хумус (humus) wrote,
хумус
humus

Иностранная военная интервенция в России. Часть 2. Мятеж чехословацких легионеров. Вып 2 Начало

Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 1. Северная компания. Вып 1
Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 1. Северная компания. Вып 2
Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 1. Северная компания. Вып 3
Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 1. Северная компания. Вып 4
Все флаги в гости к нам. Иностранная военная интервенция в России. Часть 2. Мятеж чехословацких легионеров. Вып 1 Предыстория
После Октябрьской революции последовали переговоры о сепаратном мире. Армия легионеров теряла возможность воевать на восточном фронте. Попытки перевезти ее во Францию через Архангельск и Мурманск не увенчались успехом. Исключение представляли два отряда. Отряд капитана Гусака из 1240 бойцов, который, покинув 15 октября 1917 Архангельск на пароходе «Курск» к середине ноября добрался до французского города Коньяк (13.11.1917), чудом избежав потопления немецкими подводными лодками. Другой, меньший, отряд под руководством капитана Гибиша, отплыл из Мурманска примерно в то же время, но сумел добраться до Франции лишь в марте 1918.
С 8 по 13 марта 1918 года состоялось Бахмачское сражение, у города Бахмач в нынешней Черниговской области. Легионеры вместе с бойцами Красной Армии сражались с наступающими немецкими частями.
Станция Бахмач





8 марта 1918 года германские войска подошли к Бахмачу, где в ожидании погрузки в эшелоны находились подразделения трёх чехословацких полков: 4-го Прокопа Голего, 6-го Ганацкого и 7-го Татранского. Им противостояли части наступавших на Бахмач 91-й и 224-й немецких пехотных дивизий. Так как чехословакам угрожало окружение превосходящими силами противника, а в случае пленения и выдачи властям Австро-Венгрии — расстрел «за измену», легионеры выступили против немцев и 5 дней обороняли Бахмач. Наиболее ожесточенные бои проходили 10 марта. В боях под Бахмачем пали 145 чехословацких легионеров, 210 из них были ранены, 41 пропал без вести. Потери убитыми с немецкой стороны превысили 300 солдат и офицеров. Несколько сотен были ранены.
Похороны легионеров, убитых под Бахмачом



Наряду со Зборовским сражением в 1917 году, сражение под Бахмачем стало одним из символов героизма частей Чехословацких легионов в их борьбе за независимость родины.
Чешские легионеры на станции Бахмач

Пехотная разведка восьмого стрелкового полка, 15 февраля 1918 года.

В марте 1918 г., по просьбе Германии, Советское правительство запретило отправку чехословацких военнопленных через Архангельск, и настояло на их выводе через Сибирь и Владивосток. В результате эшелоны первой и второй дивизий отправились на восток — на Пензу. Это решение вызвало раздражение у чехословацких солдат. На восток отправлялись в 63 военных составах, по 40 вагонов каждый. Первый эшелон выехал 27.03.1918 и месяц спустя прибыл во Владивосток.
Приезд 5 полка во Владивосток 25.04.1918

Телеграфное сообщение наркома И. В. Сталина представителям чехословацкого армейского корпуса в России об отношении советского правительства к чехословацкой армии.Март 1918

Политическое и военное руководство Чехословацкого корпуса повело с советским правительством новые переговоры об условиях дальнейшего продвижения корпуса на восток. Переговоры велись одновременно в Москве и в Пензе. После трехдневных переговоров 26 марта 1918 г. в Пензе представители Совета народных комиссаров в лице Сталина и чехословацкого корпуса подписали соглашение, по которому гарантировалась беспрепятственная отправка чешских подразделений от Пензы к Владивостоку. Корпусу разрешали проезд при условии сдачи большей части оружия, увольнении контрреволюционных русских офицеров и допуске в эшелоны чехословацких коммунистических агитаторов. По этому соглашению корпус сдавал 4/5 оружия. На эшелон разрешалось оставить по 168 винтовок и один пулемет с весьма ограниченным количеством боеприпасов. Статус корпуса определялся следующим образом: «…Чехословаки продвигаются не как боевые единицы, а как группа свободных граждан, берущих с собой известное количество оружия для своей самозащиты от покушений со стороны контрреволюционеров… Совет народных комиссаров готов оказать им всякое содействие на территории России при условии их честной и искренней лояльности… На следующий день, 27 марта, в приказе по корпусу N 35 определялся порядок использования этого «известного количества оружия»: «В каждом эшелоне оставить для собственной охраны вооруженную роту численностью в 168 человек, включая унтер-офицеров, и один пулемет, на каждую винтовку 300, на пулемет 1200 зарядов. Все остальные винтовки и пулеметы, все орудия должны быть сданы русскому правительству в руки особой комиссии в Пензе, состоящей из трех представителей чехословацкого войска и трех представителей советской власти…» Комиссия после приема выдавала каждому эшелону письменное разрешение на свободный проезд до Владивостока:
"Этот эшелон проверен комиссией по разоружению в Пензе и согласно приказу Совета народных комиссаров не должен более досматриваться и останавливаться. Именем Совета народных комиссаров и на основании его приказа просим вас сотрудничать с Чехословацкой революционной армией по дороге на Владивосток и оказывать ей всяческую помощь".
Воззвание Чехословацкого национального совета Движения чехословацких войск и договор с Совнаркомом.31 марта 1918 г.

Сдача части чехословацкого оружия большевикам. Пенза. Март 1918

Условия подписанного договора были практически полностью выполнены. Корпус сдал оружие, за исключением арьергардных 1-го имени Яна Гуса, 4-го и 1-го запасного полков — они не проезжали через Пензу до 28 мая — дня выступления пензенской группы. Однако в течение апреля-начала мая 1918-го взаимоотношения между советской властью и чехословаками быстро ухудшались.
По состоянию на май 1918 покинуть Россию им так и не удалось. Эшелоны чехословаков к маю 1918 года растянулись по железной дороге на несколько тысяч километров, от Самары и Екатеринбурга до Владивостока.
Бывшая царская армия к лету 1918 года окончательно прекратила свое существование, в то время как РККА и белые армии только начали формироваться, и зачастую не отличались боеспособностью. Чехословацкий легион оказывается, чуть ли не единственной боеспособной силой в России, его численность возрастает до 50 тыс. чел. Отношение большевиков к чехословакам из-за этого было настороженным, что усугублялось рядом конфликтов. Советские власти неоднократно пытаются вести в легионе агитацию, что пресекалось офицерами. Происходят несколько попыток разоружить чехословаков. Сами чехословаки несколько раз устраивают стычки с бывшими венгерскими военнопленными.
Чехословаки отмечают 1 мая 1918 года в Ртищево, Саратовская губерния

14 мая 1918 года в Челябинске встретились эшелон чехословаков и эшелон бывших пленных венгров, отпущенных большевиками по условиям Брестского договора. В те времена между чехами и словаками с одной стороны, и венграми с другой, были сильнейшие национальные антипатии.
В итоге — брошенной из венгерского эшелона чугунной ножкой от печки был тяжело ранен чешский солдат Франтишек Духачек. В ответ чехословаки линчевали виновного, по их мнению, военнопленного — венгра или чеха Иогана Малика. Ему были нанесены несколько штыковых ударов в грудь и шею. А большевистские власти Челябинска на следующий день арестовали нескольких чехословаков.

17 мая 1918 года чехословаки силой освободили товарищей, разоружив красногвардейцев, и захватили городской арсенал (2.800 винтовок и артиллерийскую батарею). После этого они, разгромив брошенные против них силы Красной гвардии, заняли ещё несколько городов, свергнув в них советскую власть.
24 мая 1918 года Троцкий издает приказ:
«Каждый чехословак, замеченный на железной дороге с оружием, должен быть расстрелян на месте. Каждый эшелон, в котором окажется хотя бы один вооруженный, должен быть выброшен из вагонов и заключен в лагерь для военнопленных»
Листовка Воззвание Народного комиссара по военным делам Л. Д. Троцкого о первоначальном договоре с чехословаками и о его нарушении, о разоружении чехословаков.

Народный комиссар Л.Д.Троцкий. 1918 г.

23 мая 1918 съезд ЧСК в Челябинске постановил не сдавать оружия и пробиваться к Владивостоку.

Народная рада Екатеринбург 1918

Пока съезд решал проблемы чехословацкого войска в России, и его делегаты пребывали в оптимистическом настроении, Л. Д. Троцкий нанес очередной удар. В ночь с 20 на 21 мая в Москве чекистами были арестованы руководители Отделения Чехословацкого национального совета П. Макса и Б. Чермак. Они были отправлены в тюрьму, где им было объявлено, что они задержаны как заложники за бунт их частей в Челябинске, и они будут оставаться в тюрьме до тех пор, пока чехословацкие части не будет разоружены. Затем в тюрьме объявились два чехословацких коммуниста А. Муна и Ф. Кнофличек с приготовленным текстом телеграммы и предложили П. Максе подписать ее. П. Макса потребовал телефонного разговора с Л. Д. Троцким. Народный комиссар представил все дело так, что чехословаки предприняли антибольшевистское выступление, захватили Челябинск и свергли местный совет. Л. Д. Троцкий возлагал всю ответственность за инцидент на Отделение Национального совета и грозил его руководителям судом и расстрелом. Не зная правды и подвергаясь суровому нажиму, П. Макса и Б. Чермак подписали телеграмму, а П. Макса приложил бывшую у него с собой печать:
Начальникам всех чехословацких эшелонов, делегатам предсъездовой конференции частей в Челябинске
Вследствие конфликта, происшедшего между чехословацкими частями и местными органами советской власти, чтобы избежать в будущем подобных случаев, Чехословацкий национальный совет приказывает всем чехословацким эшелонам, безусловно, сдать все оружие представителям советской власти.
Ответственность за безопасность чехословаков ложится на органы Российской Федеративной Советской Республики. Каждый, кто откажется выполнить этот приказ, будет объявлен вне закона, и с ним будут поступать как с мятежником.
Москва. 21 мая 1918 г.
Прокоп Макса, Б. Чермак
Начальник оперативного отдела наркомвоена Аралов

Члены Чехословацкого национального совета, арестованные в Москве.

Мятеж начался после нападения отрядов местной Красной Гвардии на чешские эшелоны 25 мая у ст. Марьяновка, 26 мая в Иркутске и 27 мая в Златоусте.
"28 мая на станцию Пензы, где стоял чешский эшелон, подошел красноармейский отряд, командир которого потребовал у начальника эшелона сдать оружие. В ответ легионеры открыли огонь, уложив на месте несколько десятков красных бойцов. Преследуемые легионерами, красноармейцы устремились назад, в город. Появление легионеров на улицах Пензы послужило сигналом к восстанию населения, которому чехословаки раздали отобранные у сдавшихся красноармейцев винтовки. Завязались уличные бои. Сильное сопротивление оказали латышские стрелки. Сражение по всему городу продолжалось, не затихая ни на минуту, почти двое суток. 31 мая, потеряв больше половины убитыми, латышские отряды отступили за город".
Бойцы 5-го полка Чехословацкого корпуса на захваченном ими вокзале в Пензе. Май, 1918 г.

Бронеавтомобиль "Грозный", 1 чешский полк в Пензе, 28.05.1918.



Пенза 28.05.1918

Чехословацкие легионеры в Пензе

Солдаты Пензенской группы Чехословацкого корпуса рассматривают захваченный вымпел красного отряда.

В конце мая 1918 года военно-политическая ситуация на Урале и в Сибири коренным образом поменялась в результате антибольшевистского выступления чехословацкого корпуса. В рядах корпуса, эшелоны которого располагались на Транссибирской железнодорожной магистрали, насчитывалось около 35 тысяч человек. По данным обер-квартирмейстера штаба корпуса подполковника В.Клецанды, Пензенская группа поручика С.Чечека насчитывала 8 тысяч штыков, Челябинская группа подполковника С. Н. Войцеховского — 8,8 тысяч штыков, Мариинская группа капитана Р.Гайды — до 4,5 тысяч, и Владивостокская группа генерал-майора М. К. Дитерихса — 14 тысяч.
Станислав Чечек (чеш. Stanislav Čeček, 13 ноября 1886 — 29 мая 1930, Ческе-Будеёвице) — чехословацкий генерал, участник гражданской войны в России.Станислав Чечек (13.11.1886 – 29.5.1930) – чешский военачальник, один из командиров Отдельного Чехословацкого корпуса в России, генерал-майор (2.9.1918). В 1904 г. закончил торговое училище и был призван на действительную службу в австрийскую армию, где прошел подготовку на курсах офицеров запаса. С 1911 г. работал бухгалтером в московском отделении чешской фирмы «Laurin & Klemеnt» (с 1925 г. - автоконцерн «Шкода»). После начала Первой мировой войны отказался возвращаться на родину и в августе 1914 г. вступил добровольцем в Чехословацкую дружину. Участвовал в боях под Зборовом и Бахмачем, где командовал ротой. Проявил организаторские и командирские способности. За мужество и умелое руководство был награжден Георгиевским крестом.Во время мятежа чехословацкого корпуса (май 1918) принял командование эшелонами, сосредоточенными в районе Пензы.

Сергей Николаевич Войцеховский (16 октября 1883, Витебск — 7 апреля 1951, Иркутская область) — российский и чехословацкий военачальник, генерал-майор и один из руководителей Белого движения в Сибири. Участник Великого Сибирского Ледяного похода.



---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Антракт
1 мая 1921 был зачислен на службу в чехословацкую армию. С сентября 1921 — командир 24-й пешей бригады. С февраля 1922 — заместитель командующего войсками Подкарпатского военного округа в Ужгороде. С 1924 — командир 9-й пешей дивизии в Трнаве. С 1927 — начальник Земского военного управления (военного округа) в Брно. С 1935 — начальник Земского военного управления в Праге. 30 декабря 1929 был произведён в чин генерала армии.
В сентябре-октябре 1938 командовал 1-й чехословацкой армией. Во время Мюнхенского кризиса 1938 занял активную антикапитулянтскую позицию (в это время одним из сторонников капитуляции был генерал Ян Сыровый), за что в апреле 1939 был отправлен в отставку. В 1939—1943 был членом Русского общевоинского союза (РОВС). В 1939 после германской оккупации Чехословакии создал и возглавил подпольную организацию Obrana národa («Защита народа»), был под надзором гестапо, входил в подпольное Чехословацкое правительство, где занимал пост военного министра.
До мая 1945 проживал в Праге. 12 мая 1945 был арестован советской контрразведкой «СМЕРШ» и с 30 мая 1945 содержался в Москве в Бутырской тюрьме. Осуждён 15 сентября 1945 Особым совещанием при НКВД СССР по обвинению в участии «антисоветской организации „Русский общевоинский союз“, которая ставила своей целью вооруженное свержение советской власти и организацию террористических актов против руководителей ВКП(б) и советского правительства» к 10 годам заключения. До марта 1946 содержался в Бутырской тюрьме, с 1946 — в Унженском лагере (станция Сухобезводная Горьковской железной дороги), с 25 мая 1949 — в Особом лагере № 7 Озерлага МВД СССР (город Тайшет Иркутской области). Из-за слабого здоровья и преклонного возраста квалифицировался как инвалид, работал санитаром лагерной больницы.
Умер в лагере 7 апреля 1951 года от «туберкулеза легких и истощения»[1]. Похоронен на кладбище Центральной больницы № 1 Озерного лагеря вблизи села Шевченко Тайшетского района Иркутской области. Место захоронения не обнаружено.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Командующий Радола Гайда.

Михаил Константинович Дитерихс (5 (17) апреля 1874 — 9 сентября 1937) — русский военачальник. Участник Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войны. Один из руководителей Белого движения в Сибири и на Дальнем Востоке. Правитель Приамурского земского края в 1922 году.

Командир Чехословацкого армейского корпуса генерал Я. Сыровы (справа), генерал М.К. Дитерихс (в центре) с адъютантом капитаном Свободой (слева). 1918 г.

Чехи в Нязепетровске (конец мая 1918)

25 мая в 3 часа пополудни отряды красных интернационалистов напали на два эшелона 6-го полка на станции Марьяновка. Бой продолжался около сорока минут.
--------------------------------------------------------------------------------------------------
Антракт. №2
Тяжелые бои шли в районе Исилькуля-Марьяновки. Несмотря на большие потери со стороны красногвардейцев Марьяновка осталась за ними, чехословаки отступили к Исилькулю. Противники заключили перемирие до четвертого июня, но было ясно - это лишь передышка, каждая сторона стремилась использовать ее для наращивания силы.Город и его окрестности были объявлены на военном положении.
Мобилизация в Омском, Тарском и Тюкалинском уездах провалилась. Несмотря на заклинания о необходимости спасения революции крестьяне, а это были, в основном, вчерашние фронтовики, не хотели снова брать в руки винтовки. Рабочие Омска, надежда и опора советской власти, также не спешили записываться в Красную гвардию. По воспоминанию председателя Военно-революционного штаба В.М. Косарева, «...нам удалось собрать тысячи полторы бойцов, притом часть их пришлось направить на станцию Татарская» против Новониколаевской группировки чехословаков.

Правда, по распоряжению из Москвы на помощь красному Омску прибыли отряды рабочих с Урала, из Тюмени и Перми. Прибавим к ним сотни красных мадьяров (венгров), стойко сражавшихся за советскую власть, большинство их ушло на Восточный фронт. Таким образом, на Западном фронте шестого июня подступы к Марьяновке защищали примерно две с половиной тысячи человек, которым противостояли теперь уже шесть тысяч легионеров, постоянно прибывавших в Исилькуль с запада. (А.Д. Колесников. Подвиг защитников Омска, с. 31).
Дело в том, что в ночь на 31 мая казаки под руководством войскового старшины В.И. Волкова свергли советскую власть в Петропавловске, после чего эшелоны первой чехословацкой дивизии смогли прийти на помощь ротам шестого полка второй дивизии, уже выдержавшим бой 25 мая. В подчинение командования шестого полка поступил партизанский отряд Б.В. Анненкова, пришедший в Исилькуль от станицы Степной. «Наши конные прикрывали фланги чешской пехоты», - говорил позднее Анненков. Его отряд к тому времени с нескольких десятков увеличился до двухсот человек (В.А. Шулдяков. Гибель Сибирского казачьего войска. 1917-20 гг., с. 78). Во время перемирия чехословаки укрепляли подступы к Исилькулю, авиационная разведка красных доложила штабу о появившихся перед станцией линии окопов. А красногвардейцы укрепляли Марьяновку. А вооружение все прибывало, ведь Омск, как центр военного округа, имел богатый арсенал (пороховые). На станции выгружали пушки, с железнодорожной платформы осторожно скатили бронеавтомобиль, вся Марьяновка сбежалась посмотреть на чудо военной техники.
Богатые люди сочувствовали, конечно, чехам и казакам. В эти тревожные дни красногвардейцы провели обыски в имениях Подковыровых (Овцевод) и Федорова (Курземе), последнего арестовали и содержали в омской тюрьме по наговору его батраков-латышей, задумавших строить на базе имения своего хозяина коммуну. Латыши стали ярыми сторонниками советской власти и во время боев вели разведку в пользу красных.
Латыши-коммунары и богачи-частновладельцы - это две крайние противоположности, большинство же местных жителей смотрели на события со стороны, выжидали, не спешили ввязываться в бойню. Были также люди, готовые служить нашим и вашим. Один из них, Яков Клименко, заведующий колмыковской мельницей, весной 1918 года считался активистом советской власти и помогал латышам разорять имение Федорова, после поражения красных водил дружбу с чешским марьяновским комендантом, ездил с ним на охоту, в 20-м году, после восстановления советской власти, стал управляющим имения своих бывших хозяев.
Четвертого июня после окончания срока перемирия противостояние продолжилось. Накануне красногвардейцы провели глубокую разведку. 15 кавалеристов из эскадрона Савченко под командой Гурова завели лошадей в теплушки, впереди паровоза на платформе установили пушку, и короткий состав двинулся по Петропавловской ветке. Не доезжая станции Исилькуль, разведчики столкнулись с заставой чехов и казаков. Конники Гурова выводили лошадей из вагонов, орудие с платформы открыло огонь шрапнелью, в ответ из леса начала бить чешская пушка, один снаряд угодил в платформу, опрокинув орудие и перебив прислугу, двое всадников свалились с лошадей. Состав начал пятиться назад, вслед за ним отступали конники, но сестра милосердия потребовала, чтоб они вернулись и забрали раненых. В это время белые уже заходили с флангов, красные конники возвращались к своим карьером с шашками наголо, помогла сухая канава вдоль путей, поэтому пули свистели над их головами. Раненых спасли.
На следующий день посланная в разведку на бронепоезде третья рота была обстреляна из орудий возле разъезда Татьяновка, ранены санитар и сестра милосердия. Чехи и казаки вышли к станице Курганской, за широкой Камышловской долиной офицеры в бинокли рассматривали позицию красных.

Решающее сражение произошло на следующий день. Звездов вспоминал, как утром к нему в вагон вбежал красногвардеец и доложил, что противник наступает с тыла. Заскочив на крышу вагона, командир увидел подходящую со стороны Омска колонну. Артиллерийским и пулеметным огнем атаку отбили. Г.Х. Эйхе, опираясь на источники с той стороны, писал, что «общее наступление возобновилось в 10 часов шестого июня, красногвардейцы встретили наступающих артиллерийским огнем и заставили развернуться в две колонны». Наверное, дело было так. С береговой кромки Камышловской котловины красногвардейцы видели, как наступавшие вдали чехословацкие колонны под обстрелом рассыпались в цепи, над которыми засверкали огоньки, появились облачка дыма - это рвались шрапнельные снаряды, проделывая в цепях бреши, заполнявшиеся на ходу.
Легионеры, подбадриваемые звуками марша, накатывались, чешские пушки били по красногвардейским окопам. Когда расстояние между противниками сократилось до 400-500 метров, заработали пулеметы, с обеих сторон затрещали винтовочные выстрелы, видно было, как пули выбивали фонтанчики пыли. Особенно жестокий бой разгорелся на левом фланге: легионеры пытались прорваться к усовскому лесу, они откатывались и снова наступали, и был момент, когда с винтовками наперевес, с криками «Ура! Ура!», кинулись в атаку, но пушки стали бить картечью, усилился пулеметный и винтовочный огонь, отдельные звуки слились в сплошной гул. И чехословаки дрогнули, а затем стали отползать назад, оставляя убитых и ранены.
Атака следовала за атакой, одна группа чехословаков действовала столь решительно, «что на расстоянии 200 шагов от нашего штаба чуть не захватила пушку, положение спас бронеавтомобиль», - писал Звездов.
А вскоре с правого фланга в штаб позвонили пулеметчики и просили направить к ним броневик, потому что чехи сосредотачивались для атаки: «Скорее бронеавтомобиль, не выдержим!».
Броневик перетаскивают через рельсы на северную сторону, и здесь он остается до конца боя. После обеда натиск легионеров на левом фланге ослаб, а на правом усилился, они захватили мельницу, и красногвардейцы, неся потери, отступили к окопам. Попытки с помощью пушек отбить ее закончились неудачей, чехословаки, понимая, что это важный плацдарм для наступления, держались крепко.
На правом фланге тюменцы, попав под фланговый огонь и неся большие потери, примкнули к мадьярам, которые отстреливались до последнего, потому что знали - их в плен чехи не берут. Третья рота омских красногвардейцев тоже покинула позиции. На самой станции творился ад кромешный. Пули с треском прошивали вагоны, артиллеристы галопом подкатывали пушки прямо на станцию, сбрасывали лафеты с передков и били картечью в упор. «Беспрерывная артиллерийская и ружейная стрельба, разрывы гранат, крики «Ура!» - все смешалось - и получился сплошной ужас», - вспоминал очевидец.
На станции скопилось много раненых, кто не поместился в вагоны санпоезда, сидели на перроне. Когда стало ясно, что Марьяновку не удержать, некоторые составы с запасных путей, подавая гудки, начали самовольно выдвигаться на главный, образовался затор. Хвостовые вагоны поезда с ранеными оказались зажаты на стрелке, и поезд ушел в Омск без них.
Марьяновка была окружена, все смешались, кругом стреляли, красные командиры уже не управляли боем и каждый спасался, как мог. Звездов, Лобков, Петрухо с группой красногвардейцев сумели прорвать кольцо.
Когда Белоусов добрался до штаба (старый вокзал), в нем никого не оказалось, на полу валялись бумажки. К счастью, он столкнулся с Гуровым и обоим удалось выбраться из Марьяновки.
Чехословацкий бронепоезд на станции Марьяновка (рядом с Омском)

------------------------------------------------------------------------
В тот же день чехи при поддержке антибольшевистского подполья захватывают Мариинск. А 26 мая — Челябинск и Новониколаевск.
Узнав о содержании правительственной телеграммы, командир дислоцированного возле Новониколаевска 7-го Татранского стрелкового полка капитан Гайда решил действовать на опережение. В этот же день он встретился с представителями новониколаевского белого подполья, с которыми командование легионеров поддерживало связь, и стал настаивать на немедленном свержении в городе власти большевиков. Под началом Гайды в тот момент было около 500 легионеров, у которых на руках оставалось всего 50 винтовок, но это была единственная сила, которая могла выступить против новониколаевского гарнизона (около тысячи штыков). Если бы красноармейцы забрали у легионеров последнее оружие, то тогда о перевороте не могло быть и речи, потому что силы подпольщиков были ничтожны. Поэтому представители белого сопротивления были вынуждены согласиться с тем, что восстание надо начинать немедленно – на свой страх и риск, без согласования центром (он находился в Томске) и без подготовки. К тому же было известно, что сегодня большевистская верхушка Новониколаевска должна собраться в конце дня в Доме Революции (ныне театр «Красный факел»), чтобы отменить какой-то свой праздник. Внезапным ударом можно было бы обезглавить большевистские военные формирования, и эта мысль грела, потому что давало большие шансы на успех всего предприятия. Вечером заговорщики еще раз встретились, чтобы выработать план действий.
Пулеметная команда Интернационального батальона им. Карла Маркса в Новониколаевске

В номере гостиницы «Метрополь» (часть здания сохранилась до сих пор в месте пересечения современных ул. Коммунистической и ул. Революции) Гайда со своими офицерами, а так же представители новониколаевского подполья – капитан Травин и поручик Лукин, составили список лиц, подлежащих немедленному аресту. Начать решили ровно в полночь 26 мая по сигналу красной ракеты. В качестве опознавательных знаков на рукавах восставших должны быть бело-зеленые повязки.
К полудню 26 мая Новониколаевск был полностью в руках восставших.
Новониколаевск. Перекличка рот 7 полка


Тренировки под Новониколаевском 7 полка





Часть обеспечения 7 роты 7 полка. Новониколаевск

Приезд Гайды на станцию Тайга. Май 1918

Похороны чехословацких легионеров. Челябинск 20 июня 1918 года.

Торжественное открытие памятника 15 сентября 1918 года. В центре - командир Чехословацкого корпуса генерал-майор Ян Сыровы (справа) и Генеральный инспектор всех чехословацких войск в России, бывший командир корпуса генерал-лейтенант В. Н. Шокоров.

Кладбище чехословацких легионеров в Новониколаевске


Tags: Россия, Чехословакия, война, история, фото
Subscribe
Buy for 300 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →