хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Винные мемуары-2 часть 12

Винные мемуары: Мои университеты" ч1-13
Винные мемуары. Начало
Винные мемуары. Часть 2
Винные мемуары. Часть 3.
Винные мемуары. Часть 4.
Винные мемуары. Часть 5
Винные мемуары. Часть 6
Винные мемуары. Часть 7
Винные мемуары. Часть 8
Винные мемуары. Часть 9
Винные мемуары. Часть 10
Винные мемуары. Часть 11
Винные мемуары. Часть 12
Винные мемуары. Часть 13.
Часть вторая: Проблемы пития в переходный период
Винные мемуары - 2. часть 1.
Винные мемуары - 2. часть 2
Винные мемуары-2. часть 3
Винные мемуары-2. часть 4

Винные мемуары-2. часть 5
Винные мемуары-2 часть 6
Винные мемуары-2. часть 7
Винные мемуары-2 часть.8 (Новогодняя)
Винные мемуары-2 часть 9
Винные мемуары-2 часть 10
Винные мемуары-2 часть 11
В августе 1990 года состоялся наш последний приезд в Питер. Он оказался самым насыщенным из всех трех. Я знал, что мне придется в основном работать: Рожков сообщил мне интересную информацию. Главный музыкальный барыга совка, а по совместительству тогдашний продюсер «ГО», Сергей Фирсов уезжал на лето во Францию, а в качестве негров на запись посадил Кузю Уо и еще одного товарища из Омска, лидера мифической группы «Голубые пидорасы» Сергея (забыл фамилию). Жить и работать они должны были на квартире Фирсова. Я созвонился с Кузей, получил от него персональное согласие на пиратский набег, собрал огромный баул пустых бобин и тронулся вместе с подругой в дорогу.
Помню чудовищную тяжесть баула. В тот момент, когда я сдавал его в багаж, передо мной вихрем пронеслись ближайшие часы моей жизни – перелет, транспортировка баула из Пулкова на улицу Восстания, а затем мучительная смерть от грыжи. Печальный сидел я в самолете, мысленно оплакивая свою участь, как вдруг кто-то подошел к моему креслу и поздоровался.
Передо мной стоял паренек неформального вида, но я был совершенно уверен, что его не знаю. Но он меня знал и был страшно этим горд. Сказал, что впервые едет тусоваться в Питер, а вписок никто ему не дал. Типа, он совершенно не знал, где ему жить первые дни, а теперь он счастлив, потому что слышал о том, что я хороший чел и не брошу своего постоянного покупателя на произвол судьбы. Я не стал его разуверять в обратном, зато внезапно осознал, кто спасет сегодня меня от неминуемой грыжи. Я заверил паренька, что не оставлю его одного на ночных улицах северного города, а обеспечу кровом. Только за это он должен немного поработать на благо нашей студии. Чувак не зная размеров баула, согласился не глядя, а когда узнал, что мы едем на квартиру к Гаккелям, его энтузиазму не было предела. Правда, он слегка утух, когда я помог ему взвалить эту тяжесть на спину, но если и возражал, то я его уже не слушал. Мы с подругой купили питерского эскимо и шли вперед, указывая нашему кули путь к автобусу.
На квартиру мы прибыли около полуночи. Парень рухнул на пороге, едва дыша, но, тем не менее, восторженно оглядывался по сторонам, явно стараясь запомнить все, что видит, чтобы потом было что рассказать приятелям. Я набрал номер одной своей знакомой, которая как раз тусовалась в Питере, и попросил пристроить на ночь нашего носильщика.
Уточнил, что именно на одну ночь, вытолкнул зачарованного парня в подъезд, разъяснил ему адрес вписки и даже усадил в такси. Осчастливленный мною человек уехал в ночь.
Мы быстренько попили чай и рухнули спать. Около двух часов ночи меня разбудили телефонные звонки. Сперва от знакомой – «куда пропал посланный тобой человек?», затем от носильщика – «Игорь, где я нахожусь?» Квартира находилась где-то возле Лавры в очень заковыристом месте и на то, чтобы стыковать паренька с моей знакомой потребовался не один десяток звонков и пара часов времени. Заснули мы уже под утро.
Этого чела я потом встретил в Питере еще пару раз. Один раз возле Казани, где он, узнав меня первым, стал радостно подробно излагать хронику своего пребывания в городе, а второй в ЛДМе, на концерте «Черных Индюков», где мне посчастливилось побывать. Парень столь же радостно поведал, что уже сходил на «Алису» и если сумеет попасть на «Кино» то жизнь его пройдет не зря.
Я же принялся за работу. Кузя допустил меня ко всему архиву Фирсова, требуя в уплату бухло и возможность переписывать записи из гаккелевской коллекции. С моей стороны возражений не было, и мы принялись бухать и работать. Двадцать дней беспрерывного потребления горячительных напитков лишили меня возможности почувствовать, что я нахожусь в другом городе. Впрочем, все было довольно весело. Когда же становилось скучно, мы звонили Летову и устраивали то, что позже Валера Рожков назвал «селекторным пьянством». Временами нас посещали интересные гости. Так в один из дней зашел Леонид Федоров с подругой. Тут со мной произошел довольно примечательный конфуз.
До этого я сам в Питере ни разу не ходил покупать бухло на трассу. Обычно я отдавал положенный четвертной и пользовался принесенным товаром. Но сейчас, когда к нам пришли гости, было логично самому пойти за покупками. Возле дома был магазин, куда я и устремил свои стопы. Пока я там искал барыгу, барыга нашел меня сам.
- Что водочки захотелось? – спрашивает.
- Ну да, типа того, - отвечаю.
- Четвертак при себе?
- Да.
- Тогда давай.
- Как это давай? Где водка.
- Водка за углом, я ее в кустах спрятал. Что я дурак палиться? Вдруг ты мент.
- Хочешь сказать, что я должен тебе поверить, дать четвертной, чтобы ты с ним слинял?
- Ты что, не местный? Всегда так водку продают. Меня Сашей звать, спроси любого, меня
все здесь знают.
Как известно, в чужой монастырь со своим уставом не лезь. Скрипя сердцем, отдал деньги, мужик заспешил за угол, на ходу приговаривая «сейчас, моргнуть не успеешь».
Моргнуть я успел. Успел выкурить сигарету. Успел два раза обойти вокруг магазина и убедиться, что всем известного Саши здесь нет. Было понятно, что меня кинули как лоха. Было стыдно возвращаться с пустыми руками. Я еще минут десять постоял, затаившись в кустах, в надежде, что Саша решит выйти на поиски новой жертвы. Увы. Пришлось возвращаться домой пустым.
Сергей встретил меня на пороге. «Где так долго бродил?» - спрашивает, - все уже заждались». Пришлось рассказать правду. «Да, - говорит. – «Известный прикол. То есть, тут водку на самом деле так и покупают, но и кидают тоже регулярно. Пошли, разберемся».
Саши возле магазина не было, но продавцы уже были. К нам подошел старичок с уже знакомой мне фразой «что водочки захотелось». Сергей взял инициативу на себя, сказал, что нужно два пузыря и старик поднял вопрос о деньгах. Резонно спросив «неужели я похож на мента» (Сергей при своих необъятных размерах походил на кого угодно, только не на представителя органов) и добавив для убедительности несколько витиеватых матов, он убедил продавца поверить нам на слово. Старичок метнулся за уже знакомый мне угол и вскоре принес пакет. «Вот и водочка к вам пришла», - сказал он. – «Денежки давайте. Сергей забрал пакет и протянул четвертной.
- А где еще двадцать пять, - забеспокоился продавец.
- Ты Сашу знаешь?
- Ну, знаю.
- Он нам четвертак должен. Возьми у него.
Старик было кинулся в крик, но мы вполне доступно объяснили, что половина лучше чем ничего и что именно такие барыги как его знакомый портят в глазах приезжих впечатление от города, носящего славное имя Ленина. При этом Сергей принял многообещающий вид и барыга решил нам возразить в спину только когда мы удалились на приличное расстояние.
Дома нас уже не просто ждали, а готовили спасательную экспедицию. Все хорошо, что хорошо кончается и мы с большим энтузиазмом распили первую из двух. Тут я набрался смелости и предложил Федорову послушать запись нашего местного исполнителя «Доктора Макса».
В виду непоследовательности моего повествования я перескакиваю через годы и события, поэтому вы до сих пор еще не слышали о Максе и его группе, хотя он в моих историях играет довольно значительную роль.
О самом Максе я расскажу в свое время, пока же ограничусь тем, что скажу, что Макс и его команда были моими протеже, я организовывал им концерты и помог раскрутиться, когда поставил никому доселе неизвестную группу разогревающими на первое янкино выступление в Иркутске. К моменту моего рассказа Макс смог в домашних условиях записать мини альбом, в котором явно ощущалось влияние «Аукциона». Поэтому ничего удивительного в том, что я решил продемонстрировать его Федорову. Говорю «Леня, вот у нас в городе есть такой музыкант, панк с баяном, почти дядя Федор, ему было бы интересно твое мнение о его записи. Давай послушаем, пока все не выпили».
Второй пузырь завершил свое существование под музыку с альбома Макса. Отыграла последняя песня и я спросил захмелевшего Федорава: «Ну как?» Датенький Леонид добродушно сказал: «Мне понравилось. Смелый парень. Я его зауважал. Я вот не выговариваю шесть букв, всегда стесняюсь на выступлениях, а этот не выговаривает все тридцать три и играет так словно ему это по фигу»…
Вот так примерно и проходило время. За месяц я полностью скопировал фирсовские оригиналы, после чего наша фототека стала одной из самых крупных в стране. До отъезда оставалось еще неделя, как в двадцатых числах на квартиру позвонили и голос какого-то рок-клубовского администратора сообщил Кузе о том, что «Виктор Цой подавился мацой». Похороны завтра и все мы приглашены. Приезжать нужно за час до официально назначенного времени, поскольку решено похоронить до того, как на кладбище соберется огромная толпа фанатов. Цой нам был глубоко по фигу, но пропустить такое событие мы не могли, тем более как сказал Кузьма «Цоя я давно в гробу видал, так что нужно посмотреть теперь на это дело в реале». И на завтра мы поехали на кладбище...
Продолжение следует.

Tags: винные мемуары, дыбр
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments