хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Винные мемуары. Часть 13.

Винные мемуары. Начало
Винные мемуары. Часть 2
Винные мемуары. Часть 3.
Винные мемуары. Часть 4.
Винные мемуары. Часть 5
Винные мемуары. Часть 6
Винные мемуары. Часть 7
Винные мемуары. Часть 8
Винные мемуары. Часть 9
Винные мемуары. Часть 10
Винные мемуары. Часть 11
Винные мемуары. Часть 12

Как уже говорилось, студенческие свадьбы - это отдельный жанр. Но и днюхи иногда бывают самые фееричные. Конечно, когда все тупо собираются в общаге под чан Оливье и водку, происходят события, описанные мною в мемуарах неоднократно. Но иногда, особо интеллектуальный студень испытывает желание красиво гарцануть в приличном месте. Так и Олег Ж. решил провести свой ДР в ресторане гостиницы "Интурист". Подрабатывал месяц, чтобы осуществить свой план: нажраться по гусарски исключительно шампанским. Итак, мы пришли в ресторан и Олег выставил на стол 25 бутылок "Советского Шампанского", мы же должны были оплатить свою еду. Если вы когда-нибудь пили шипучку в больших количествах, то понимаете, что после третьей-четвертой бутылки все удовольствие куда-то исчезает вместе с пузырьками, оставляя участнику голый реализм бытия, а именно изжогу и постоянную беготню в сортир, которая в условиях прогрессирующего опьянения становится весьма и весьма трудоемким процессом. Но молодость преград не боится и когда мы втроем добивали бутылку эдак десятую, все были пьяны, закуска стремительно проносилась мимо рта в пространство между столиков и дальше, песни становились все громче, а официанты все нервнее, как вдруг население ближайшего столика изменилось в лучшую сторону, вместо каких-то мохнатых кавказских соколов появились вполне симпатичные молодые девахи, с искренним интересом взирающие на наш стол, заставленный шампанским. Интерес был нами уловлен и Олег, единственный среди нас, кто еще сохранял способность к членораздельному разговору, предложил им объединить наши усилия. Девушки охотно согласились, они оказались второкурсницами из Политеха, так же решившие справить день рождения подруги в пафосном месте. Они, кстати, заказали водку.
Мешать водку с шампанским занятие не для слабохарактерных, но нас, в которых мозги уже на 90% состояли из пузырьков, трудностями было не запугать, да и теряли к тому времени мы уже самую малость, зато девицы набрались очень быстро и лишь пьяно улыбались, глядя на то, как мы, за неимением сил на поход в уборную, справляем малую нужду тут же в зале, за портьерами в большой горшок с пальмой. Правда присоединяться к нам решительно отказались. Впрочем, неважно, поскольку скоро эту пальму официанты вычислили по запаху и нам пришлось по быстрому расплатившись и прихватив недопитое, ускользнуть во тьму внешнего мира.
Стояла ранняя зима, воздух был свеж, река несла свои воды вдаль, а мы шли пешком на другой берег в политеховскую общагу, шатаясь и хватаясь друг за дружку, делая привалы в пути для подкрепления энтузиазма. К общаге мы доползли к 12 ночи, поэтому вопрос о проходе через дверь даже не стоял. Девушки ткнули пальцев в одно из окошек второго этажа, забрали оставшееся бухло и пошли во внутрь, а мы оказались вынужденными ползти по трубе на второй этаж. Поверьте, подобное и в трезвом виде удовольствие сомнительное, а уж в пьяном так вообще страшный изнурительный труд. Но приз был велик и мы, падая и поднимаясь снова, преодолели эту последнюю преграду.
Когда мы наконец залезли в заветное окно, выяснилось, что в комнату набилось народу со всего этажа, а наши припасы стремительно испаряются. Местные аборигены встретили дружелюбно: "Присоединяйтесь. Вовремя пришли, еще немного и все бы уже закончилось". Настроение резко упало, после подобного облома всякие желания пропали, оставив одну лишь по трезвому холодную мысль: "а теперь еще придется пилить домой пешком неизвестно сколько времени". По моему, один лишь Олег не растерял хорошего настроения, быстренько налил и принялся пить с девицами на брудершафт, таким образом пытаясь хоть как-то компенсировать финансовые потери. Мы же с Женей К. не солоно нахлебавшись, в отместку заблевали аборигенам коридор и подоконник и ушли уже через обычный выход, до глубины души возмутив своим присутствием вахтера. Домой я вернулся уже к часам четырем.
Суббота прошла под знаком жуткого бадуна, воскресенье было не менее хмурым, а в понедельник зайдя в аудиторию, мы не обнаружили Олега. Не появился он и в следующие пару дней. Где-то в четверг раздался звонок: "Привет, я по быстрому. Долго нельзя, врачи не разрешают. У меня гепатит, я в инфекционных бараках в Рабочем. Приезжайте, если хотите, но сперва проверьтесь в порядке ли вы сами." Понятно, что я погрузился в кому. Пытаюсь вспомнить, пил ли я с Олегом из одного стакана и не могу. Звоню Жене, сообщаю новость. Чувствую, Женя тоже в шоке. Бросаем все, идет в поликлинику. Пока ничего нет, но нас обрадовали, что сразу все может и не проявляться. Мрак. Всю неделю ходим чернее тучи. В понедельник Женя говорит: "надо к этому мудаку в больницу все-таки сходить". Купили Олегу сок, себе трехлитровую банку "Анапы", поехали. Инфекционные бараки - страшные, полуразвалившиеся, засунутые в тьму-таракань, за раковые корпуса онкологической больницы, они внушали страх, отвращение и желание незамедлительно принять. В лечебных целях. Передав сок через санитарку, мы подошли к окну палаты Олега и разложили на скамеечке закуску и стаканчики. В окне появилось желтое лицо Олега. Грустно было ему смотреть на наш скромный пир, ибо впереди его ожидали дни скорби и поста и полный запрет на спиртное в течении года. Мы же, устрашенные такой перспективой, стремились выпить впрок, пока желтая смерть не поймает нас в свои объятья. Олег заявлял, что это случится уже скоро, на что мы советовали ему выпить сока, чтобы поскорее привыкнуть к новому вкусу жизни, а сами продолжали свой пир во время чумы. Что интересно, мы с Женей, тьфу-тьфу, так ничем и не заболели, а спустя еще какое-то время, когда мы пришли в очередной раз в бараки с бухлом, чтобы Олег мог более полно представить, какой веселый год ждет его впереди, нас кто-то окликнул из окон женского барака. Оказалось, что две девушки все-таки получили от Олега финальный гостинец и оказались этим фактом не очень довольны. Но мы тогда и я сейчас считаю, что это было справедливым наказанием за устроенное нам динамо.
На этом, я думаю, мы с вами покинем милые университетские годы и устремимся во взрослый мир, который оказался не менее забавным и увлекательным, чем тот, что остался за стенами факультета. Женя К и Олег Ж. появятся на этих электронных страницах еще не раз, да и возможно в каких-либо случайных флэшбэках мы еще вернемся в эти беспечные года, а пока я, в качестве завершения этой серии рассказов, обрисую пунктиром дальнейшую жизнь наших персонажей.
Женя К. стал владельцем ювелирной лавки в помещении Исторического музея. Сперва он подрабатывал там экскурсоводом, потом нашел свою экологическую нишу и залег в ней. Его жизнь омрачалась только нашими с Олегом частыми визитами. Будучи по природе своей добрыми и отзывчивыми парнями, мы старались сделать каждый наш визит незабываемым для Жене. Некоторые посетители наверняка вспомнят, как по залам бегали два человека, одетые в шкуры. У них в руках были катаны и размахивая ими на бегу они требовал у всех предъявить билеты. Ну, а милые пикники среди экспонатов, кто же из случайных посетителей сможет их забыть. Женя, все время мечтавший об "угловатой девушке-подростке" в конце-концов стал жить с женщиной, старше его лет на двадцать, которую он ласково называл "черепашкой". Мы с Олегом во время полуночных застолий любили звонить ему домой и спрашивать: "Женя, как точно зовут твою подружку - "черепашка" или "чебурашка"? Мы тут поспорили, вроде бы подходит и то и то, рассуди"
Сам Олег ушел в туристический бизнес, сперва поднявшись на перевозке челноков из Китая к нам и обратно. При этом китайцы обирались нещадным образом самыми разнообразными и забавными способами. Как-нибудь я уделю один выпуск именно им, поскольку все розыгрыши делались разумеется не на трезвую голову. Почему-то всегда, когда мы с Олегом встречались, наше веселое настроение стальной петлей захватывало окружающих. Помню как-то взяв бутылочку и двух омульков, мы сели на речной трамвайчик, дабы с душою, как нижегородские купцы, покутить на водах. Разложив на газетке рыбку, мы быстро ее очистили, а шкурки бросили за борт. Этим заинтересовались бундесовские туристы. Он и подошли и поинтересовались, что мы делаем. Олег им объяснил, что это традиционный бурятский обряд жертвоприношения части улова духу Байкала. При этом нужно произнести определенную молитву (Олег выдал туристом бессвязный набор шипящих-грохочущих звуков). Предложил им поучаствовать в ритуалах, любезно согласившись подержать их камеру и заснять весь обряд на пленку. Немцы почистили нам вторую рыбу и с трудом произнеся олегову галиматью, бросили мусор за борт, на чем и были пойманы контролером. Тот налетел на них коршуном и стал укорять за загрязнение реки. Немцы не понимали по русски, контролер по английски, Олегу пришлось выступить посредником. Контролеру он сказал, что иностранцы из "Гринписа", им вид окровавленных шкурок и костей внушает отвращение, вот они инстинктивно и кинули их за борт, а немцам объяснил, что этот служащий ортодоксальный христианин и его православной душе языческий обряд нанес душевную травму. Впрочем, если они пожертвуют на местную церковь рублей сто, то можно все уладить. В итоге, все разошлись по доброму: контролер получил неожиданную премию, а немцы увлекательный видеоматериал.
Саша Г, одинокий гомосексуалист из приемной комиссии, неожиданно завалил сессию и оказался в армии. Они друг другу не понравились и расстались после трех месяцев совместной жизни. Что там именно произошло, добиться от Саши (он на следующий год восстановился) оказалось невозможно. Ну, и ладно. Забудем о нем, его больше не будет в наших историях.
Продолжение следует.

Tags: винные мемуары, дыбр, личное
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments