хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Винные мемуары. часть 8

Винные мемуары. Начало
Винные мемуары. Часть 2
Винные мемуары. Часть 3.
Винные мемуары. Часть 4.
Винные мемуары. Часть 5
Винные мемуары. Часть 6
Винные мемуары. Часть 7

Открою вам страшную тайну: я очень не люблю работать. По этой причине я и не стал алкоголиком. Пить больше трех дней, это уже не удовольствие, а работа. То есть, конечно, можно, но удовольствия уже никого. Бывало в Москве после подобного загула сидишь один в квартире, читаешь книжку, смотришь телек, кушаешь шанежки, не общаясь ни с кем, восстанавливая силы, приятное время. Впрочем , я отвлекся. Все это к тому, что утро третьего дня получилось совсем уж безрадостным. Жуткая головная боль усилилась осознанием, что весь запас спиртного куда-то улетучился, а денег больше нет совсем. Было плохо, очень плохо, стены рыдали кровавыми слезами, а ветер за окном все пел "ла-ла-ла-ла-ли". Приятелю было не лучше - форма лица его слегка потерпела деформацию в результате вечерних событий, к тому же его, как изгнанника пансионата не ждал в столовой утренний супчик. Я понимал, что мне придется делиться. Побрызгав на лицо водичкой, мы спустил к завтраку.
Недостигнутые вчера девушки встретили нас сочувственно и заботливо. Приятеля пожалели за вид, а мне сказали фразу "у тебя вчера был классный прикид", после которой я задумался о том, сколько народа меня видело вечером в экзотическом виде. Процесс еды доставил нам невероятные трудности - руки обуял изрядный тремор, супчик из черпака брызгал куда угодно, но только не в тарелку. Девушки возились с нами как Флоренс Найтингейл (две по цене одной), было ясно, что уж сегодня наше от нас никуда не денется. Суп и какая-то каша была наконец протолкнута внутрь, но организм не хотел выздоравливать без нового вливания. Выйдя из столовой (а мы с девицами договорились встретиться в четыре у них), мы пересчитали бабки. На двоих осталось три рубля вместе с деньгами на обратный билет. Нужно было еще аскать и аскать. Требовались две бутылки шампанского и коньяк на вечер и два портвейна на сейчас, чтобы было кому все остальное выпить потом. Решили попытать счастье врознь, он пошел, крадучись от администратора, искать своих смутно знакомых, а я своих.
Башка соображала, как у Ельцина после "работы над документами", но я усек в углу, где стояли гигантские шахматы, знакомую парочку. Помните, я рассказывал о супружеской чете моих одноклассников? Напомню. Он - зубрилка, из тех евреев, чье профессорское звание вырезается заботливыми родителями на лбу еще с пеленок, рост метр сорок-сорок пять. С очень вспыльчивым характером, при полном неумении реализовать эту энергию в осязаемом режиме. Жена была чуть выше, где то полтора метра. Зная наши отношения, я не надеялся разжиться у них баблом, но организм толкал меня "умри, но попробуй". Улыбаясь как лучшему другу, пошел в их сторону, но лучезарных улыбок в свой адрес так и не дождался. "Привет", - говорю, - "Хорошо устроились. Самое подходящее место, чтобы никто не нашел". Понимаю, что несу полный бред, но ничего поделать с собой не могу. Борис(его звали Борисом) настороженно спросил: "Что ты имеешь в виду?" Я несусь, как в пропасть: "Ну, спрятался среди шахмат. В толпе незаметно будет". У того чуть родимчик не открылся по новой. "Повтори, что ты сказал". Поднимаю коня, говорю: "Ну, вы же все, как братья. Вот, можно измерить" и получаю поддых. Тут же опускаю коня ему на голову и на этом, в принципе, разговор заканчивается. Жена Бориса орет, я понимаю, что три рубля просить уже поздно и пора сваливать, поскольку за стойкой уже дежурные заинтересовались. Ухожу и думаю, что за черт меня за язык дернул гнать всю эту пургу в тот момент, когда каждый рубль на счету. Тем не менее, рыщу дальше. На этаже обнаружил девушку со второго курса, немного знакомую по работе в приемной комиссии. Напряг все свое обаяние и занял пятерку. Потом сходил к товарищу с колесами и занял у него чирик взамен на приглашение (девушки жили в большом номере на четверых и все равно нужно было занять кем-нибудь остальных) на вечеринку.
В номере встретились с приятелем, он тоже наскреб красненькую. Из последних сил мы пошли в лабаз. Портвейн вернул краски в мир, но усталость металла начинала сказываться все сильнее. Хотелось не тащиться до турбазы, а поудобнее устроиться под какой-нибудь елочкой вдоль шоссе. По видимому, я так и пытался сделать, поскольку помню, как надо мною кричал приятель: "Поднимайся! Ты что, забыл про баб? Бабы наш ждут. Ты должен идти". Не помню, что было дальше, проснулся я уже у себя в номере. Пора было уже идти к дамам. Приняв душ, мы так и сделали.
Ну, как проходят подобные посиделки, всем понятно, много писать не буду. Девицы сумели раздобыть какую-то снедь и даже выставили вино. Мы делали коктейли, пили на брудершафт, произносили длинные тосты, все как положено. Кстати, замечено - если девицы собираются вчетвером, то одна из них обязательно должна быть страшная, как Барбра Стрейзанд в гриме. Так и здесь, три были и так и сяк, а одна - в постели увидишь, обмочишь простынь. По этой причине терять ей было нечего, она себя вела раскованней остальных и ближе к финалу порадовала нас стриптизом на столе. Видимо, с этих пор я стриптиза как-то побаиваюсь, хотя как пляшут на столах видел не раз. Однажды наблюдал, как на столе показывала стриптиз библиотекарша, прямо на своем рабочем месте. Это случилось много-много позже, если не забуду, то как-нибудь расскажу. Зрелище было, если не красивым, то занимательным. Исполнительница была совсем не Рэйчел Вайз, но энергична, безбашенна и неукротима. В процессе танца она вынимала каталожные ящики и вышвырнутые из своих норок библиотечные карточки снежинками планировали вокруг нее. Впрочем, я отвлекся.
Стриптиз, если не возбудил, то по крайней мере придал вечеринке правильное направление. Стали играть в фанты и в карты на раздевание. Процесс пошел, как говаривал меченный апостол перестройки, но словно в хорошей классической драме, раздались шаги командора. Увлеченные легким петтингом, мы забыли, что в ровно в одиннадцать часов администрация отделяет козлов от козлищ и вот уже четыре каменных истукана идут по этажам, заботливо откликаясь на любой шум в номерах. Резкий стук и начальственный голос: "Немедленно откройте. Администрация". Если вы смотрели финал "Вия", то можете себе представить, как мы бросились кто в шкаф, кто на балкон. Из-за дверей кричат "немедленно откройте дверь", а мы, обнаружив, что в комнате все устроено так, что в шкафу нельзя скрыть ни одного скелета, бросились на балкон, теряя на ходу одежду. Балконы в здании были устроены таким образом, что проявив некоторую смелость, можно было перебираться с одного на другой и так вплоть до своего номера. Делать было нечего, командоры уже открывали дверь своими ключами и мы, создавая невероятный шум, устремились в ледовый поход к своему номеру. Где-то на третьем прыжке я сорвался и повис на высоте четырехэтажного дома. Осторожно посмотрев вниз, я увидел, что как раз подо мной расположен целый пучок телевизионных антенн. Тем не менее, меня охватила гибельная вялость, высасывая малейшую волю к выживанию. Я висел над пропастью понимая, что еще пару минут и я кулем рухну вниз. Тем не менее, страха не было и в помине. Вдруг чья-то рука схватила меня за шиворот: "Ну, что жить хочешь?". Я вяло ответил "надо подумать", на что мой компаньон (а это был он) нервно ответил "может тебе еще и кофе принести?" и не дождавшись ответа, втащил меня на балкон. Добравшись до нашего номера, мы поняли, что задержка оказалась смертельной: Администрация добралась уже до нашего номера. Увидев приятеля, они были в шоке - "молодой человек, вас здесь не должно быть еще с девяти утра. А вы", - сказала дежурная, обратившись ко мне, - "тоже готовьтесь к отъезду. Завтра вас здесь не должно быть тоже." На мои попытки оправдаться, мне указали, что я не в том виде, чтобы спорить. И действительно, из всей моей одежды на мне были лишь кожаная куртка и трусы. "О вас мы сообщим вашей администрации", - было заявлено нам.
Рано утром, без копейки в кармане, мы были выставлены двумя дежурными архангелами из гостиничного рая. Чтобы купить билеты на автобус я продал за рубль истопнику свои шерстяные носки (рукавицы я потерял, как вы помните, еще в первый день). Дома меня встретили родители испуганным: "что случилось?". На что я ответил им "заболел" и мой внешний вид подтверждал мою ложь: таких мешков под глазами у здоровых людей не бывает.
С этими девицами мы пересеклись еще раз, уже в городе, но это совсем другая история.

Tags: винные мемуары, дыбр, личное
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments