, а затем решили посмотреть само представление. Решив быть ближе к народу, мы влились в самую ярую толпу фанатов и незамедлительно выпили. Местная группа «Принцип неопределенности» бывшая у Цоя на разогреве как раз закончила свое выступление и стадион начал выкрикивать хором слово из трех букв. Наконец это слово обрело плоть и объявилось перед публикой. С трибун оно выглядело маленькой черной точкой, но народ, увидев это пятно, закричал еще сильнее, что потребовало еще одного глотка из бутылки. Перед нами прыгали две поклонницы лет эдак пятнадцати-шестнадцати, и судя по их лицам, они были в трансе. «Кино» начало выдавать свои хиты, девицы стали впадать в полное беснование, подпевая известным строчкам из песен, но полное одержание началось, когда Цой запел про пачку пельмень сигарет. Девицы начали бешено подпрыгивать, подкидывая в воздух пачки своих курительных палочек дико вереща при этом «СИГАРЕТ!!! СИГАРЕТ!!!» Этого уже выдержать было нельзя, поэтому мы заботливо подсунули под их прыгающие попы пустую посуду и свалили с мероприятия. Впрочем, я увлекся, поскольку разговор был о другом.
Надо отметить, что в Братске публика была почти сплошняком гопническая, в топах у них были «Ласковый май» с «Кино», чуть позже их озарило «Сектором Газа» и «Красной Плесенью». Ждать долго они не любили, рокеров и неформалов инстинктивно ненавидели, поэтому, когда концерт в Братске задержался на какое-то совсем уж непозволительное время, они ворвались в гостиницу «Тайга», куда поселили музыкантов из «Принципа неопределенности» и за неимением Цоя, подвергли линчеванию тех, кто оказался в зоне их досягаемости. По возвращению, изрядно покалеченные музыканты неохотно делились подробностями встречи с жителями города.
Было еще третье культурное место, более демократическое, чем первые два и невероятно популярное. Уютный пивной бар по сравнению с нашими иркутскими казался пришельцем с гнилого запада – в нем одновременно торговали как минимум тремя сортами разливного пива. Стоит заметить, что по качеству Братское пиво уделывало Иркутское одной левой. Ради этого стоило жить и тратить время и деньги на перелет. Однажды за мной увязался Андрей Семенов. Я, как помню, взял его с собой с меркантильными целями – подруга попросила привезти от матери тумбочку со швейной машинкой. Одному ее было не довезти точно.
Итак, мы выехали рано утром и уже в одиннадцать часов мы приступили к дегустации. Пиво было одобрено, затем проверке подверглись другие сорта и весьма недурственная закуска. Так мы просидели часика четыре, пока в зале не начала скапливать гопническая часть обитателей города. Разумно решив продолжить в другом месте, мы ушли домой, по пути купив в магазине разных спиртных напитков. За разговорами как-то забылось о том, что нам вести еще в Иркутск и бандуру. Вспомнилось уже ближе к отлету, когда подруга позвонила, решив проконтролировать ситуацию. К моменту отлета было в квартире три нетранспортабельных предмета: швейная машинка, я и Семенов.
Вызвали такси к дому. О том, что мы уезжаем, знал весь подъезд. Тумба вырывалась из рук, убегала вперед, стуча по дороге во все двери. Как мы выбрались из подъезда, я не помню. Шофер нам троим оказался не рад, но при виде денег смирился, погрузил нас в машину и мы поехали в аэропорт. По приезду выяснилось, что Семенов умер и не подает никаких признаков жизни. Битье по щекам и крики в уши «менты, просыпайся» не имели успеха. Пришлось положить его поперек тумбы и в таком виде вступить на территорию аэропорта.
Местные авиаперевозки обладали одной особенностью. Весь груз пассажиры должны были тащить до самолета сами и уже только там надеяться на чью-то помощь. Я как-то легко прошел регистрацию, объяснив, что труп образовался ввиду нашего пребывания на свадьбе племянницы. К моему горю отнеслись с пониманием, и я повез тело дальше. Семенов во сне начал ворочаться, что закончилось его падением на асфальт. В сознание он приходить отказывался, я с трудом запихнул его обратно и побрел к самолету. Там добрые люди забрали у меня тумбу, и я отволок Семенова внутрь. Меня самого мутило всю дорогу, и было особенно обидно то, что к моменту посадки Андрей уже проснулся и был как огурчик. Он раскаивался в содеянном и готов был помогать по мере сил. Мне его энтузиазм не нравился, но я ничего не мог поделать. Катастрофа наступила в тот момент, когда по прилету он решил самолично вынести тумбу из самолета. Тумба поднялась в воздух и рухнула на этого сушеного Геракла, сломав при падении себе два колесика. Семенов же внешне непострадавший вновь принес извинения и помог дотащить тумбу до здания аэропорта, поскольку катиться она уже не могла. В вестибюле нас уже поджидали подруга и скандал, утихнувший лишь спустя дня три…
В следующий раз я вернусь к теме рок-музыки…

Tags: винные мемуары, дыбр
Subscribe

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments