хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Винные мемуары-2 часть 6

Винные мемуары: Мои университеты" ч1-13
Винные мемуары. Начало
Винные мемуары. Часть 2
Винные мемуары. Часть 3.
Винные мемуары. Часть 4.
Винные мемуары. Часть 5
Винные мемуары. Часть 6
Винные мемуары. Часть 7
Винные мемуары. Часть 8
Винные мемуары. Часть 9
Винные мемуары. Часть 10
Винные мемуары. Часть 11
Винные мемуары. Часть 12
Винные мемуары. Часть 13.
Часть вторая: Проблемы пития в переходный период
Винные мемуары - 2. часть 1.
Винные мемуары - 2. часть 2
Винные мемуары-2. часть 3
Винные мемуары-2. часть 4

Винные мемуары-2. часть 5

Мои пути с дорогами рок-музыки стали пересекаться еще в университете. То есть, рок я всегда слушал, а вот так называемый «русский» рок я впервые услышал в 1983. В мои руки попала бобина с альбомами «Зоопарка» «LV» и «Пикника» «Дым». Всякие «Машины Времени» и «Воскресенья» можно не считать, они шли в одной связке с «Араксом» и «Землянами». Как сейчас помню разговор с Евгением К. после концерта «Машины» в 1982: «Ну вот Макара мы посмотрели, «Карнавал» послушали, осталось только «Динамик» увидеть». Поэтому, когда я услышал «LV», я понял, сколько всего я пропустил и сколько еще придется наверстывать. Впрочем, наверстал я все довольно быстро. Разговор не о том.
Где-то курсе на третьем, я через одного приятеля познакомился с Сергеем В. Со временем молодой человек создал группу, играющую тяжеляк. С музыкой команда справлялась сама, а вот написать тексты для них было задачей непосильной. Кто-то сказал Сергею, что я что-то там пишу и он обратился ко мне за помощью. Я всегда был рад подгадить местному рок-клубу(об причинах нелюбви позже) и наваял им штук десять отъявленных хэви-металлических текстов. Ребята приняли их за чистую монету, накатали демо и даже пару раз выступили на местной рок-сцене. Приятно было сидя в зале, слушать чешую, несущуюся со сцены:
«Дьявол когтями рвет мою душу
В черепе словно взрывая ракеты
Внутрь себя я сознание рушу
Вместо мозгов кровяные котлеты»

В других песнях рассказывалось о волосатых гномах-живогрызах, о призраке убитой крысы, о маньяке-сантехнике, но увы, эти гениальные тексты не пережили 90-е. Впрочем, группе они не помогли. Не прошло и полгода, как она распались. А потом, я невольно подложил Сергею свинью, и наше приятельство прекратилось. Об этом я сейчас расскажу чуть подробнее.
Сергей подрабатывал охранником на одном объекте весьма значительного свойства. В центре нашего города, в очень приятном его месте, неподалеку от набережной, стоял славный особнячок с небольшим, но уютным садиком из голубых елей, обороняемый крепким забором и надежной охраной. В советские времена там селили важные иностранные делегации, крупных партийных функционеров и других ответственных шишек. А в горбачевскую эпоху ценз для гостей понизился, но не сильно. В доме были созданы роскошные по тем временам условия – большой импортный телевизор, запретный видеомагнитофон и прочие блага привилегированной жизни. Среди этих прочих благ был регулярно обновляемый бар алкогольных напитков, запас сигарет и необходимая жратва в импортном холодильнике.
На этот блаженный остров победившего коммунизма попасть желали многие. Но везло в основном охранникам и их ближайшим друзьям. Гости в домик приезжали довольно редко, запасы обновлялись раз в месяц, поэтому у охраны было много вариантов, как приятно совместить службу с удовольствием. То, что туда приводили девок, было само собой разумеющимся. И так бы охрана жила безмятежно до поры ельцинских пертурбаций, когда объект из государственного перешел в частное владение, если бы не желание Сергея отпраздновать свое день рождение на вверенном ему объекте.
Чертог сиял, в смысле везде горел свет. Из бара были извлечены «Арарат», «Хеннеси» и «Праздничный» (затем по выработанной технологии, в остатки должны были добавить чай),
«Посольскую» и «Столичную». Что-то гости, как и положено, приносили сами. Был также реквизирован блок «Мальборо». Приятно было кутить в правительственных апартаментах, оставлять бычки в ведомственных пепельницах и круги на полированных столах. Спустя какое-то время, парочки стали скрываться, то в одной, то в другой комнате, остальные продолжали квасить за здоровье именинника. Неожиданно я почувствовал, что организм срочно хочет освободить место для новой порции бухла и поспешил в туалет. Но уже в пути понял, что времени осталось крайне мало и надо принимать радикальное решение.
Я стремительно ворвался в одну из комнат, лихорадочно соображая, куда стошнить по быстрому, причем так, чтобы не привлечь постороннее внимание. Ничего не придумав лучше, я приподнял одеяло на кровати, и меня стошнило именно туда. Из последних сил я постарался прикрыть свое преступление как можно более аккуратно и, скорее всего, на этом окончательно надорвался. Силы меня покинули и я заснул на полу, неподалеку от места преступления.
Меня нашли уже под утро, когда до смены оставалась пара часов и охрана искала всех участников мероприятия и отводила на выход. Меня тоже подобрали и отправили отсыпаться домой. Скандал разразился через неделю, когда из Москвы должен был приехать какой-то функционер, и обслуга стала подготавливать дом к его приезду. Мое преступление к тому времени уже зацвело и обрело новую жизнь. Запах вырвался на свободу и вызвал ряд неприятных вопросов. Короткое расследование вывело на смену Сергея, а он уже с легкость вспомнил, что меня обнаружили рядом со скандальным вкладом. Сергея поперли с работы и он затаил на меня обиду. Впрочем, его предки были какими-то начальниками и быстро пристроили сына на другое хлебное место.
К 1988 году у меня в фонотеке уже было более 1000 бобин с записью русского рока. Записи добывались всевозможными способами. Иногда самыми неожиданными.
Когда местный рок-клуб только-только образовался, первой своей акцией он решил устроить выступление популярной в те годы поп-группы «Мираж». Я, как крутой в те времена контркультурщик, воспринял данное мероприятие как предательство и сделал все возможное, чтобы восстановить его руководство против себя. Тем не менее, концерты прошли успешно и позволили рок-клубу приобрести необходимое оборудование. Сейчас то мне по барабану, но тогда подобный факт не был для меня оправданием. Концерт происходил в местном Политехе, я в тот день был там в гостях у одного программиста, мы пили местный спирт. Внезапно дверь отворилась, и к нам в комнату вошел незнакомый длинноволосый парень. «Добрый вечер, -начал он, - я тут с группой «Мираж», они сейчас на сцене, а у меня в горле пересохло. Не найдется у вас чего-нибудь выпить?»
В обычных условиях, его бы послали на фиг, но что-то в нем выдало нам, что не стоит поддаваться первому впечатлению. «А ты кто сам будешь? – спрашиваем. – «Из обслуги группы?» - «Нет», - отвечает, - «Клемешев меня зовут, Витя» . Мы уже тогда были большими фанатами «ДК» и поэтому сперва не поверили такому чудесному появлению. Но Клемешев объяснил, что он договорился с Литягином (хозяином «миража») и тот его включил в состав. Доверчивые рок-клубовцы оплатили ему проезд. Мы решили, что так им и надо, а история, да и сам гость достоит институтского спирта. Так что мы излечили его тремор, хорошо поговорили и в итоге он дал мне адрес «ДКовского» писателя, от которого я в свое время получил записи всех их альбомов и многое другое.
Надо отметить, что в те времена местное рок-движение не было чем-то единым. Как и везде, существовали всякие скрытые подводные камни и течения. Иркутский рок-клуб глухо враждовал с ангарским ТОМом(ТОМ –Творческое объединение молодежи). Ангарчане работали в основном с питерцами, попсовые иркутяне контачили с москвичами. ТОМ первым у нас стал организовывать выступления приезжих звезд – в конце 1986 года они привезли к нам Майка Науменко и это стало прорывом в местном рок-движении. Зрители впервые в живую услышали, что такое настоящий рок-н-ролл, а Майк узнал, что пиво можно пить из полиэтиленовых пакетов, о чем позже он и поведал около музыкальному миру на страницах «РИО». Надо отметить, что он был так воодушевлен приемом, что впал в запой. Увлекшись потреблением горячительных напитков, он дважды продавал обратный билет. В Питере его потеряли, жена регулярно названивала администрации ТОМа с целью вернуть мужа, но все когда-нибудь заканчивается, вот и Майка в конце-концов смогли посадить на самолет до Питера.
За Майком в наши края последовал «Рок-Штат», «Телевизор», «Объект насмешек», «Ноль», Митьки и прочие персонажи питерской жизни. Иркутяне в ответ везли «Звуки Му», «Нюанс», «Алиби», а так же разнообразных представителей рок-сцены из Красноярска, Новосибирска и Владивостока.
Местные любители музыки от подобной конкуренции только выигрывали.
Я вступил во все эти смуты и дрязги в 1987. И тут на сцене появляется многим хорошо известный rvalerijВалера Рожков.

Tags: винные мемуары, дыбр
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments