хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Categories:

Иностранная военная интервенция в России. Часть 2. Мятеж чехословацких легионеров. Вып 9 Иркутск-1

Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 1. Северная компания. Вып 1
Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 1. Северная компания. Вып 2
Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 1. Северная компания. Вып 3
Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 1. Северная компания. Вып 4
Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 2. Мятеж чехословацких легионеров. Вып 1 Предыстория
Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 2. Мятеж чехословацких легионеров. Вып 2 Начало
Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 2. Мятеж чехословацких легионеров. Вып 3 События на Волге
Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 2. Мятеж чехословацких легионеров. Вып 4 На Урале
Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 2. Мятеж чехословацких легионеров. Вып 5 Западная Сибирь
Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 2. Мятеж чехословацких легионеров. Вып 6 Восточная Сибирь-1
Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 2. Мятеж чехословацких легионеров. Вып 7 Восточная Сибирь 2
Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 2. Мятеж чехословацких легионеров. Вып 8 Восточная Сибирь-3
С конца октября 1917 г. большевики начали наступление на органы власти Временного правительства в губернском центре. 31 октября и 15 ноября переизбран Совет рабочих депутатов, 28, 29 и 30 октября — Совет военных депутатов. Объединенный Совет под председательством большевика Я.Д. Янсона 19 ноября создает Временный Военно-революционный комитет (ВРК), «к которому переходит исключительное право распоряжаться всеми военными силами Иркутского гарнизона и которому подчиняются все органы управления», и Красную гвардию, численностью 200 человек. В ответ на заседании городской думы 20 ноября избран Комитет общественных организаций (КООрг) для «защиты и охраны революционных завоеваний, предотвращения могущих возникнуть насилий и нарушений завоеванных гражданских свобод». В президиум вошли эсер Е.М. Тимофеев (председатель), его товарищи — меньшевик Н.Н. Патлых и эсер П.Д. Яковлев и секретари СИ. Файнберг и Н.А. Фишман. Источники по-разному называют эту структуру («Революционная комендатура», «Комитет охраны») и ее состав (среди членов упоминаются также прапорщик С. Мелентьев, капитан Копейкин, иркутский городской голова эсер Чичинадзе).
Установление Советской власти в Иркутске, в отличие от других городов Сибири, произошло после ожесточенных боев красных с юнкерами, офицерами и казаками с 8 по 17 декабря 1917 г.
Иркутск

В ночь на 24 ноября ВРК арестовал 9 офицеров штаба округа, но под давлением эсеров и меньшевиков все, кроме полковника Скипетрова, были освобождены. Утром 4 декабря красногвардей¬цы взяли под стражу губернского комиссара Временного правительства эсера И.А. Лаврова. Для захвата учреждений (губернское управление, типография, почта и т. д.) направились 11 комиссаров с вооруженными отрядами. 5 декабря издан приказ №1 председателя ВРК Б. Шумяцкого, предписывающий юнкерам трех школ, военного училища, казакам сдать оружие к 14 часам 8 декабря. 7 декабря в Белый дом прибыли представители юнкеров, потребовавшие производства всех юнкеров в офицеры, выпуска последних классов, выдачи сумм на обмундирование и отправку в полки. Шумяцкий заявил, что прежних полков не существует, что офицеров нет и что он погон не признает.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Антракт № 1 "Декабрьские бои в Иркутске"
К полудню 8 декабря вооруженные отряды юнкеров стали выходить из занимаемых ими зданий и захватывать близлежащие дома, улицы и кварталы. Всеми операциями руководил командир роты 2-й школы прапорщиков полковник Лесниченко. По оценке А. Еленевского, против запасных полков, дружин ополчения, укомплектованных, в значительной части, бывшими ссыльнокаторжными и присоединившимися к ним 4000 рабочих Черемховских копей (всего примерно 20 000 человек), оказалось около 800 юнкеров и 100—150 добровольцев. Другое соотношение приводит управляющий французским консульским агентством Жандро: «С одной стороны — юнкера, казаки, с другой — большевики вели ожесточенную борьбу, заставлявшую содрогаться от ужаса даже тех, кто провел три года на фронте. Все уголовные Сибири собрались в Иркутск, чтобы поддержать Советы рабочих и солдат. Томск, Омск, Ачинск. Красноярск, Канск, Черемхово собрали в Иркутске свои банды выпущенных на свободу каторжников. У большевиков -6000 человек, у юнкеров - 600... Социалисты-революционеры, обещавшие содействие юнкерам, попрятались на все дни крови и огня и вылезли на свет после бури, чтобы произносить речи и образовать новое правительство, основанное на победе юнкеров...». Он же отмечает, что военнопленные на стороне большевиков «приняли в довольно большом количестве участие в борьбе, особенно в качестве артиллеристов. Одни были убиты, другие взяты в плен». Красными героями проявили себя интернационалисты отряда Ф. Омасты.
В конце дня 8 декабря в штабе большевиков узнали, что юнкера 3-й школы, расположенной на ст. Иннокентьевской, колеблются. После долгого «торга» прибывшие в школу Б. Шумяцкий и солдат Е.Дмитриев договорились с юнкерами о том, что последние, получив по «отрезу на гимнастерку и галифе, литеру на поезд и 250 руб. на дорожные расходы», разъедутся по домам. Помогло и окружение учебного заведения отрядом красногвардейцев – железнодорожников. К вечеру 9 декабря школа опустела.
К вечеру 8 декабря юнкера захватил центр города, ограниченный улицами Набережной (от моста до Казарменной, ныне – Красного Восстания), левую сторону Казарменной до Амурской (ул.Ленина), и далее до Харлампиевской (ул.Горького). Выступившие под руководством войскового атамана генерал-майора П.П Оглоблина казаки заняли Духовную семинарию (пл.Декабристов) и детскую больницу. В ответ на высылку казаками разведки, большевики начали обстрел казарм и занятых ими зданий. Разведчики приводили целые партии пленных. В ночь на 11 или 12 декабря все три казачьи сотни под началом есаула Селиванова, подъесаулов Кубинцева и Коршунова выступили на помощь юнкерам. У Входо -Иерусалимской церкви произошла стычка, в ней убиты 10 человек. К рассвету подкрепление подошло к училищу, доставив 6 подвод хлеба и патронов
Исполком Советов, штаб Красной гвардии и ВРК до начала боев покинули Белый дом, но остался отряд красногвардейцев, усиленный вечером 8 декабря добровольцами (около 100 человек) из 9-го запасного полка. Гарнизон возглавили прапорщики Л. Зотов и С. Блюменфельд. Вечером 10 декабря юнкерско-офицерская группа под прикрытием пулеметов от музея дважды неудачно атаковала Белый дом.
Белый дом. На фото - дом после осады 8-16 декабря 1917
>
Юнкера отбили гауптвахту, освободили Лаврова, заняли телеграф на Ивановской площади (пл. Труда), пленив комиссара Рябикова с 50 красногвардейцами. 11 декабря они предложили перемирие при условии разоружения гарнизона и роспуска Красной гвардии. В ответ большевики расширили применение артиллерии и занялись грабежами частных домов.
Вечером 11 декабря была предпринята еще одна неудачная атака на Белый дом со стороны Троицкой улицы (ул. 5-й Армии). Красные использовали повозки Красного креста, помимо вывоза раненых, для доставки продовольствия и боеприпасов. Так действовали сестры М. Сахьянова, О. Иогансон, З.Бланкова. Постышев, вызволенный «санитарной летучкой», появился в глазковском штабе в ночь на 13 декабря, чтобы приказать батарее на «Звездочке» вести огонь по Белому дому, когда юнкера начнут атаку. Жители, спасаясь от обстрела и пожаров, направлялись в Знаменское и Глазковое предместья, на мосту их обыскивали и грабили красногвардейцы.
Жители, спасаясь, покидали город. В час ночи на 16 декабря начался последний штурм Белого дома. «Через трупы надвигались озверелые, запорошенные инеем молодые ребята и бородатые казачки»17. У защитников кончились патроны, юнкера заняли здание, захватив в плен 153 человек, в т. ч. 17 раненых. Лебедев, Трилиссер, Шевцов, Чужак- Насимович и другие приведены в карцер в военном училище, где уже сидели Лазо и Рябиков. Большинство же пленных поместили во 2-ю школу прапорщиков. За время боев в Белом доме 5 красногвардейцев убито и 43 ранено.
Здание банка после боев, Иркутск, январь 1918

С 10 часов 16 декабря объявлено перемирие. Переговоры велись в доме командующего округом. 17 декабря в 5 часов утра ВРК и КООрг подписали договор, по которому власть в Иркутске и губернии впредь, до организации ее в общегосударственном масштабе, передавалась губернскому Совету, формируемому коалиционно из представителей Советов, городской думы, земства и профсоюзов. Противники обязались не преследовать друг друга. По признанию Рябикова, «школы прапорщиков и часть гарнизона распускались, юнкера получали производство и причитающиеся суммы. Военное училище сохранялось.
Это был, действительно, позорный мир, но договор не был реализован.Прибывшие в тот же день из Красноярска, Канска и Ачинска рабочие отряды с артиллерией изменили ситуацию.
По масштабам и количеству жертв декабрьские бои Иркутска стоят на втором месте в России, после аналогичных событий в Москве. На 17 декабря 1917 г. скорбный счет таков: убито юнкеров и офицеров — 52, солдат и красногвардейцев «за утверждение Советской власти» — 229 (ранено 167), казаков — 6, ранено около 300. Это, не считая убитых и раненых жителей города. На 19 декабря в Кузнецовской больнице находилось 170 трупов, в военном госпитале — 35, в 1-й школе прапорщиков — 26, больнице Штейнгауза — 10, в Глазково — 9322. В 10-х числах января в ледниках Кузнецовской больницы оставались неопознанными около 200 человек. В конце января 1918 г. 18 погибших шахтеров привезены в Черемхово и похоронены в братской могиле.
Общее число убитых, замерзших, утонувших в Ангаре, раненых составляет более 1000 человек, в т. ч. до 200 гражданских, много детей. Зарегистрировано раненых (кроме легких ранений) -568, среди которых 209 солдат, 66 красногвардейцев, 87 юнкеров, 12 офицеров, 194 мирных жителя. Ранений пулевых — 535, шрапнелью — 36, холодным оружием - 7
Жертвы декабрьских боев. Зафиксированы на пленку 18 декабря
Изуродованное тело в повозке около железнодорожного пути

Изуродованное тело человека, прислоненное к дверному проему

Изуродованные тела на железнодорожных путях.

Обнаженный труп.

Гражданские лица осматривают гору трупов

Трупы в здании





---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Центросибирь широко использовала свои возможности для пропаганды идей революции среди военнопленных. Она организовала Общесибирский съезд военнопленных-интернационалистов, который проходил в Иркутске в гостинице «Гранд-отель» с 15 по 25 апреля 1918 г. На съезде присутствовало 60 делегатов от 10 лагерей военнопленных, а также почти все руководство Центросибири во главе с ее председателем Н.Н. Яковлевым. Съезд избрал исполком и создал газету для пленных. Он также вынес решение о том, что «интернационалист должен считать своим священным долгом вступить в Красную Армию для защиты Советов от врага».
25 мая Иркутский Совет, получив приказ народного комиссара по военным и морским делам Л. Троцкого о немедленном разоружении чехословацкого корпуса, стал готовиться к разоружению чехословацких войск. К станции были стянуты отряды красногвардейцев и интернационалистов, а также броневики. 26 мая произошли вооруженные столкновениярасных с тремя эшелонам чехов: 3-й батареи и 1-го девизиона 2-й артбигады (командир эшелона – штабс - капитан Новак, бригады – капитан Гоблик) и авиационного (поручик Фиала), в результате которых 50 человек было убито и около 100 человек ранено (в том числе чехословаков 15 человек убито и 33 ранено).
Столкновения закончились подписанием соглашения между Центросибирью и командованием эшелонов об их беспрепятственном проезде на восток и последующем разоружении в Чите. Все три эшелона покинули Иркутск и вскоре благополучно прибыли во Владивосток. В ночь с 28 на 29 мая 1918 г. через Иркутск без остановки проследовал и чехословацкий эшелон со станции Половина.
Иначе сложились события западнее Иркутска. Чехословаки вместе с местными белогвардейцами подняли мятеж ночью с 28 на 29 мая в Нижне¬удинске и Канске и свергли местные Советы. К 1 июня им удалось полно¬стью захватить железную дорогу между этими городами. эшелон 8-го Моравско-Силезского полка захватил на ст.Половина паровоз и без остановки проехал Иркутск.
Третий стрелковый полк на станции Половина 19. 11. 1919

Объединенную канско-нижнеудинскую группу чехословаков возглавил начальник штаба 2-й чехословацкой дивизии подполковник Б.Ф. Ушаков. Восточнее Нижнеудинска чехословаки заняли станцию Худоеланская. 1 июня 1918 г. Крас¬ноярский Совет заключил перемирие на 10 дней (позднее продленное еще на 5 дней) с группой чехословаков (западнее Красноярска).
В.С Позансикий пишет, что в «Иннокеньтьевскую вернулся местный Совдеп, а созданный во время мятежа комитет Временного Сибирского правительства ликвидирован»
В предместье Глазкого 31 мая похоронены чехословаки – артиллеристы: Я.Кашпар, А.Ю Фолта, Ю.П Швалчек, И.В Пекло, В.Шафран, А.Матьяско, И.Ироуш, И.Врабский, А.А Горак, Ф.П Ирку, А.И Элуш, В.П Вицек, П.Ю Лацко, И.И Пашпол, Ф.П Сидек и И. Отара
Памятник чехословацким легионерам на Глазковском кладбище



Вероятно, самым ярким деянием иркутского подполья за весь период существования было выступление в ночь на 14 июня 1918 г. По свидетельству Эллерц-Усова, подпольщики узнали, что «большивики готовят несколько отрядов для отправки на Нижнеудинский фронт, чтобы задержать эти отряды в Иркутске дать возможность нижнеудинцам продержаться для подхода чехов, а если окажется возможным, то и свергнуть власть большевиков в Иркутске, было решено в ночь с 13 на 14 июня начать вооруженное восстание военной организации, которое вследствие предательство было подавлено»
Представляет интерес свидетельство «известного еще по декабрьским боям» П. Суслова: «Сначала (14 июня) я был доставлен в Штаб военного округа к Шевцову, Гаврилову, Постышеву, а затем отправлен в военное училище, к главному представителю военно-полевой юстиции Постоловскму. Расстрелы. Пытки. Допросы. Гимназисты лет 15—16: Черепанов, Миллер. Вместе с примерно 50 человек был переведен в помещение, где ждали расстрела четверо: 2 гимназиста и 2 офицера. В живых остался только гимназист 6 класса Мил¬лер. Молодой офицер Исаев, выдавший знакомых ему членов организации, кричит: "Запишите в организацию. Все равно меня сейчас расстреляют". Другой, Романенко: "Стреляйте, наемные убийцы". 15 июля я переведен в тюрьму». Газета интернационалистов «Голос Иркутска» утешила, что, по заявлению осведомленного большевика, до 16 июня по приговору военно-полевого суда расстреляно 12 человек, и слухи о десятках расстрелянных не основательны.
4 июня приведен к исполнению приговор в отношении участников выступления: есаула И. Тюменцева, поручика Д. И. Романенко, потомственного почетного гражданина подпоручика П.С. Телятьева, мещанина В.А. Черепа¬нова. Упоминалось о расстрелах в военном училище, четырнадцатого казнили троих, пятнадцатого - у тюрьмы -четверых: двух студентов, телеграфиста и еще кого-то. Убит ненадолго освобожденный из тюрьмы член Сибирской областной думы студент Томского университета П.М. Беляков. По улицам под усиленной охраной проводили арестованных. По данным красных, выступило 350—400 человек, арестовано около 150, число убитых неизвестно.
Наступление на Иркутск началось 9 июля. Утром 11 июля красные войска оставили Иркутск, взорвав более 100 т. пороха на складах станции Батарейная.
Станция Батарейная







Днем 11 июля 1918 года чехи без единого выстрела заняли Иркутск, если не считать небольшой перестрелки в районе вокзала и попытки сжечь понтонный мост через Ангару.
Панорама на въезде в город, недалеко от моста через Ангару. Март 1919 года.

Переход чехов через понтонный мост

При отступлении большевики также повредили железнодорожный мост через Иркут.
Взорванный железнодорожный мост через р. Иркут.



11 июля 1918 г. отряд Пепеляева достиг Иркутска.
Полковник А.Н.Пепеляев, командир Средне-Сибирского армейского корпуса [июнь-начало июля] 1918 г.

Отряд Ушакова занял станцию Иннокентьевская.
Очевидцы писали «около половины четвертого дня первый разведочный отряд сибирских казаков под началом есаула И.Н. Красильникова вступил в город по Знаменскому мосту... казаки быстро проезжают, на ходу отвечая на приветствия публики. Они спешат на подмогу белой гвардии и дружине эсеров, оттесняющей мадьяр к понтону и далее за Ангару».
В момент смены власти Иркутск замер в ожидании развязки. «В городе по улицам совершенно никто не ходит, — отмечал Н.С. Романов, — все боятся. Глядя на эти пустынные улицы, можно подумать, что в городе прошло моровое поветрие». Постепенно к вечеру горожане стали выходить на улицы. Большая часть населения Иркутска, уставшая от произвола «диктатуры пролетариата», поддержала свержение Советов. Н.С. Романов записал по этому поводу: «Радость наполняет сердца. Завтрашний Петров день будет для иркутян днем отдыха от прожитых треволнений за время большевизма и комиссарства».
В течение нескольких дней после 11 июля в городе проходили торжественные молебны, заседания, банкеты и другие акции в честь из¬бавления от советской власти.
В честь прибывших частей чехословаков и русских в 1-м общественном собрании был устроен банкет, превратившийся в грандиозный митинг.
Чехи входят в Иркутск

Чехи входят в Иркутск, впереди Гайда

Чехи сворачивают с Большой на Амурскую улицу.



Чехи на Тихвинской площади.

Тихвинская площадь 1918

Взятие Иркутска имело большое военно-политическое и психологическое значение, как для противников, так и для сторонников советской власти. Город был не только самым крупным населенным пунктом в Восточной Сибири, но и официальной столицей советской власти в Сибири. От Иркутска красные отступили к Байкалу и закрепились на его восточном побережье, где до 19 августа продолжались упорные бои, закончившиеся, в конце концов, полным разгромом красных войск.
Через несколько дней жизнь в городе войдет в обычную норму, все учреждения будут работать, появятся местные газеты с передовицами и другими статьями, которые так не нравились большевикам. Вспоминая об этих днях, И. И. Серебренников пишет в своих мемуарах:
"Утром 12 июля Иркутск являл картину большого оживления. Это так ярко контрастировало с тем, что было здесь еще недавно, в пору "осадных дней". В этот день я впервые увидел чехословацких солдат, которые маршировали по улицам города в боевом снаряжении стройными, тесными рядами. За время революции я привык видеть расхлябанных русских солдат, шлявшихся разболтанным шагом, в неряшливом виде, и появление теперь чехословаков, тщательно экипированных, умеющих держать красивый строй, весьма импонировало жителям города. <...> Фактическая власть в городе сосредоточилась теперь в руках генерала Гайды, командующего чехословацкими силами, и генерала Пепеляева"
Торжественный проход 1 стрелкового полка. Иркутск 1918



Парад 1 стрелковой дивизии на берегу Ангары 1918

Чехословацкий отряд на параде в Иркутске по поводу освобождения от большевиков.

Смена власти привела к нормализации и заметному оживлению городской жизни Иркутска. Судя по «Летописи Иркутска» Н.С. Романова, вторая половина 1918 г. и 1919 г. в этом отношении являли собой резкий контраст периоду господства в городе «диктатуры пролетариата». Начиная с июля 1918 г. летопись пестрит сообщениями о деятельности различных общественных организаций и клубов, об открытии и работе общественных столовых, спортивных кружков, различных учебных заведений и курсов, детских площадок, выставок, спортивных соревнований. Чехи издавали в Иркутске свой юмористический журнал «Гопачки» («Качели»). В нескольких уцелевших экземплярах журнала можно увидеть и поздравления с Рождеством, и сатирико-политические карикатуры, и картины амурного времяпрепровождения чешских офицеров и иркутских кокеток.
Чехи у памятника Александру III

Чешские спортсмены-тяжелоатлеты в Иркутске

Спортивные состязания в Иркутске





Игра в боулинг.Иркутск 1919

Центр развлечений чехословацких легионеров в Иркутске



Театральная постановка для чехословацких солдат

Наиболее ярким и значительным событием в этом плане, безусловно, стало открытие Иркутского государственного университета
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Антракт № 2 "История Иркутского университета"
В 1912 г. иркутское культурно-просветительное общество образовало комиссию по вопросу об открытии вуза в Иркутске, которая ходатайствовала об этом перед правительством. Начали собирать средства, пожертвования частных лиц, комплектовать будущую библиотеку. Правительство тянуло с ответом. В 1914 г. началась Первая мировая война, и властям было не до университета. Однако и иркутяне не отступали. Наконец в 1916 г. министр просвещения П.Н. Игнатьев заверил, что университет вскоре будет создан. Решение вопроса между тем отложено на год. Университетскими комиссиями к этому времени было собрано более 1 млн. рублей. Дело упиралось в отсутствие подходящего помещения. Предполагалось выкупить у города какой-то земельный участок и начать строительство университета. Однако собранных средств было недостаточно, а правительство не торопилось помочь обществу материально и практически.
Постановление Иркутской городской думы о выделении из казны 500 тыс. руб. на постройку здания университета. 5 июля 1916 г.

В феврале 1917 г. царское правительство было свергнуто и, таким образом, освобожденно от взятых обещаний. Университетская комиссия после некоторого перерыва опять подает свой голос. В начале июня 1917 г. по предложению университетской комиссии Городская дума вновь поддержала ходатайство об открытии университета в составе медицинского и юридического факультетов и обратилось с просьбой к разным лицам о непосредственной поддержке ходатайства. Представители Иркутска, выходцы из Сибири - М.М. Рубинштейн в Москве и Э.Э. Понтович в Петрограде - развернули энергичную деятельность по привлечению в будущий университет ученых из центральных вузов, сбору средств и литературы (см.: ИГУ: однодневная газета. - 27 окт.). Весь ход подготовки университетского вопроса широко освещается в сибирской, и, в первую очередь, иркутской прессе. В начале сентября 1917 г. газета сообщила о телеграмме нового министра просвещения Временного Правительства С.В. Ольденбурга (знаменитого востоковеда) известному ученому - востоковеду Г.Н. Потанину о том, что "университет в Иркутске намечен - срочно разрабатывается законопроект", а спустя неделю та же газета известила о получении телеграммы относительно решения правительства открыть университет в составе пока только юридического факультета.
Первый ректор Иркутского университета М. М. Рубенштейн.

Но радоваться было рано. Оказывается, согласие министерства носило формальный характер, главный же вопрос - о здании для университета и средствах на его оборудование - не был решен. И хотя было объявлено даже о дне открытия университета - 15 октября 1917 г., ни в этот день ни позднее открытие университета не состоялось. Несмотря на большое желание и своего рода эйфорию передовой общественности Иркутска и в целом Сибири поскорее открыть второй университет, добиться окончательного успеха без прямой поддержки власти оказалось невозможным. Власть же Временного правительства к этому моменту оказалась бессильной. Оно доживало последний месяц. Чтобы прикрыть оттяжку в решении об открытии университета в Иркутске, министерство народного просвещения решило учредить комиссию под руководством ректора Петроградского университета профессора Д.Д. Гримма, которому надлежало прибыть в Иркутск и лично удостовериться в наличии условий для открытия университета. Комиссия однако не прибыла. Лишь профессор Томского университета М.Г. Курлов в конце октября 1917 г. приехал в Иркутск. Он ознакомился с материальной базой будущего медицинского факультета, провел совещание врачей и пришел к выводу, что главное препятствие к открытию факультета - отсутствие надлежащих кадров. Заключение М.Г. Курлова охладило пыл университетской комиссии. Было решено перенести дату открытия университета на год (1918 г.)
Приглашение на торжество по случаю открытия Иркутского университета представителю городской публичной библиотеки Л. А. Белоголовому. 27 октября

25 октября (по ст. ст.) свершилась Октябрьская революция и власть в Петрограде, а затем в Москве и других центрах. В Иркутске в эти дни 16 - 24 октября работал Общесибирский съезд Советов, который решил взять власть в свои руки и избрал Центральный исполком - Центросибирь. 25 февраля 1918 г. (11 февр. по ст. ст.) Сход Советов Сибири единогласно принимает тезисы по культурно-просветительной деятельности, в которых указывается: "открыть ряд сибирских университетов". на место главного инспектора училищ Восточной Сибири... назначен главный окружной комиссар по народному просвещению Восточной Сибири Ф.Я. Лебедев. Ф.Я. Лебедев просил А.В. Луначарского прислать для культурно-просветительного отдела "все декреты, постановления, журналы, посвященные делу народного просвещения". В университетскую комиссию был делегирован Ф.Я. Лебедев, проведено совместное заседание и даже решено открыть в будущем университете два других (кроме медицинского) факультета: экономический и историко-филологический. Советская власть быстро и конкретно решила "больной вопрос", являвшийся камнем преткновения при прежнем режиме: о здании университета. Было предоставлено "лучшее в городе, огромное и великолепное приспособленное здание" женского института им. Николая I (бывший Институт благородных девиц, ликвидированный большевиками), о котором члены комиссии "не могли даже мечтать" .
Профессора и преподаватели открывшегося университета в Иркутске.

В марте 1918 г. Народный комиссар просвещения уполномочил приват-доцента Московского университета М.М. Рубинштейна, профессора этого университета Л.А. Тарасевича, приват-доцента Петроградского университета Э.Э. Понтовича пригласить преподавателей для историко-филологического , юридического и медицинского факультетов Иркутского университета. Решено было вначале открыть лишь эти факультеты, а в дальнейшем по мере укрепления и пополнения материально-технической базы, развернуть и другие. Комитет советских организаций получил телеграмму Наркома просвещения РСФСР А.В. Луначарского об открытии университета в Иркутске. Моисей Матвеевич Рубинштейн в мае 1918 г. выехал из Москвы в Иркутск по приглашению университетской комиссии “для исполнения обязанностей ординарного профессора по кафедре философии и психологии Иркутского университета”.
Студенты первого выпуска университета с профессорско-преподавательским составом. На снимке (в центре): ректор М. М. Рубинштейн.

7 июля 1918 года зафиксирован его приезд в Иркутск датой прописки паспорта. Почти двухмесячный путь в Иркутск был связан с крупными событиями, произошедшими в это время со страной и Сибирью.11 июля 1918 г. советская власть пала на всей территории Сибири. Таким образом, М. М. Рубинштейн оказался в Иркутске через 6 дней после падения советской власти и все предшествующие усилия по организации университета почти прошли прахом. В июле – августе 1918 г. иркутяне предпринимают телеграфный “штурм” Временного сибирского правительства. В архивном фонде этого правительства сохранились телеграммы городского головы Иркутска, собрания учащихся города, Городской думы, губернского земского собрания с жалобами на министра народного просвещения, который “тормозит налаженное дело открытия университета”. В одной из телеграмм прямо говорилось, что промедление “равносильно уничтожению подготовительных работ”. Под напором требований из Иркутска 10 августа 1918 г. в город прибыл министр народного просвещения в правительстве Колчака В.В. Сапожников. С его участием состоялось заседание Городской думы 13 августа 1918 г., на котором в торжественной обстановке было объявлено официальное открытие университета, и В.В. Сапожников подписал Положение об Иркутском университете. В августе было объявлено в местной печати об открытии набора в университет на историко-филологический факультет. Совет университета назначил торжественное открытие вуза на 15 октября 1918 г. По вине министра просвещения В.В. Сапожникова открытие университета переносится на 20 октября 1918 г., а затем – на 27 октября
27 октября 1918 г., преодолев все препятствия, ректор, совет университета и комитет по устройству университета приглашают иркутян на торжество открытия университета в зале общественного собрания.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Tags: Иркутск, Россия, Чехословакия, война, история, фото
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments