хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Дневник Суворина. Часть 2

Дневник Суворина
Сцена из истории женского труда в ваннах. Доктор заставил барышню извиниться перед его сестрою, которая явилась с докторским личным билетом, а барышня не пустила. Счет Байкова 134 тыс. руб. для приготовления курса после работ Жюля Франсуа, генерального инспектора всех минеральных вод во Франции, пиренейских вод, Спа, бельгийских — верх типичный, обделанный 10 лет тому назад. Смирнов хлопотал о том же, прося 15 тысяч на это. Ему отказали. Байкову дали на приглашение Франсуа около ста тысяч (Ж. Франсуа 150 000 фр.) за четыре месяца. Работы, им производимые, нисколько не мешали курсу. Между прочим, углубили Барятинский источник, воду накачивать приходилось, пришлось устроить временные бараки внизу. 9000 руб. Штейнман инженеру К-у, присланному бароном Николаи.
Андрей Матвеевич Банков. В компании принимают участие Морозов, Гагарин, Третьяков, Солдатенков.
Оси в арбах бучиновые, сначала тонкие, потом очень толстые, иногда мажут, барановым курдюком трут.
Голубзевский [?] Иван Иванович. Нумера Муратова.
Нападают на Среднюю Азию. Акычкар? О Кивек ничего. Это обетованная страна, где стараются чиновники разобрать земли около железной дороги или купить по 1 руб. за десятину.
Ессентуки. Новая гостиница. 2 этажа. Запах кизяков. В сарае парикмахер, и написано зал для стрижки и завивки волос.
Тьер и секретарь его поживились на Поти-Тифлисской железной дороге, взяв отступного. Дорога эта наиболее известна за границей благодаря чисто скандальной концессии.
Ж. Франсуа работал 4 месяца. Его спросила комиссия, с председателем Барановским и архитектором Невинским, как он думает, полезно ли было бы дальнейшее его пребывание здесь? — Вы сами видите, сколько здесь еще работы. Он продолжал работать — человек деятельный, энергичный. Прошло некоторое время, он спрашивает у компании, сколько ему заплатят за излишние месяцы. — Ничего, говорят. — Как ничего? — Да так, это была ваша добрая воля оставаться. Взбесился, написал докладную записку великому князю [Михаилу Николаевичу] и явился к нему с ней. — Это у вас план работ? — Нет, план работ помещен мною в безопасное место, у консула, который выдаст его только тогда, когда правительство заплатит мне за излишне проведенное мною за все месяцы. Великий князь в другой раз его не пустил, а записке дал официальный ход.
У Барановского есть архитектор Невинский, дом в Минеральных Водах. Он Байкову составляет планы и сметы, эти сметы идут в управление к Барановскому, который отдает их на проверку тому же Невинскому, тот их утверждает и затем подает барону Николаи.
Смирнов хлопотал о том, чтобы воды были взяты компанией Морозова, Солдатенкова, Третьякова и других капиталистов, которые готовы были пожертвовать свои капиталы чисто из патриотической помощи. Смирнова друг Милютин был послан в Тифлис для переговоров, но тут он сошелся с Байковым, который, будучи товарищем Барановского по училищу правоведения, предложил ему взять вместе. Дело было обделано. Первоначальный контракт изменен в пользу Байкова.
Беседка у Провала сделана из бывших здесь ванн.
Интенданты двух родов: взятки сами не берут, но всем другим дают брать; другие сами берут, но другим не дают. Кто лучше? Но из этих двух категорий дело не выходит.
Генерал Суслов, кавказский герой, изображение подвигов, которое висело на стенах в корпусе, маленький человек 76 лет, но бодрый, свежий, с красными щеками и черными как смоль бровями, с седыми волосами на голове, в бакенбардах и усах, говорил, что у него был Михаил Петрович Кауфман, интендант армии. «Я ему говорю, зачем вы позволяли Мордвинову, правителю канцелярии министра, мешаться в ваше дело. Я бы его не допустил, это мое дело, а не его. Вот он и напакостил». Но он мне говорит, да как же отстранить его и проч. Одним словом, человек придворный, старающийся угождать, чтобы удержаться на своем месте. Генерал Суслов получает всего пенсию 1200 руб. Воодушевляется, в голосе есть прочувственные ноты, жестикулирует, вскакивает: «Я бы его расстрелял!» И черные брови на этом старом лице, обрамленном сединою, нависают, как черная туча, и вы чувствуете, что в этом маленьком человеке действительно сидят настойчивость и геройство. Но эти угрозы в мирной обстановке как-то младенчески-наивны, и вскоре крикливая нота кажется просто дерущей ухо, а черные брови — совсем не черной тучей, а просто черными бровями, которые остались как воспоминания о славном прошедшем, когда он, под выстрелами неприятелей, приказывает своим солдатам убивать лошадей и, сделав из них бруствер, защищается за ним.
Жюль Франсуа стоял в гостинице Европа в № 16, как и я. Он переехал сюда после того, как Байков стал придираться к тому, чтоб наделать неприятностей. Там, говорит, он не дал постели лишней для приятеля Жюля Франсуа, велев сказать, что ему полагается всего одна кровать.
Кавказ раздарен, а потому и не заселен. Пример И. А. Шт[ейнмана]. Рассказывает, что приглашены были переселенцы, им нарезаны участки в Ставропольской губернии, но участки эти понадобилось соединить и подарить кому-то. Переселенцы остались ни при чем, их поместили в оставленную казарму, где развился тиф.
Жюль Франсуа сказал, что в Горячей горе должен находиться резервуар, из которого идут источники. Стали рыть тоннель по его указанию, и действительно, вскоре, когда в боку тоннеля отвалился камень, брызнула вода. Работы все продолжаются по указанию Жюля Франсуа, как говорят инженеры. Когда его удалили, стали переносить на Францию замеченные в нем недостатки. Ну, эти французы — разве они что знают? Немцы — другое дело. Ж. Франсуа, когда он остался, рассчитал по 2 тыс. руб. в месяц. Он говорил, что французское правительство отпустило его с тем, чтобы он все сделал для России, и поэтому он убежден, что отпуск ему будет продолжен. — Какое вознаграждение? — Положитесь на милость великого князя (Франсуа хотелось получить Станислава).
Минеральные Воды. Вода исчезла. Восстание. Прокламации разбросаны по парку. «Воду или деньги назад». Куплетист прибавил в куплете, что «Вода куда-то ушла, но шила в мешке не утаишь» — припев. Восторг. В аптеке весь железный купорос распродан. Мнение Смирнова, что в источниках мало железа, магния, чем в европейских, но они действуют лучше.
Офицеру армянин сказал какую-то грубость. Он выдернул кинжал у линейца, который сидел рядом, но его удержали. Предмет разговоров.
— Господи, хоть бы половину этой красоты в Нижний.
— Нижний — хорош, другие места...
— Да климат-то какой! Другое лето — холода и холода!
Дамы. Какая скука, никаких развлечений. Построили эту железную дорогу — теперь всякий приехать может, и наехали все какие-то разнокалиберные.
Попечитель Неверов говорит, протягивая каждое слово и с остановками. Прочел газеты, ничего особенного. Впрочем, есть одно печальное событие. Наши эмигранты стали издавать на английском языке газету и объявляют, что молодежь им сочувствует и готова там сотрудничать. Вот как теперь. И это повсюду. (Пример обыкновенного банального мальчика какого-нибудь.)
Граф Евдокимов был грабитель и напоминал Аракчеева. На Железной есть у него хутор. Когда он был правителем, то ему подносили первый арбуз, наполненный червонцами. Хозяйство он заводил так: здесь будет сад. Говорили, здесь солончак. Возите землю. Казаки навезли земли, насадили деревьев. Все это принялось, но, пройдя глубоко, чахло и жалко. Хутор в развалинах. Есть сарай, наполненный ломанными зерносушилками, плугами и проч. Один — ружейными стволами.
Лорис-Меликов, присутствуя при новом наборе во Владикавказе, сказал: «Ко второму разряду». — «К третьему», — кто-то заметил. — «Ко второму, я полагаю, что ко второму». Комиссия согласна. После окончания говорит чиновнику: «Переправьте — к третьему». Переправляют. Комиссия согласна. Корреспондент написал об этом в «Тифлисский вестник», но там явилось вместо этого: «Генерал-губернатор энергично содействовал правильному приведению в действие положения, выказав необыкновенное знание всех подробностей» и проч.
В Екатеринодаре среди белого дня из сбытного правления украли часы стенные. Сторож не давал, но вор в него выстрелил, не попал. Полиция не нашла воров.
В Пятигорске 6 полицейских и 10 жандармов. Собаки на улицах и три—четыре фонаря. Девицы. Тема эта не для поощрения <1 нрзб> Николаевских ванн?
В Железноводске нет извозчиков. Есть больные калеки.
Большой Провал на высоте 2023 фута.
Ж. Франсуа приехал с горячим желанием устроить дело хорошо, все порядочные люди отзывались о нем с величайшими хвалами, как о его знаниях, так и о его характере. Когда в Железноводске воды недостало и публика стала жаловаться, на авторитет Ф. ссылался господин Байков очень красноречиво.
Левушка Орлов, Донской помещик [?], промотал в несколько месяцев в нумерах Таманова в Ростове-на-Дону 800 тыс. руб.
По Тереку есть превосходные воды со значительным количеством свободного йода, и они брошены совсем. Когда-то ими попользовались, на что указывают следы балаганов. На одних водах Тереку есть воды в 80° по Цельсию, Гардов [?] приезжает, >временное отделение лазарета и строит деревянные паровые ванны, которые ежегодно сгнивают. Инженер уверяет, что каменных ванн почему-то нельзя строить.
Прислуга в Железноводске гораздо грубее, чем в Пятигорске, где большею частью солдаты, привычные. В ваннах № 1 и 2 женщина сказала одной госпоже: «Если вы опоздаете, я вас выгоню. — Как вы можете употреблять такие выражения? — Что ж, я говорю правду».
Термометры допотопные. Сравните иностранные. Хозяйственную часть можно бы отделить и назначить правительственную инспекцию. Объявление подписано о недостатке железа Байковым, а не врачами, а потому совсем не пользуется уверенностью, над ним смеются.
Рабочие на железной дороге. Курды, черкесы, персияне, русский человек подсмеивается, острит, тех выводит это из себя. Столкновения, дошедшие до топоров, из-за белого хлеба. Персияне и другие не могут есть черного хлеба, русские потребовали себе, им не дали, над ними стали смеяться.
Философов, Мейендорф. Тифлисский театр. Субсидия 40 тысяч руб. Кутили с актрисами. По случаю проезда Государя отпущено 40 тыс. руб., затем долг в 160 тысяч. Философов и Мейендорф повышены. Философов поет куплеты, играет на разных инструментах, после женится на певице Феррари. Итальянская опера прекратилась, потому что предпочли уплатить долг, сделанный Философовым и Мейендорфом
Орлов (?) в Пятигорске за крошечную комнату брал сначала 5 руб., потом 6 и 7 руб. в сутки.
К Милютину [ ?] пристал приезжий в Ессентуках. «Зачем вы рекламы печатали? — Мы не печатали. — Как не печатали? Вы печатали, что воды прибавилось? — Печатали. — А ложь-таки в том, что всего две ванны». Милютин испугался и выглядывал
совсем мальчишкой, которого готовились высечь. Вообще этот господин — крайняя посредственность, и докторская диссертация его о железном источнике — плохая компиляция.
Нахичевань. Дразнят: такой большой килим, такой большой, что его ни нести, ни вести нельзя, а только катить, как колесо. Это они наследнику покойному поднесли. Был у них голова Халида. Рассказывают о нем. Поджоги на хуторе, едет час, другой, пятый, все едет. 12 часов едет. <3 нрзб> — нет, час другой, пятый, пять часов нет. Потом сидит — три часа на судне сидит.
Губернатор Черноморского округа [Я. А. Аркас] был сначала писарем, потом топографом, потом за отличие произведен в горные инженеры, потом командовал саперным полком, потом нажился и приобрел прекрасное имение себе.
Актер Соколов, популярный на Кавказе; он изображал известных кавказских чиновников, за это дирекция штрафовала его; 400 руб. штрафа за изображение попечителя Неверова, столько же за изображение Барановского, который любит являться в пиджаке и со звездою на нем. Случалось, что публика собирала деньги для уплаты этих штрафов.
На Владикавказской железной дороге интересные работы — отведение Терека на протяжении трех верст в новое русло, но он прорыл плотину и возвратился в старое, тогда его снова отвели в старое русло. Быстрота такая, что голова кружится. Мальцев, имеющий массу земли, говорят, поступил с одним строгим приемщиком так: он не велел ему нигде не давать ни лошадей, ни пищи, и несчастный много верст прошел пешком и без пищи.
Что так дороги наши локомотивы? Немножко дороже заграничных и много хуже их. В рабочих не было недостатка, укладка рельс была затруднительна. Работы несложные, исключая около Ростова (мост через Дон и длинная плотина, да, у Терека). Цена 41 тыс. (?), но в 75 г. прибавили 3!/2 миллиона да еще счетная приготовляет тысяч на 500.
К туземцам внимательны. Чиновник посылается, милиционер, предупреждает, старших является встречать, режут барана, устраивают джигитовку, праздник, являются танцовщицы — им необходимо давать деньги.
Расценка постройки у Байкова: Цемент пуд 3 руб. (в Ростове 50 коп., провоз 30 коп. = 80 коп.), погонная сажень деревянных труб 8 руб., между тем как на железной дороге 8 руб. стоит сажень чугунных труб вместе с прокладкой.

Tags: Россия, история, книги
Subscribe
Buy for 310 tokens
Название: "Ее высочество в бегах". Форма: роман. Статус: в процессе написания. Дедлайн: середина ноября 2019 года. График выкладки: понедельник, среда, пятница. Жанры: детектив, фэнтези, лавстори. Аннотация: Нелегко быть дочерью короля светлых эльфов. Сбегаешь из дома,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments