хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Винные мемуары-2. часть 7

Винные мемуары: Мои университеты" ч1-13
Винные мемуары. Начало
Винные мемуары. Часть 2
Винные мемуары. Часть 3.
Винные мемуары. Часть 4.
Винные мемуары. Часть 5
Винные мемуары. Часть 6
Винные мемуары. Часть 7
Винные мемуары. Часть 8
Винные мемуары. Часть 9
Винные мемуары. Часть 10
Винные мемуары. Часть 11
Винные мемуары. Часть 12
Винные мемуары. Часть 13.
Часть вторая: Проблемы пития в переходный период
Винные мемуары - 2. часть 1.
Винные мемуары - 2. часть 2
Винные мемуары-2. часть 3
Винные мемуары-2. часть 4

Винные мемуары-2. часть 5
Винные мемуары-2 часть 6

Я вступил во все эти смуты и дрязги в 1987. И тут на сцене появляется многим хорошо известный rvalerijВалера Рожков
Валера Рожков в те времена был гитаристом местной панк-группы «Флирт». Иркутский рок в те времена тяготел к мэйнстриму, ангарский был еще в зародышевом состоянии и поэтому «Флирты» сразу стали главным местным андеграундом. Костяк группы составили сам Рожков (aka «Длинный хаер») и вокалист, он же автор текстов Олег Сурусин (aka «Сур», aka «Редкий хаер»). Остальных участники приходили и уходили, пока уже в 90-х состав более-менее не стабилизировался. Группа исполняла социальный панк, с сильно усложненными текстами (сказывалось филологическое образование Сура).
Вершина их карьеры – запись совместного альбома вместе с «Гражданской обороной». Невинное название группы иногда отводило взгляд цензоров из органов и им дозволялось выступить на каких-либо местных сборных концертах в числе всякого рода попсовых ансамблей. Одно из таких выступлений, годов 88\89 даже удалось запечатлеть на видео. Этому концерту сопутствует одна довольно забавная история.
Концерт был из серии «Музыка в борьбе за мир», происходил в спортзале местной школы. На сцене один за другим выходили бледные копии популярного «Ласкового Мая» и отдельные исполнители песен патриотической направленности. Звук был хреновый, если не сказать сильнее. Но вот на сцену поднялись «Флирты», сменившие поп-группу «Веселое настроение». Конферансье объявил название группы, от себя добавив, что ребята исполняют песни о любви, о весне и о мире. Затем начался подлинный шабаш. Качество звука упала до нулевой отметки, так что-то, что исполняла группа, можно было услышать лишь в первом ряду, но поддатые музыканты оттягивались на славу: Сур вопил в микрофон а-ля Мик Джаггер, падал на сцену подобно Хендриксу, пытаясь играть на гитаре лежа, сидя и боком, чем не мало озадачил традиционную для Усолья быдлоту в зале. Спустя песен пять звук пропал окончательно и объявили технический перерыв. В перерыве я сказал музыкантам, что зря они боялись за тексты, все равно не было ничего слышно. Группа приободрилась, и Сур решил отыграть программу заново, благо в зале никто ничего не поймет. Дали звук, звук уже вполне нормальный, но зато вырубили мониторы. Сур, решив, что звука как не было, так и нет, начал выдавать в зал не только песни, но и отдельные матерные лозунги в адрес Горбачова, политбюро, КПСС в целом и отдельных ее представителях в местных органах власти, в частности. Мое истеричное рукомашество и вопли о том, что в зале все слышно, музыкантами воспринято не было.
Выступление было прервано на третьей вещи и музыканты постарались побыстрее слинять из зала. Возбужденные предстоящей расправой, мы пошли и купили море паленой водки. Вскоре я отрубился и стал невольным участником рискованного эксперимента.
Популярным местным напитком была так называемая гамыра – спирт, выдоенный из древесных опилок, плюс какие-то добавки. «Сладкая смерть» - часто смертельно ядовитая, но сладковатая на вкус жидкость, вызывавшая у оставшихся в живых страшные головные боли. Пока я был в отключке, Сур сбегал в нужную хату и принес литр этой самой гамыры. Состоялся приблизительно следующий диалог (позднейшая реконструкция):
- Ты зачем гамыру взял, от нее ведь дохнут?
- Не это раньше было, сейчас получше делают, умирают от силы человека два, самые слабые.
- Боязно пить. Надо бы на ком-то попробовать.
- Давай на Степанове, хорош ему спать.

Меня разбудили традиционным «Давай пей, что стакан задерживаешь», я спросонья махнул стакан, замер и вдруг стал бешено материться. Раздался рассудительный Валерин голос:
- Понятно, значит надо бодяжить два к одному…
Что удивительно, пили мы эту гамыру после этого случая не один раз и никто не умер, хотя некоторые временно слепли. Впрочем, во «флиртовском» славном городе Усолье люди дохли не только из-за происков гамыры. Цыгане в Усолье, как в прочем, и в большинстве других городов России травили народ паленой водкой. Помню, был такой случай. Купили мы у цыган водки, пошли на берег ее распивать, но уже первые 50 грамм отказывались лезть в горло. Мы пролили немного водки на асфальт и подожгли. Водка загорелась адским красным пламенем. Решив вернуть недопитое, мы снова вернулись в цыганский квартал. Торговка, толстая, златозубая цыганка, была явно удивлена нашим визитом. Мы потребовали замены водки, поскольку она оказалось несъедобной. Цыганка удивленно: «Надо же, сколько ее уже продала, до сих пор еще никто с жалобами не возвращался».
Впрочем, мы несколько удалились от темы этой главы. Вернемся, так сказать, к истокам.
Как я познакомился с Рожковым, точно не помнит ни он, ни я. Ясно, что это был 1987 год, но обстоятельства знакомства ускользают из объятий памяти. Странно, но как встретились Рожков и Сур, знаю совершенно точно. Помню, мне доверили вести программу ,посвященную рок-музыке на местном радио, дали прямой эфир, а я возьми и пригласи Сура в свою первую передачу. Начальство было довольно либеральным и не интересовалось подробностями, пока на радио не стали звонить возмущенные пенсионеры. Их ужаснул простой слог Сура, не затрудняющего себя подбором подходящих для радио слов и выражений. «С Рогалем мы познакомились возле «Мордобойки», - начал он свой рассказ… »
Впрочем, одна из версий нашего с Валерой знакомства такова. Я приехал в ТОМ потусоваться на выступлении местных поэтов и увидел в числе работников ТОМа одного ГБэшного стукача, с которым мне пришлось пересечься по не очень приятному для меня поводу. Тогда я отвел в сторону одного знакомого ТОМовца и спросил, кому из организаторов можно доверить эту информацию. Он посоветовал обратиться к Рожкову, сказав, что он точно с гэбней не связан, к тому же вы наверняка найдете с ним общий язык на почве музыки.
Валера с Суром как раз устанавливали аппаратуру, я подошел, познакомился, переговорил и помог им с техникой. Видимо, действительно мы нашли общий язык, поскольку прошло уже с той поры двадцать лет, а мы все еще дружим. Валера станет участником большого числа историй, о которых я собираюсь вам поведать.

Tags: винные мемуары, дыбр
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments