хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

1905. Театр Веры Комиссаржевской. «Строитель Сольнес» (драма Г. Ибсена)



"Коренная и главная беда в том, что артисты наши совершенно удалены от страданий и радостей духовной жизни. Мысль, логика, теоретические создания ума – слишком далеки от них, от их творчества, от их среды и быта, слишком далеки для того, чтобы стать источником их эмоций. Больше всех других представителей искусства – завися от большой публики, – артисты поневоле ассимилируют ее вкусы и настроения. Духовные проблемы – в такой обстановке отодвигаются на задний план, – и не мудрено, что их воспроизведение не дается, не удается артисту. Они ему чужды…
Наиболее «интеллигентный» артист поймет величавые замыслы Ибсена. Но перечувствовать его, – а тем более – дать другому перечувствовать – он не в силах, если он сам не жил им, не страдал им, не обращал миросозерцания своего в мироощущение, духовных переживаний – в душевные.
До сих пор, когда у нас ставили Ибсена – публика или зевала, или недоуменно смеялась… Помню, когда в провинции готовилась постановка «Доктора Штокмана», один артист говорил мне:
– Вот пьеса, где затрагивается вопрос, наболевший у вашего города: вопрос о канализации!
Страшно подумать, он не шутил; и можете себе представить, что это была за игра. А когда в Одессе ставили «Строителя Сольнеса», публика приняла его за водевиль из архитекторской жизни и, признаться, у нее были на то все основания...
Поставить «Сольнеса» так, чтобы зрители не смеялись, не возмущались, а хоть смутно да чуяли «реянье иных сфер», внушить веру – хотя бы опять-таки смутную – в бытие этих сфер, в их реальность и силу, – это такое громадное завоевание, такой необычайный шаг вперед, о котором наш обычный рутинный театр не смеет и мечтать. Правда, ясного уразумения этой философской, «интроспективной» драмы не было и в этом спектакле; напротив, сколько было зрителей, столько и различных толкований ее. Но прекрасно и то, что были эти толкования, было стремление к ним, потребность в них. Игра артистов ничего в Ибсене не истолковывала, ничего не объясняла, но она возбуждала вопросы, она намечала тревожные проблемы, – и в этом громадная заслуга идейного руководительства г. Волынского…
Конечно, многого требовать от первого опыта нельзя, – можно только требовать, чтобы он не был первым; не будь это слияние литературы и театра таким случайным, таким эпизодическим, будь оно покрепче и потверже, тогда, может быть, изменился бы и самый дух, самый строй театрального творчества.
Тогда, может быть, не было бы тех недочетов, которые замечались в первом спектакле.
Не было бы в тоне игры той неустойчивости, неуверенности, не было бы всех этих колебаний между новыми, оригинальными приемами, и старыми, привычными, актерскими.
У г-жи Комиссаржевской, например, есть три-четыре постоянных приема, – на которые она нет-нет да и сбивалась в своей игре. Ведет она «сверхжизненный» диалог с Сольнесом и вдруг откуда-то нотки Марикки или Клэрхен ее прежнего репертуара. А так как, повторяю, Гильда для Ибсена является то символом, то реальностью, – то эти колебания тона были здесь совершенно кстати. Конечно, в данном случае они происходили от темперамента артистки, – они даже были недочетом ее игры, если хотите – но этот недочет был как нельзя более в соответствии с характером Ибсеновского творчества. Удивительно метко говорит об этом характере один французский критик: «То образы принимают исполинские размеры, проходят перед нами и говорят не как люди, а как представители сил природы, точно первобытные существа, лишь слегка накинувшие на себя человеческое одеяние; то опять кажется, словно пред нами маленькие людишки на исполински величавом фоне»…
Вот эта-то прихотливость Ибсеновского гения – и проявилась в игре г-жи Комиссаржевской, может быть (и даже наверное), против ее воли. Влияние идейных толкований влекло ее в одну сторону, а собственный непосредственный талант в другую, и она за все время игры колебалась между этими двумя тонами, невольно осуществляя истинную сущность двойственного, капризного философа-поэта. Игра ее была в соответствии с такими идеями об Ибсене: «пропорции действующих лиц то вырастают у него до гигантских разметов, то суживаются до крошечных, все меняя иллюзию, которую наводит на нас поэт». Нужно, впрочем, признаться, что «крошечные» размеры удавались г-же Комиссаржевской лучше: в I акте, в беседе с фру Сольнес, в тысяче маленьких подробностей, где Гильда – конкретный, осязательный образ, артистка была в своей привычной сфере. Во II же акте, хотя она и преодолела с великолепной простотою массу трудностей – все же чувствовалась в ее игре какая-то деланность, напряженность.
О г. Бравиче я почти все сказал в предыдущей заметке. Заточенный орел – чувствуется в каждом его движении. Царственно, величаво, точно все время прислушиваясь к чему-то внутри себя – проводит артист свою неимоверно трудную роль. Когда он беседует с Гильдой – он говорит таким голосом, будто он сам с собой разговаривает, будто вглядывается в свои же собственные мысли.
И все же порою, – игра его чересчур внешняя. Нужно оттенить внутреннюю бурю, внутреннее волнение, и артист старается передать это обычным трагическим жестом, обычным актерским повышением голоса. Хотелось бы других эмоциональных выражений, хотелось бы проникновенного шепота, интимного намека, стыдливо сдержанных тонов – хотелось бы, может быть, невозможного, но на меньшем душа не примирится. А помимо этого г. Бравич был прекрасен, – вдумчив, оригинален, поэтичен.
Г-жа Ведринская – задушевно сыграла бледную, изящную, преданную Кайю, подавленную отверженной любовью. Г-жа Лаппо-Данилевская совершенно напрасно оттенила у фру Сольнес ее ревность. Не было угнетенности разбитого, безрадостного существования, существования «в могильном склепе». Этак-то и сам Сольнес был бы освещен ярче. Г-н Александровский умело и сдержанно шаржировал роль доктора Гердаля..."

Действ. 1
Действ. 1

Действ. 1
Действ. 1

Действ. 1
Действ. 1

Действ. 2
Действ. 2

Действ. 2
Действ. 2

Действ. 2
Действ. 2

Действ. 2
Действ. 2

Действ. 3
Действ. 3

Действ. 3
Действ. 3

Действ. 3
Действ. 3

Действ. 3
Действ. 3

Действ. 3
Действ. 3

Действ. 3
Действ. 3


Tags: Россия, Санкт-Петербург, искусство, история, фото
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments