хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Винные мемуары-2 часть 13

Винные мемуары: Мои университеты" ч1-13
Винные мемуары. Начало
Винные мемуары. Часть 2
Винные мемуары. Часть 3.
Винные мемуары. Часть 4.
Винные мемуары. Часть 5
Винные мемуары. Часть 6
Винные мемуары. Часть 7
Винные мемуары. Часть 8
Винные мемуары. Часть 9
Винные мемуары. Часть 10
Винные мемуары. Часть 11
Винные мемуары. Часть 12
Винные мемуары. Часть 13.
Часть вторая: Проблемы пития в переходный период
Винные мемуары - 2. часть 1.
Винные мемуары - 2. часть 2
Винные мемуары-2. часть 3
Винные мемуары-2. часть 4

Винные мемуары-2. часть 5
Винные мемуары-2 часть 6
Винные мемуары-2. часть 7
Винные мемуары-2 часть.8 (Новогодняя)
Винные мемуары-2 часть 9
Винные мемуары-2 часть 10
Винные мемуары-2 часть 11
Винные мемуары-2 часть 12
Надо признаться, на кладбище мы приехали изрядно поддавшие и чуть-чуть опоздали. Когда мы подошли к назначенному месту, гроб уже опустили и начали зарывать землей. Идея перенести похороны на более раннее время себя не оправдала: фанаты Цоя находились на кладбище уже с вечера. Их было какое-то безумное количество. Между могил стояла даже палатка. У всех присутствующих были кассетники, откуда неслись песни Цоя. Из песен преобладающей была та, что со словами «попробуй встать вместе со мной, вставай рядом со мной». Нас это сильно раздражало и когда, мы отхлебнули из бутылки еще пару разиков, Кузьма подошел к одной кучке фанатов и предложил им: «как-то вы неправильно поете. Пойте лучше «попробуй лечь вместе со мной, ложись рядом со мной». Вышла безобразная сцена, едва не перешедшая в драку. Еще немного потусовавшись, мы покинули это место скорби.
После полудня на Невском проспекте образовалась странная процессия: тысячи фанатов создали колонну с флагами и изображениями Цоя и двинулись в сторону Зимнего дворца. Я уже запамятовал с какой целью они предпринимали эти телодвижения, они то ли хотели переименования какой-то улицы в улицу Цоя, то ли установки памятника ему же в центре города. Неважно, главное что вся эта пестрая неформальная толпа шла на штурм Зимнего. Я какое-то время потусовался в толпе, пытаясь спровоцировать беспорядки выкриками «к черту Зимние, давайте громить винные», но укуренная толпа, более увлеченная громкой музыкой «Кино», чем моими дельными предложениями медленной гусеницей тянула себя к месту назначения. Честно говоря не помню, чем все закончилось, ибо чуть позже я окончательно выдохся и пополз на улицу Восстания спать…
В тот приезд я еще довольно много тусовался с Резентул и она помогла мне убедиться в том, что старинные солидные здания на Невском скрывали в себе жуткие разрушения. Ее квартира была как раз в одном из таких домов колодцев и внешне вызывала воспоминания о Петербурге Достоевского. В квартире был чудесный старинный изразцовый камин, который к сожалению не работал с момента революции, но впускал вовнутрь холод в неимоверных количествах. Высоченные потолки были все в древних потеках и квартира казалось каким то склепом добрых надежд. Как выяснилось, в те времена городское управление не заботилось ремонтом этих древних жилищ, как же сейчас обстоят дела лучше моего знают питерские френды.
В 1991 году мой визит в Питер не состоялся по уже известным моим читателям обстоятельствам и когда я его посещу еще раз, Бог весть. Хотя, если честно, очень хочется.
Вернемся в родные пенаты. Пока я разъезжал по Питерам, на родине продолжалось противостояние Иркутска и Ангарска. Иркутск привозил «Нюанс», организовывал разнообразные рок-фестивали, куда съезжались группы от Новосибирска до Владивостока. Первой новосибирской командой, приехавшей в Иркутск стала группа «Закрытое предприятие», в которую входил вездесущий барабанщик Ренат Вахидов, затем последовали «Путти». Красноярск был представлен какой-то мутной «Амальгамой», Владивосток - рок-бардом Деминым и совершенно беспонтовым «Союзом ветеранов санэпидемстанции», а Магадан прислал не крутых исполнителей шансона, а трансвеститов из группы «Миссия: Антициклон». Помимо этого, рок-клуб вписался в движение «Рок чистой воды», что позволило им провести несколько фестивалей в довольно странном месте, а именно помещении местного цирка. «Рок чистой воды» запомнился в основном Юрием Наумовым и случайными гостями фестиваля французской панк-группой «Цирроз печени рабочего класса». При всех наших неладах с клубом, именно мы осуществляли запись всех этих фестов. От «Рока чистой воды» у меня остались разнообразные воспоминания, так или иначе связанные с алкоголем. Не оставляя желания вредить клубу где только возможно, я в тот день пивший уже с утра устроил халявный прорыв на концерт десяткам человек, которые по непонятной причине оказались хорошенькими девушками. Способ был прост и незатейлив. Я обошел своих знакомых музыкантов и организаторов фестиваля, отобрал у них бейджики и вынес их в народ. Когда первая партия таким путем прошла, я забрал у счастливцев их пропуска и ушел за новыми желающими, чувствуя себя новоявленным Шиндлером.
В перерывах между подвигами я довольно мило пошутил вместе с Антоном Тихоновым, музыкантом из «Принципа Неопределенности» над уже известным вам Алексеем Рыбаковым. Надо отметить, что я был изрядно пьян, впрочем как и Антон с Лешей. Мы отвели Рыбакова за сцену, где стояли клетки со львами и тиграми. Клеток было примерно с десяток, там же были складированы части конструкции, во время представления сооружаемую на арене. Одной из таких частей, а именно узким металлическим коридором, которым хищников выпускают на арену, я заранее заинтересовался. Загодя вытащил его из угла, где он находился и приставил к клетке со львом. Обратите внимание, за кулисами было довольно темно. Заманив в это место Рыбакова обещанием дунуть, мы схватили его за руки и мрачными голосами сказали, что «узнали о том, что ты изменяешь своей жене Анне, которую мы хорошо знаем и уважаем. За это мы решили тебя предать смерти». После этих слов, мы его кинули в этот металлический коридор и закрыли дверцу. Рыбаков метнулся от нас вглубь и напоролся на льва. Чудовищный вопль разнесся на мили вокруг смешавшись с львиным рыком. В темноте Леше решетки не было видно и шутка удалась на славу. Когда мы его выпустили, он был совершенно трезв, но бился мелкой дрожью. Поскольку ему вскоре нужно было идти на сцену, нам пришлось его срочно отпаивать водкой. Рыбаков по природе своей был человеком незлобивым и отходчивым, поэтому на наши отношения этот розыгрыш никак не повлиял.
Должен отметить, что в те годы ему и без нас не очень везло по жизни. Создавалось впечатление, что кто-то его заколдовал. 30 декабря был для него самым опасным и травматическим днем. В 1988 году в этот день, мы усердно готовились к празднику и уже к часам десяти вечера были совершенно пьяны. Иначе не объяснить нелепое желание ехать на бульвар Постышева кататься на ледяных горках. Впрочем, все было довольно весело, а совсем разухабисто стало, когда мы вместо санок стали использовать мертвецки пьяного Рыбакова. Когда тот неожиданно проснулся и увидел себя стремительно мчащимся с седоком с горы вниз, он непонятно что вообразил и ринулся наутек. Следующий час мы провели в поисках Алексея, ведь нельзя было оставить пьяного человека на морозе. Мы обыскали все местные дворы, заглядывали в подъезды и кусты, но его нигде не было. Почти заполночь мы отправились по домам. Уже утром выяснилось, что сбежав от нас он попал под машину. Когда мы пришли к нему домой, он лежал в кровати весь синий и, по-моему, со сломанной рукой.
В следующем, 1989 году ему 30 декабря на голову упала тяжелая люстра, когда он был в гостях у друзей. 30 декабря 1990 года запомнилось нам еще одним несчастным случаем с Лехой. Будучи изрядно навеселе, он спускался по лестнице, держа в руках ящик с детским питанием. Поддавшись желанию прокатиться на перилах, он сиганул в лестничный пролет и упал с весьма приличной высоты. На этом его беды не закончились, поскольку вслед за падением его самого, ему на голову упал тот самый ящик, который он держал в руках. Когда я на утро приехал в больницу, Рыбакова было не узнать. Выражение человек-синяк обрело плоть. На память с того дня у меня в архиве осталась поляроидная фотография, запечатлевшая тогдашний лик нашего страдальца. Такие опасные события по тридцатым числам декабря происходили с такой неумолимой последовательностью, что Анка, жена Рыбакова, несколько лет отказывалась выпускать его в этот день из дома.
О Рыбакове мы еще поговорим, а пока вернемся к фесту.

Tags: винные мемуары, дыбр
Subscribe

Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments