хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Дневник Суворина

Недавно с удивлением обнаружил, что в сети до сих пор не выложены дневники Суворина. Понятно, громадный том замучаешься сканировать и распознавать. Но "Дневники" на самом деле книга не просто увлекательная и интересная, но и очень полезная в плане создания объективной картины России конца 19 - начала 20 вв. Автор с виду вполне мог бы стать кумиром современной охранительной публики: консерватор, жидоед, ненавистная фигура для всего либерального лагеря того времени и прочее. Но на самом деле при всех его недостатках, заблуждениях и предрассудках, он совсем не то пугало, которым вот уже больше сто лет пугают нас вольнодумно настроенные авторы. И для "патриотической" публики он не совсем удобен: в своем дневнике, написанном без всякого намерения увидеть его изданным, он чихвостит власть предержащую круче любого карбонария, поскольку, будучи газетчиком, имеет доступ к обильной информации с мест. Взяточничество, воровство, кумовство (замараны все даже Великие Князья) не может не вызвать раздражение даже у самого благонамеренного гражданина, озабоченного будущим своей родины. Бестолковая политика сменяющих друг друга министров вызывает у него гнев не меньший. Он не спускает никому - ни правым (чего стоят его абзацы о черносотенцах), ни левым. Он клянет жидов каждые пять страниц, но в его длинном списке мерзавцев, воров и негодяев на самом деле евреи представляют малую часть. В основном встречаются вполне себе кошерные русские имена. Много цифр, цен – все, что нужно любопытствующему любителю истории.
Я выложу небольшой фрагмент его путешествия на Кавказские Минеральные Воды (те, кто клянет их современное состояние, наверняка никогда не читал Суворина). Если кого-нибудь это заинтересует, буду выкладывать фрагменты время от времени.

Вагоны на поляковской дороге — мученье; все делается как-то по-домашнему, стоят сколько где придется, было два звонка, пассажиры садятся, проходит 10 минут после этого, третьего звонка нет. — Что же не едут? — Спрашивали у кондуктора. — Путь не дают (техническое выражение, означающее, что со следующей станции нет уведомления, что путь очищен и ехать
— Как не дают пути, когда два звонка было?
— Два звонка потому, что обер-кондуктор в ссоре с буфетчиком. Пассажиры сели в вагоны и буфетчик не продаст столько, сколько продал бы им, если бы 2-й звонок был вовремя.
Какая дикость! Обер-кондуктор пускает пассажиров с билетами 3-го класса в 1-й, и вообще ведут себя как бесконтрольные полные хозяева. На воронежской дороге, говорят, порядки еще хуже, и ездившие по ней уверяли меня, что Курско-Харьковская железная дорога — примерная в сравнении с Воронежско-Ростовской. Поезда не приурочены, например поезд из Таганрога в Ростов приходит в 2 ч., а поезд из Ростова в Новочеркасск — в 8 ч. Пассажир девайся куда хочешь. Объявления для некурящих перечислены на клочке бумажки, которая прилеплена на вагонах и внутри их, где ни попало. Особых мест для дам нет. Циркуляр министерства путей сообщения от конца 1874 г. об отделениях для дам, чтобы они находились в «дамском обществе» (даже в том случае, если их сопровождают мужчины, последние уходили бы к мужчинам) и чтобы была прекращена продажа отдельных купе. Циркуляр этот прибит в вагонах. Чего не выдумают. У Азовской дороги всего два вагона 1-го класса. У станции Морская Поляков строит себе виллу, два этажа, каменную, похожую на станцию железной дороги, разбиваются сад и фонтан быстро.
— Откуда эта вода, из моря или из Дона?
— Нет, это, должно быть, из Волги, отвечает кондуктор.
Вокзал в Ростове — верх безобразия. Дощатый сарай, грязный, вонючий, тесный. Хуже этой жидовской корчмы можно встретить разве в настоящей жидовской корчме. На Донскую дорогу казаки рассчитывали, как на свою, трясли деньжат, но им ровно ничего не дали, исключая разве 10 человекам, которые отправляют товары. Ростовский товар — фальшивые ассигнации, нахичеванский — также. Вообще все станции дрянные, подвижной состав так беден, что масса товаров не отправляется. На одной станции я видел целые груды кулей с хлебом под открытым небом, потому что сарай наполнен им доверху. Жалобная заметка из Харьковского календаря. Но Поляков, очевидно, всех запугал. Как он хотел купить «Санкт-Петербургские ведомости».
Случай в Харькове — нет мест ни 1-го, ни 2-го класса. — Нет ли выше 1-го? — Нет. — А 3-го? — Тоже нет. Господин врывается в вагон; с него требуют двойную плату. — Иногда, говорят, нарочно пускают без билетов, чтобы потом брать двойную плату. Жалобные книги на виду, но кто их смотрит? Русский человек вот каков. Господин, о котором я говорю, рассказывал даме своей по-французски случай с ним и прибавил: «Мне говорят, напишите о железных дорогах книгу. Охота мне беспокоиться писать».
Таганрог — известковая мостовая, пыль невыносимая. Смотря в бинокль на город, я увидел, что здания как будто покрыты снегом — что это было? Спрашиваю господина, который сел в Таганроге, — известка. Ездить невозможно — рытвины. После дождя наполняются водою; лошадей уводят, экипажи — в манеж. Поверите ли, нынешней весною один пассажир, поехавший со станции в город, до смерти убился. Извозчик думает — лужа, а это целая пропасть. Хороший камень можно достать верст за 60 по железной дороге. Городское управление все думает.
Хороших домов мало, лачуг много и в городе. Вонь, бочки стоят по улицам. Мостовая ухабистая, Бог знает с какого времени не поправлялась. Толпы народа у кабаков и харчевен с «выносом».
Отсутствие буфета. Воды достать нельзя. Один вагон II класса. Как сельди в бочонке. Барон Штейнгель разъезжал — монумент Петра Великого.
Д[онское] О[бщество] накануне банкротства. 104 конкурента. Управление в Новочеркасске. Земля, заложенная в Харьковском банке, по 25 руб. не продалась. Имение Платова 17 тысяч десятин. Отлично устроено и клиентура. Не найдут покупщика по 30 руб. Нет там капиталистической прибыли. Банки помещиков кредитовали, засеяли, 3 года неурожай, в прошлом году пропал урожай, но руки дороги, убытки, десятина упала до 60 руб., в день платили 3 руб., но цена упала до 4 руб., опять поднялась до 8 руб. <1 нрзб> владел чиновник вместо пенсии в 200—400 десятин, сам не обрабатывает и отдает в аренду. Мужик с 50 товарищами сняли у Иловайского 500 десятин и мельницу. В Таганрог камни возил, 30 руб. заработал.
Ростов — уездная полиция, через 70 метров участки, рабочего населения 30 тыс., грабеж и разбой. Пожарная команда в рубахах — отлично действовала.
Вальяно оперетки сочиняет, продолжение «Прекрасной Елены». Канкан, театр плохой. Реальное училище в Ростове недавно, 4 года не разрешали. В Новочеркасске не разрешили, предводитель положил хлопотать и отправил депутацию.
Продажа объбойных крашоных [мс] полированных гробов. М. И. Дурасов.
Краевич: визит к Краснокутскому, наказному атаману; он был учителем. Краснокутский познакомился с Поляковым и Краснокутский хорош с Поляковой. Он боялся депутации аксайцев, которые обижены Поляковым. — Депутация к министру путей сообщения, командированная промышленниками, которых Поляков притесняет, не дает вагонов (жидам дает). Донецкая дорога от Азовской соединяется с Калачом, что если ему отдана будет дорога, то валяно-кожевенная промышленность погибнет. Министр путей расспрашивал их, и губернатор обещал главе депутации 100 тыс. руб., если губернатору [?] удастся положить дорогу.
Покупка сахара Поляковым у Бобринского. Не платит деньги за земли, через город совсем не ведет.
Воронеж в 20 верстах от богатого Острогожска, городские земли дороже, просил взятки с Черкасов. Оценщики сперва 8 тыс., Государственный совет отменил [?] за несоблюдение норм, потом 27, потом 40 тыс. — неизвестно, чем кончится. Купил у Войска Донского железную дорогу от Аксая до Грушев-ки за 3!/2 миллиона, совершил купчую у младшего нотариуса, отнесли к старшему, который нашел, так как в пользу железных дорог нет исключения, то пошлина 120 тыс., и, так как не было предварительных условий на этот счет, то заплатить пополам. Вдруг получает из Петербурга из военного министерства отношение, что справедливо было бы Войску взять на себя этот расход; Войско не согласилось. Тогда по высочайшему повелению пошлины совсем не были взяты.
На Кавказе судебное дело ведется хорошо. Как скоро открывается вакансия судьи — судья избирает кандидата и наместник утверждает его. В России это правило (?) совсем вышло из употребления.
Превосходный магазин оптический [?] Эдельберга в Харькове, в сравнении с ним магазин Рихтера — мелочная лавка. Магазин рыбный Серикова. С[ериков] нажил миллионы рыбной торговлей, и все рыбные промыслы юга скуплены им и составляют его монополию. Он назначает цены, какие хочет. В Ростове-на-Дону икра доходит на масляную до трех рублей, в обыкновенное время 60 коп. и получается из Харькова.
Общество распространения христианства на Кавказе устроило Мариинский канал на Карабахской или Караягской степи, которую получило в свое распоряжение и хотело ее обрабатывать, но дело стало, и степь распродали по участкам и по дешевой цене.
Алагирский завод золота (?) стоит казне миллионы, но ничего не приносит.
Барон Николаи сам себя представляет к награде в 4000 десятин. Спустя два года он представляет, что правительству было бы необходимо купить эту землю. Правительство покупает ее по весьма дорогой цене.
Цена рабочих на юге Курской губернии доходит до пяти руб. муж и жена. Но с зимы можно нанять уборку десятины от двух руб. 50 коп. до трех руб. Но за поречьем [?] платили 10— 11руб.
Об Устимовиче. Он постоянно оппозировал губернатору. Находил, что Дума напрасно платит на содержание губернаторского дома 5000 руб., тогда как и жалованье губернатора меньше этого, и предложил уменьшить эту сумму до 900 руб. После пожара он не дал благодарность пожарной команде, так как, мол, она содержится на общественный отчет, то общественное управление считает своим долгом благодарить ее. Жедринский — губернатор — протестовал и спрашивал Симт. [?], имеет ли право
голова городской благодарить пожарную команду? Симт. отвечал, что не имеет.
В Пятигорске у офицеров была дуэль. Причина — разговор о георгиевском кресте. Офицер заметил, что не все по заслугам его получают, что бывают случаи, когда этот крест украшает грудь вовсе нехрабрых.
— Это глупость, кто так думает, отвечал георгиевский кавалер.
— Если вы называете это глупостью, то я вам завтра пришлю своих секундантов.
[А. Ф.] Кони в речи, возражая Лямблю, сослался на Гризингера. — Вы ссылаетесь на Гризингера, а Гризингер ссылается на меня
В другой раз тот Лямбль делал экспертизу идиота. Кони вычитал где-то о черепе Сократа и сказал, что череп Сократа совершенно такой же по описанию, как череп подсудимого идиота. Лямбль минуту задумался, потом сказал: «Во-первых, я не поверю, чтобы в древности умели так точно измерять череп, как теперь, а во-вторых, я верю только тем измерениям, какие я сам производил».
В Новочеркасске прокурор, обвиняя, не нашел ничего лучше, как сказать: «Господа присяжные, он, ей-Богу, виноват». Защитник возразил: «Несмотря на клятву, произнесенную прокурором, я не вижу никаких доказательств виновности подсудимого, и думаю, что нет никакого основания верить прокурорским клятвам».
Рабочие. Наем по базарной цене. Несмотря на ее изменения, все-таки возможно установить цены, и это самое справедливое.
В гостинице Минеральных Вод выдавали билеты 20 коп. на кушанье. Спросишь какое-нибудь — не дают, говорят, такого не готовили. Спросишь 3 обеда на 60 коп., говорят, надо 4, или иначе ничего нет. Сдачу давали билетиками по 5 коп., которых иногда не принимали в уплату. Дамы не платят в собрании, хозяин гостиницы, наконец, сказал: «Ну, я тоже хочу».
В Николаевских ваннах сифилитики, — только две ванны из гладкого камня, остальные из пористого; скверные щетки, обратившиеся почти в доски; сторож чуть почистит. Можно заразиться и не больному сифилисом, например золотушному. В прошлом году дама сидела в ванне, вдруг уж обвил ее ногу, она испугалась страшно, вообразив к тому же, что это змея.
14 июня взято в Пятигорске 516 ванн, число это так велико, что серной воды может не достать.
Убитый офицер Литтре. Он недавно женился. Жена его — он не хотел жениться, говоря, что не хватает средств, и она не привыкла работать. Она стала заниматься и проч. Говорит, что грузина-убийцу вызовет на дуэль. Литтре умный человек, но любивший подсмеяться. Он сказал, что Георгия раздавали дуракам-прапорщикам и лакеям. Грузин просил, чтоб он слова свои взял назад. Не согласился. Секунданты решили, что стрелять вместе, грузин не согласился и настоял на том, что обиженный должен стрелять прежде. Дистанция — пятнадцать шагов. Попал в сердце и не примеря [?]. Он стоял, куря папироску.
Пятигорск: все построено солдатами, рабочих рук нет. Рассказал о <1 нрзб> управляющем имением Майделя. Шел солдат. — Куда дорога? — А ты куда? — В Ростов. — Погоди. Не поступишь ли? И т.д. Кутаисская губерния очень населена, рабочих достать можно, но это обошли [?], сочинили какую-то безлюдную степь, где будто бы можно строить только принудительно,штрафные солдаты.
Лукьянов очень любит пение, бегает по церквам, чтоб услышать нотку херувимскую, хор певчих, всем надоедает с музыкой, любит оперу, был учителем словесности в гимназии. Воскресенский хотел его удалить и заготовил целое представление. Приезжал министр, прямо к нему в класс, прослезился и сказал, что он лучший учитель. Воскресенский, разумеется, не посмел свое представление пустить в ход. Его сделали попечителем, потом директором гимназии. Он просился опять в учителя. Уговорили, сделали окружным инспектором в 28 лет. Все уважают и любят. Любит народ, проживает мало, но копит деньги на путешествия. Исходил Курскую и Харьковскую губерния пешком, собирал ругательства и проч. Огромный запас матери алов. Любит природу и народ. Поехал объезжать округ, но застрял в Ростове, который не его округ, и пробыл там неделю изучая народ: туда сбираются со всех концов России. Увлекается, рассказывая о том, какие дубы...

Tags: Россия, история, книги
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →