хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Category:

1914. Василий Каменский. Танго с коровами железобетонные поэмы.


1914. Василий Каменский. Танго с коровами железобетонные поэмы. М. Издание Д.Д. Бурлюка – издателя 1-го журнала русских футуристов. Рисунки Влад. и Давида Бурлюков

М.: Издание Д.Д. Бурлюка – издателя 1-го журнала русских футуристов, 1914. 18 л. Рисунки Влад. и Давида Бурлюков. 19,7х19,7 см. Тираж 300 экз. Цена 1 р. 10. Издание относится к разряду экспериментальных. Отпечатано на желто-цветастых обоях, имеет обескураживающее название и выпущено в виде неправильного пятиугольника. Основным достоинством этой удивительной книги стали «железобетонные поэмы» Каменского, оригинально оформленные и отпечатанные в стиле дадаизма: обложка и весь текст набраны с использованием разнокалиберных типографских литер, хаотично расположенных на плоскости печатного листа. Причем сделано это намного раньше, чем у дадаистов, которые уже позже использовали этот эффектный прием.
Сборник вышел в свет в конце марта 1914 г. (“В марте вылетела пятиугольная книга железобетонных поэм”, — сообщал сам автор. Цит. по: Каменский В. Его-моя биография великого футуриста. М.: Китоврас, 1918. с. 132).
gri_2567_605-01
1. Обложка

gri_2567_605-02
1a. Оборотная сторона. Рисунок, под изобр.: [dладимир бурлюк] и 2. “ПОЛЕТ вАСи кАмЕнСкАго нА аЭрОПЛане В вАрШавЕ”

gri_2567_605-03
3. “ТЕЛЕФОН-№ 2в -128”

gri_2567_605-04
4. Рисунок, под изображением: давид бурлюк

gri_2567_605-05
5. “ТАНГО с коровами”

gri_2567_605-06
6. [Продолж. “ТАНГО с коровами”] “КОМОЛЫЕ и УТЮГИ...”

gri_2567_605-07
7. “ВЫЗОВ”

gri_2567_605-08
8. “босиком по крапиве”

gri_2567_605-09
9. [Продолж. “босиком по крапиве”] на пристани...

gri_2567_605-10
10. “КИНЕМАТОГРАФ”

gri_2567_605-11
11. “КонСТАНТИнополь”

gri_2567_605-12
12. “КАБАРЭ ЗОН”

gri_2567_605-13
13. “КАРТИНiя ДВОРЕЦ С И ЩУКИН”

gri_2567_605-14
14. Рисунок, под изобр.: давид бурлюк

gri_2567_605-15
15. “ЦИРК НИКИТИНА”

gri_2567_605-16
16. “СКЭТинг РИН”

gri_2567_605-17
17. “БАНИ”
gri_2567_605-18
18. [Объявления]. “ВЫЛЕТЕЛ всвет № 1-2...”
gri_2567_605-19

Вот как описывает современник встречу с Каменским в Тифлисе: «Ранней весной четырнадцатого года я натолкнулся на „Журнал футуристов". Почти одновременно в городе появились афиши, извещавшие о вечере Маяковского, Каменского и Бурлюка. А тут еще эта афиша, приводившая своим видом в волнение. Причудливая помесь различных шрифтов, оглушительные тезисы докладов. Василий Каменский приехал раньше других. Я постучался к нему в номер. Каменский жил в гостинице „Палас-отель“ на тогдашнем Головинском проспекте. За столом сидел человек с кудрявыми светлыми волосами, пушисто стоявшими над высоким открытым лбом. Перед ним лежал лист бумаги. На листе виднелись крупно выписанные буквы. Около каждой мелко теснились слова. Слова начинались с буквы, поставленной впереди. Каменский решал задачу, не дававшую многим покоя. Подбирая слова на определенную букву, пытался уловить присущий букве постоянный смысл. Он подарил мне пеструю тетрадь, отпечатанную на обороте ярких обоев. „Танго с коровами — железобетонные поэмы». Само название этой книжки сегодня может показаться странным, соединившим такие разные понятия, как «танго» и «коровы». Новомодный тогда танец «Танго» представлялся современникам чуть ли не сокрушением основ. Выступая в его защиту,— «Все танцуют Танго...»,— петербургский журнал «Аргус», однако, утверждал: «Танго вовсе не так невинен, иначе его не запрещали бы, даже в родной ему Англии...». Среди лекций, которые поэт-футурист Илья Зданевич читал в то время — на различных петербургских литературных вечерах,— «Раскраска лица» или «О башмаке»,— была и специальная лекция «О танго». В программе вечера от 13 апреля 1914 года сообщалось: «После лекции будут танцы, прения. В прениях выступают: гг. Тэффи, Н. Альтман и др.». (Тремя годами раньше другой новомодный танец, «Аргентинская полька», стал темой картины К. Малевича, написанной им по образцу журнальной фотографии того времени). Наконец, полное название поэмы Каменского — «Танго с коровами» — было вполне во вкусе алогизмов нового искусства, если вспомнить название одной из картин того же Малевича «Корова и скрипка» 1913 года или поэмы Маяковского «Флейта-позвоночник», написанной уже после «Железобетонных поэм». (Позднее Малевич повторит свою картину в литографии, сопроводив ее специальным, тоже литографированным, текстом: «Логика всегда ставила преграду новым подсознательным движениям и чтобы освободиться от предрассудков, было выдвинуто течение алогизма. Показанный рисунок представляет собой момент борьбы — сопоставлением двух форм: коровы и скрипки в кубистической постройке»). Новым в то время было и понятие «железобетон», которое только-только начало в России входить в обиход, и футуристы с их бунтом против сладкозвучных эвфемизмов, характерных для поэтики символизма, подхватили это новое слово из лексикона строительной техники. Как отмечает Джеральд Янечек, первым среди футуристов, за год до Каменского, этот неологизм использовал Алексей Крученых в своей книжке «Поросята»:
железобетонные гири-дома
тащут бросают меня ничком.
Но, по мнению американского исследователя, здесь это понятие буквально прикреплено к архитектурному образу, характеризует его и только его и поэтому не представляет собой поэтической метафоры. «Каменский первый, кто использовал его метафорически»
источник
Tags: Россия, искусство, история, книги, поэзия, фото
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments