хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Винные мемуары. часть 10

Винные мемуары. Начало
Винные мемуары. Часть 2
Винные мемуары. Часть 3.
Винные мемуары. Часть 4.
Винные мемуары. Часть 5
Винные мемуары. Часть 6
Винные мемуары. Часть 7
Винные мемуары. Часть 8
Винные мемуары. Часть 9

Устроиться работать в приемную комиссию - дело нужное и весьма выгодное. Первое - не надо ехать в три звезды на Казачку, кормить клещей и комаров, копать бесконечные шурфы, чтобы обнаружить очередные обработанные палеолитические камушки, при этом имея в плюсе всего лишь винный магазин в местном леспромхозе, которому на основе бартера японцы присылают заграничное бухло. Второе - за эту работу платят деньги, точно так же как и тем, кто отправляется в экспедиции, но при этом ты дома, работа с 8 до 17 и весь в чистом. Третье - работая в приемной комиссии, ты налаживаешь нужные контакты с преподами, да и сам декан уже считает тебя за одного из своих, что в учебном процессе пригодится и не раз. Четвертое - масса развлечений для тех, кто хочет потешить свое эго.
Театр начинается с вешалки, а учеба на факультете - с подачи документов. Абитуриенты подобны армейским духам бесплотным, они должны внимать дедам-старшекурсникам с открытым ртом. Есть некоторые наглые, пытающиеся качать права, но такие обламываются быстро. Они думают, что пришли сюда знаний набираться, но на самом деле они здесь для того, чтобы мы легко и весело проводили время. Мы - это я, Евгений К, Олег Ж.(взятые мною в комиссию по принципу - устроился сам, помоги товарищу) и примкнувший к нам младшекурсник мутный товарищ Саша Г.(помните парня из из истории о праздновании посвящения в историки, когда паренька повесили на дыбу, а потом о нем забыли? Так это он). Легче все тем соискателям, кто приходит ранним утром. Ему достается лишь обычный уровень приколов: его спрашивают о родителях, их национальности (отсюда все легенды о том, что при поступлении выясняют национальность, чтобы отсеять евреев), какими болезнями он болел в детстве. Тем, кто пришел после обеда, откровенно не везет: мы втроем ходим в "Интурист" обедать, а затем посещаем наше прифакультетское кафе, чтобы промочить горло. Две противотанковые бутылки "Огненного танца" по 1.20 приводят нас в веселое настроение, подходящее для того, чтобы встретить грудью новую волну страждущих обрести знания. Вот им уже приходиться хуже.
Теперь мы суровые и безжалостные экзаменаторы. Мы заставляем их отвечать нам в каком году родился Петр I, пал Константинополь и когда В.И.Ленин впервые переплыл Волгу. На последнем вопросе многие срезаются, начиная называть всевозможные даты. На что Олег Ж. сурово глядя жертве в глаза, спрашивает: "А почему вы решили, что вождь мирового пролетариата тратил время на подобную ерунду?" Иногда мы спрашиваем, почему они решили поступать на наш факультет, на что получаем в ответ трогательные истории о том, как они с детства любили читать книжки по истории и посещали в школе кружок краеведов. Еще не зная сцены из "Звездного десанта" я ору на них, как капрал Кленси Браун на рядовую Дину Майерс "А почему вы решили, что нам подходите?" Иногда, правда попадаются гады-медалисты, знающие все, очень самоуверенные и считающиеся себя уже зачисленными в наши ряды а рriori. Но на них у нас есть свой прием. Слишком полному или высокому мы заявляем, что скорее всего он будет отсеян из-за неподходящих телесных параметров: "парты все стандартные и на таких как вы не рассчитаны". Некоторые идут жаловаться на нас начальнику приемной комиссии. Это женщина, которая ведет мою дипломную работу. Она успокаивает жертву, а потом ласково выговаривает нас: "Шутите, но перебарщивайте". Мы продолжаем шутить.
Однажды к нам подходят преподы и говорят: "Ребята, вы пьющие, мы знаем. Нам понадобиться ваша помощь. Мы: "Никаких проблем: что нужно выпить?". Выясняется, что "приехала монгольская студенческая делегация, на кой она нужна никто не знает, они пока живут в нашей общаге, но необходима встреча, а поскольку говорить с ними не о чем, то нужно выпить как можно больше, благо деканат деньги выделил".
О чем говорить с монголами, действительно большая проблема. У нас на курсе уже учатся два монгола с непроизносимыми фамилиями. Мы их меж собой называем Боргио и Несмылийн, по названиям сортов монгольского пива, что продается в нашем городе. Монголы не возражают, их русский понимает лишь приставленный к ним препод. Мы к ним не пристаем, они тоже к нам не лезут. Мир, дружба, жвачка. О чем говорить с гостями тоже неясно, но выданные деньги мы превращаем в два ящика "Прибрежного", бутылки водки и пару пузырей шампанского. Преподы закупают закуску. День приема иностранных гостей настает. Накрывается стол в аудитории на четвертом этаже, мы надеваем праздничные пиджаки и моем у себя за ушами, как велит этикет. Монголов шестеро: четыре парня, две девки. Все неумеренно прыщавые. Поздоровались, обменялись подарками пока трезвые: мы им факультетские вымпелы и значки с городской символикой, они нам, в свою очередь, значки с монгольской символикой и национальные маски. Сели, разлили по первой. Тишина. Разлили по второй. Молчание. Препод решил размочить тишину, спрашивает традиционное: "как вам наш город?". "Хорошо понравился", - отвечают. "Вопросы имеются?" - спрашиваем. У одной монголки вопрос имелся, причем было видно, что человек интересуется искренне, а не для протокола: "Скажите, правда, "Агдам" это ваш национальный напиток?". "Скорее азербайджанский", - говорим, - " А с какой целью интересуетесь?" Монголка увлеченно начинает рассказывать, что вот уже третий день живя в общаге, она по утрам видит, как обитатели выставляют бутылки из-под "Агдама" в коридор перед своими дверьми. "Летний напиток", - отвечаем, - "типа кумыса". Снова тишина, вопросов больше ни у кого нет. Олег Ж стал для более скорого финала мероприятия делать всем "Северное сияние". Стало веселее. Потекла беседа. Мы разговаривали между собой, монголы тоже общались со своими. Один из них сидел как то поодаль от остальных и мало пил. Женя К, будучи уже в изрядном подпитии, набуровил в самый большой бокал порцию "Северного сияния", подошел к одинокому монголу, постоял, помолчал, подумал и сказал заплетающимся языком, протянув бокал: "Пей...огненная вода...хорошо...". Надо признаться, при расставании монголы оказались более трезвыми, но это понятно, дети степей, архи у них та еще гадость...
Да, пока шла приемная комиссия, Женя К. упорно пересдавал латынь. Я уже давно отмучился, но Женя несгибаемо раз за разом ходил на пересдачу. Наступил финал: сегодня или никогда (в смысле, в следующий раз уже осенью, потеряв право на стипендию). Женя пригласил меня в секунданты и мы, чтобы скоротать время ожидания, купили вина и бутылок десять "Боргио" (как я уже объяснял очень крепкое монгольское пиво). Когда я обнаружил себя писающим в кустах на котенка, я сразу подумал: нет, не сдаст Женя сегодня экзамен. Женя, как обнаружилось, уже мирно спал на скамейке, пришлось будить и напоминать, по какому поводу мы сегодня собрались. Пошли в аудиторию, где нас уже ждали. Я засыпал на ходу и едва добравшись до парты, почти тут же провалился в сон. Очнулся от того, что преподша трясла меня за плечо. "Игорь, вам плохо?" - "Я немного приболел", -отвечаю. "Помогите своему товарищу, подскажите ему глаголы на tur. "Agebantur", извлекаю из замутненного сознания слово и тут же проваливаюсь снова в сон, напоследок услышав, как препод говорит Жене: "Видите, Женя, ваш товарищ болен, а латынь помнит". Просыпаюсь окончательно от какого-то шума. Женя кричит: "Как на осень, почему на осень, я не могу на осень. Мне деньги нужны, мне стипендия нужна. Иначе я прямо сейчас пойду в коридор и повешусь, вот только сейчас туфли Игорю отдам" Голова трещит, не могу понять зачем мне Женины туфли. Препод сурово возвращает ему зачетку, Женя в дверях: "Моя смерть будет на вашей совести. Игорь, отдай туфли моей маме" и стремительно уходит. Препод спокойно собирает свои вещи. "Ну, я тоже пойду", - говорю. "До свидания, Игорь. Скажите Жене, чтобы не обижался. Он хороший, не хочу ему заушную тройку ставить". Женя на удивление не повесился, а ждал меня у входа. "Хорошо, что туфли захватил. Пойдем еще пива купим..."
Так мы и работали в приемной комиссии, тихо и без особых приключений, пока не обратили внимание на странное поведение Саши Г. и впервые не столкнулись с явлением гомосексуализма.
Продолжение следует.

Tags: винные мемуары, дыбр, личное
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments