хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Субботний дыбр

Всю неделю по вечерам хожу с детьми на детскую площадку. Хорошо там сейчас, тихо. Нет толп визжащих, орущих, галдящих чужих детей. Зачем они мне, когда у меня есть точно такие же свои. Вокруг площадки дома по большей части темны и пусты. Их религиозные обитатели давно разъехались по своим родственникам в Бней-Браке, Иерусалиме и других городах центра и юга. Изо дня в день на площадке, кроме нас, сидят три женщины пенсионного возраста. Плавно течет их беседа, перетекая из одного сюжета в другой, согласуясь только лишь с им понятной логикой. Мне, постороннему, слышны лишь отдельные фрагменты их вечерних бесед.
"- ... девоньки, вы сейчас купаться не ходите. Я по радио слышала, что из-за войны возле Хайфы появилось много акул, которые набрасываются на людей.
- Ну, это, если вдруг поранишься, то опасно, а если тихо сидеть в воде, то они мимо проплывут.
- Главное, в критические дни в воду не заходить, иначе кинутся враз.
- Да когда это было...
- Я читала, перед войной ученые нашли гробницу неповрежденную. Там была мумия Тутанхамона. Ученые ее изучать стали, а она глазом как мигнет... И все, кто ее нашел умерли, а потом война началась...
- В убежище не хожу, ноги болят. А когда сирена, я ставновлюсь в дверях.
- Это при землетрясении надо делать, я читала, а тебе нужно в подъезд бежать...
- Не могу, ноги болят, я лучше в дверях постою...
- Арабы, говорят, из Хайфы все ушли, кто пешком, а кто на машине
- Как все, у меня за стеной араб так и живет.
- Это же марроканец, я тебе говорила.
- Да, один черт, не русский, телевизор гад ночью включает..."

Жена привезла из лагеря очередной анекдот про тещу. Теща, гиперактивная женщина, все время стремилась общаться с как можно большим числом жителей палаточного городка. Понятно, что большинство из них были изерами. Некоторые терпеливо выслушивали непонятные речи на чужом языке, вежливо кивая и улыбаясь, другие трусливо сбегали. Чаша терпения тещи переполнилась в тот момент, когда ее отправили одну взять памперсы для Ильи. Возвратилась вся вне себя: "Там эти уроды русских ненавидят и не хотят обслуживать. Я этому уроду говорю: дай мне десять памперсов и пачку влажных салфеток, а он мне в ответ - "русский нет". Я на него жалобу Гайдамаку напишу".
Славу фотографировали все корреспонденты, посещавшие лагерь. Одна из фотографий попала в газету "Вести": на ней лицо Ярославы, искаженное страхом, с широко распахнутыми глазами. Подпись под фотографией гласила: "глаза войны". Спрашиваю Славу, зачем ты такое лицо на фотографии сделала, отвечает: "я сидела на корточках, играла в песке, подкралась Аня и ущипнула меня за попу. Я от страха подпрыгнула, а женщина меня в этот момент сфотографировала"...

Tags: дыбр
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments